За и против

23 мая 2005, 00:00

Можно ли считать нашу экономику рыночной и эффективной, если половина цен на товары и услуги, по данным Росстата, регулируется государством?

ЗА

Андрей Яковлев (директор института анализа предприятий и рынков ГУ-ВШЭ, эксперт проекта Opec.ru)

Не надо драматизировать ситуацию. Если внимательно посмотреть исходный материал Росстата, а не сводки информационных агентств по этому поводу, то выяснится, что все не столь печально. На самом деле, когда говорится о регулировании цен по 221 позиции из 445, отслеживаемых Росстатом, то речь идет обо всех товарных позициях, по которым какое-либо регулирование - через фиксацию цен (тарифов), ограничение уровня торговой наценки или уровня рентабельности - осуществляется хотя бы в одном субъекте Федерации. При этом на уровне отдельных субъектов РФ максимальная цифра составляет 115 позиций - или чуть более 25% всех позиций, наблюдаемых органами госстатистики. Этот максимум достигнут в Северной Осетии, следом за которой идут Иркутская и Курская области (соответственно, 113 и 100). В большинстве же регионов, включая, Москву, Петербург, а также считающиеся либеральными Новгород, Тверь, Пермь и Томск, в той или иной мере регулируются от 40 до 60 наименований товаров и услуг, что соответствует примерно 10-15% их общего перечня.

Второй момент - каковы наиболее часто регулируемые товарные позиции? Это, прежде всего, медикаменты (19 наименований - включая валидол, аспирин, йод и т.д.), пассажирский транспорт (13), коммунальные услуги, тарифы на электро- и газоснабжение (13), услуги почтовой и телефонной связи (7), ритуальные услуги (4), а также детское питание (3 наименования). Перечень, на мой взгляд, достаточно характерный и вряд ли он представляет собой угрозу для основ рыночной экономики в России.

Сводка самого Росстата содержит наглядные иллюстрации того факта, что за пределами услуг естественных монополий и узкого круга социально значимых товаров регулирование цен не дает никакого эффекта и даже наоборот, лишая производителей и торговые организации стимулов эффективно работать на потребителя, ведет к росту цен. Так, в Кирове, где регулируется торговая наценка на говядину, средняя цена за килограмм говядины в марте составляла 112 руб., а в соседних регионах при свободных ценах - от 92 до 108 рублей. Аналогичная ситуация была в Туле и некоторых других регионах, сохраняющих регулирование цен или торговой наценки на продукты питания.

В итоге если брать реальную ситуацию, подавляющая часть товаров и услуг (85-90%) в большинстве регионов на самом деле реализуется по свободным ценам. Иными словами, несмотря на все несовершенства наших реформ, мы живем в рыночной экономике. Что, правда, не мешает наличию некоторых "заповедных" регионов, руководители которых по-прежнему полагают, что регулирование цен может обеспечить желанную социальную стабильность. Ну, так что ж - если у нас демократия, то должно же где-то быть поле не только для либеральных, но и для "левых" экспериментов.

ПРОТИВ

Ксения Юдаева (старший экономист Центра экономических и финансовых исследований и разработок (ЦЭФИР), эксперт проекта Opec.ru)

Cкорее всего, эта статистика вскрывает только вершину айсберга, и на самом деле, за этим фактом стоят гораздо более сложные процессы. Которые свидетельствуют о том, что в российской экономике существует серьезные искажения по сравнению с менее регулируемой экономикой, а значит, что российская экономика менее эффективна, чем могла быть.

Давайте зададимся вопросом - в каких случаях правительство или региональные власти используют ценовое регулирование? Строго говоря, таких случаев может быть два. Либо им по какой-то причине не нравятся мировые цены, они считают, что те слишком завышены, и власти хотят в своей стране или в своем регионе иметь цену ниже, чем в других странах или в других регионах. Последствием ценового регулирования в таком случае обычно является возникновение дефицита и использования нерыночных методов распределения продукции. Цена не выравнивает спрос и предложение. Спрос по более низкой регулируемой цене всегда выше, чем предложение. Поэтому появляются всевозможные талоны и карточки, которые определяют кто и сколько может купить по регулируемой цене. Примером такого регулирования из современной жизни является ситуация на Украине с регулированием цен на бензин.

Второй случай - это существование монополий, или компаний, у который есть возможность использовать монопольную силу. В нашем случае, это можно себе представить следующим образом: на региональном уровне существует одна компания-производитель или несколько компаний-производителей, которые имеют монопольную силу на рынке, то есть, могут устанавливать более высокую цену, чем та, которая бы устанавливалась рынком с случае более сильной конкуренции продавцов товара. Вполне естественно, что власти могут заботиться об интересах потребителей, и регулировать цены монополий, устанавливая для них потолки цен и ограничивая прибыль, которую такие компании получают. Классическим примером такой ситуации являются естественные монополии, но в принципе, монополии могут существовать и в других секторах.

Большинство товаров, о которых идет речь в отчете Госкомстата, совсем не являются товарами, произведенными в секторах, где можно заподозрить существование естественных монополий. В этом случае, почему компании в этих секторах могут иметь монопольное положение? Скорее всего, мы имеем дело с неким искусственным ограничением конкуренции со стороны тех же самых региональных властей. Каким образом это может работать? Могут быть административные барьеры на вход, разного рода лицензии и сертификаты, или ограничения другого рода, скажем, очень сложная процедура регистрации и так далее. Благодаря наличию этих барьеров на вход, количество компаний, которые занимаются производством или распределением конкретного товара или услуги на рынке региона, ограничено. Поэтому существующие компании могут использовать свое монопольное положение. Это первый вариант. А второй вариант, который, как мне кажется, в России тоже распространен, хотя у меня нет никакой статистики на эту тему - барьеры на ввоз и вывоз продукции не только из-за рубежа, но и из соседних регионов. И наличие таких барьеров, безусловно, увеличивает монопольную силу компаний, работающих непосредственно в этом регионе.

Когда ценовое регулирование возникает из-за того, что ограничен уровень конкуренции в регионе и есть компании, которые могут использовать свою монопольную силу в отношениях с потребителем, то именно потребитель страдает в этой ситуации в первую очередь. Сам Госкомстат говорит о том, что цены на регулируемые товары растут такими же темпами, как и на нерегулируемые, то есть, регулирование не ведет к снижению цен. Это происходит, видимо, из-за сращивания регулятора и регулируемого, и мы возвращаемся к вопросу - а почему эти компании имеют монополию на рынке? Видимо, они каким-то образом договорились об этом с региональными властями, и региональные власти тоже имеют из этого некоторую выгоду. Кроме того, из-за ограничения конкуренции в каких-то регионах, из-за наличия сегментированных рынков, в целом по стране цены выше, чем они бы были при существовании более интегрированного общестранового рынка, и при более высокой конкуренции на региональном уровне.

И, кроме того, если мы имеем дело с компаниями, имеющими монопольную силу, потому что у них есть некоторые договоренности с властями, в результате чего угроза для возникновения конкуренции ограничена, у этих компаний нет стимула снижать издержки и работать более эффективно. И таким образом, на уровне экономики в целом мы имеем дело с неэффективными или с недостаточно эффективными производителями, что приводит к большим потерям в экономической эффективности в стране в целом.

Если говорить о том, какую государственную политику можно было бы предпринять в этом отношении, то речь идет не просто о том, чтобы запретить регионам регулировать цены. Речь идет о комплексе мер, направленных на то, что бы выравнивать условия для конкуренции между компаниями на всех уровнях для того, чтобы было проще создавать новые производства в регионах. С другой стороны, барьеры для межрегиональной торговли нужно снижать и желательно их вообще отменить. Я думаю, что если такая политика будет последовательно осуществляться, то и сама тема регулирования цен со временем будет сходить на нет.