Виновные назначены, расслабьтесь

Максим Рубченко
20 июня 2005, 00:00

Правительство наконец признало, что инфляция в России носит в основном немонетарный характер и дальнейшее зажимание денежной массы большой пользы не принесет. Тем не менее финансовая политика властей не изменится

На прошлой неделе подводились промежуточные итоги финансово-экономического развития России за текущий год. Свои мнения по этому поводу высказали все те, кто определяет российскую финансово-экономическую политику включая президента. Выступая 14 июня на Экономическом форуме в Санкт-Петербурге, Владимир Путин выразил явное недовольство тенденциями, сложившимися в экономике, - торможением экономического роста (по итогам января-мая в пересчете на год рост составит всего 4,2%) на фоне ускоряющейся инфляции (за первые пять месяцев года инфляция достигла 7,3% против 5,3 за аналогичный период 2004 года).

Проблему роста инфляции и замедления экономического роста на своем заседании обсуждало и правительство. Основой этого обсуждения стал совместный доклад Министерства финансов, Минэкономразвития и торговли и Центробанка "Факторы роста инфляции в 2004 году и январе-мае 2005 года. Меры, направленные на снижение темпов роста потребительских цен", содержащий немало интересного. В частности, в нем признается, что "при сложившихся тенденциях оценка уровня инфляции может составить 11-11,5 процентов в 2005 году и 9-9,5 - в 2006-м".

Но, пожалуй, главное в этом документе - заявление, которое можно назвать сенсационным: оказывается, наша инфляция носит в основном немонетарный характер и обусловлена не избытком денег на руках у населения, а ростом тарифов на услуги естественных монополий ("Газпрома", РАО "ЕЭС России", ЖКХ, муниципального транспорта) и цен на продовольствие.

Отметим, что вопрос о характере инфляции в России - отнюдь не теоретический. Ведь именно на основании постулата о монетарном характере инфляции строилась вся денежная политика российских властей в последние годы. Именно "для снижения денежной массы" чиновники Минфина придумали стабилизационный фонд, в который из реального сектора экономики откачиваются миллиарды рублей. О том же, что хроническая слабость российской банковской системы является прямым следствием политики денежно-кредитного сжатия, проводимой Банком России, в последние месяцы не говорил только ленивый. Все это делалось под лозунгом борьбы с монетарной инфляцией, хотя аналитики уже который год твердят, что корреляции между объемом денежной массы и темпами инфляции не наблюдается с конца девяностых годов (см., например, статью "Не злое зло инфляции" в N16).

Кудрин был прав

Радикальной перемене взглядов правительственных экономистов-финансистов можно было бы порадоваться, если бы не одно обстоятельство. В докладе Центробанка, Минфина и МЭРТ подчеркивается, что инфляция приобрела немонетарный характер только в текущем году. Между тем в последние месяцы именно монетарные факторы оказывают все большее влияние на рост цен. "Если подразумевать под монетарной инфляцией только действия правительства по увеличению денег в обращении, то она действительно невелика - избыточной денежной эмиссии со стороны ЦБ или расходования стабилизационного фонда не наблюдается, - говорит директор Центра макроэкономических исследований 'БДО Юникон' Елена Матросова. - Но монетарные факторы инфляции этим не исчерпываются. В частности, правительство проводит поддержку внутреннего совокупного спроса со стороны малоимущего населения за счет разного рода компенсаций, индексаций зарплат и пенсий, монетизаций и других бюджетных расходов. Производитель, видя повышенный спрос на свой товар, просто увеличивает на него цену".

Другими словами, нынешний всплеск инфляции - это прямое следствие бездарно проведенной монетизации льгот и судорожных попыток погасить ее социальные последствия, для чего в начале года в экономику единовременно было вброшено более 100 млрд рублей в виде внеочередного повышения пенсий, социальных проездных и т. п.

Напомним, что министр финансов Алексей Кудрин сам в январе предсказывал, что эти меры "приведут к всплеску инфляции в худшем варианте до 16 процентов за год". Однако сегодня, когда этот прогноз сбывается, глава Минфина почему-то вместо вполне законного "вас ведь предупреждали" предпочитает фактически перекладывать всю ответственность за рост цен на коллег - министра промышленности и энергетики Виктора Христенко (которому подведомственны и РАО "ЕЭС России", и "Газпром", и вся Федеральная тарифная служба) и министра сельского хозяйства Алексея Гордеева, который отвечает за ситуацию на продуктовом рынке.

Столь странное поведение главного финансиста страны можно объяснить двумя причинами. Во-первых, он не хочет напоминать правительству и общественности, что именно Минфин превратил вполне здравое начинание - монетизацию льгот - в очередную кампанию по повышению доходов федерального бюджета, скинув на бюджеты местные и региональные расходные обязательства на 400 млрд рублей, не подкрепленных источниками доходов (при этом федеральный бюджет только за счет перераспределения льгот получил почти 40 млрд рублей дополнительных доходов). Что, собственно, и вызвало необходимость дополнительных денежных вливаний в социальную сферу и подтолкнуло рост инфляции.

Во-вторых, бурная реакция президента Путина на разговоры энергетиков об увеличении тарифов после московской аварии сделала тарифы на услуги естественных монополий едва ли не главной причиной всех наших бед и несчастий. И министры-финансисты с удовольствием положили этот тезис в основу своего доклада.

Сделайте нам предложение

Подчеркнем, что мы отнюдь не утверждаем, будто тарифные аппетиты естественных монополий не надо ограничивать. Просто не хочется, чтобы вся борьба с инфляцией свелась лишь к ограничению тарифов на газ и электричество. А судя по всему, дело идет именно к этому. Во всяком случае, рассказывая журналистам 14 июня о планах правительства по сдерживанию роста цен, Алексей Кудрин упомянул только о предполагаемом сокращении в полтора-два раза темпа роста тарифов на услуги естественных монополий в 2006 году.

Тем временем в том самом докладе "Факторы роста инфляции..." для ограничения роста цен предложен целый ряд вполне разумных мер. В частности, для сдерживания цен на нефтепродукты предлагается зафиксировать акциз на бензин и дизельное топливо, а еще предлагается стимулировать добычу и переработку нефти, в том числе и за счет сокращения налогового бремени. Чтобы снизить вклад продовольственных цен в общий уровень инфляции, предлагалось поддерживать агропромышленное производство - как через налоговые механизмы, так и путем кредитования аграрников в счет будущих урожаев. Однако, судя по отчетам, на заседании правительства 16 июня эти меры то ли вовсе не обсуждались, то ли не нашли понимания. Зато правительство в очередной раз заявило о неприкосновенности стабфонда.

Напрашивается вывод: хотя взгляды правительства на природу российской инфляции и изменились, никаких кардинальных перемен в финансовой политике не предвидится. Поэтому с уверенностью можно прогнозировать, что в ближайшие месяцы, когда будет нивелирован эффект от "социальных" вливаний в экономику, темпы инфляции несколько снизятся, однако в годовом исчислении вряд ли они будут ниже прошлогодних 10-12%. Никаких оснований для большего замедления роста цен просто нет.

"Нашим денежным властям надо понять, что сегодня необходима адекватная поддержка товарного предложения - ослабление налоговой нагрузки, облегченный механизм деятельности малого и среднего бизнеса, снижение административных и других барьеров для бизнеса, - говорит Елена Матросова. - То есть бороться с инфляцией можно только одним способом - увеличивая товарное предложение. Все остальное - тупиковые решения, они лишь ухудшают ситуацию с инфляцией".