О веселом саморазоблачении

Александр Привалов
20 июня 2005, 00:00

Оно и раньше бывало: один ли, другой большой начальник вдруг встанет и расскажет публике, как скверно он работает. Никаких оргвыводов за таким рассказом не следовало, и публика, сказав "тьфу ты!", возвращалась к своим привычным занятиям. Но на прошлой неделе исповеди хлынули потоком.

Сначала вывалился на поверхность раздор между военными прокурорами и просто военными. Что их шефы плохо ладят, нам демонстрируют уже месяц, но тут сгоряча понаобнародовали цифр, а они производят сильное впечатление. Оказалось, что за вторую неделю июня небоевые потери вооруженных сил составили 46 человек. Но это - экстраординарная неделя, а так за год бывает около тысячи. (В Афганистане, где мы вели весьма серьезную войну, за десять лет погибло 14433 военных, то есть меньше тридцати человек в неделю и меньше полутора тысяч в год.) Комментаторы более всего озаботились второстепенным, на сторонний взгляд, вопросом: кто же это так активно наезжает на одного из вероятных преемников Путина, министра обороны Иванова? О самих же потерях почти и не говорили: и правда - что уж тут скажешь.

Затем в прессу слили только что посланный президенту доклад полпреда Козака о положении дел в Южном федеральном округе. Доклад мрачный: как мудро заметил "МК", "Борис Абрамыч просто отдыхает". Властвующие в южных регионах "кланово-корпоративные объединения" работают только на себя. Бюджеты разворовываются, суды подвергаются "беспрепятственному воздействию", правоохранители неэффективны. Произвол властей порождает социальную апатию, в половине регионов округа у власти отрицательный рейтинг. Полпред прогнозирует резкий рост экстремизма и радикализма и констатирует возможность появления "макрорегиона нестабильности", охватывающего все северокавказские республики и часть Ставрополья.

Надо признать, что момент для слива выбран ловко: только что автором доклада, так жестко оценивающим местные верхушки, вновь назначен ингушский и защищен от натиска населения карачаево-черкесский начальник. Эффект. Впрочем, Козака этот эффект должен скорее радовать: придя на округ только после бесланской трагедии, полпред президента и не мог еще поменять ситуацию. Он мог разве что в ней разобраться - и вот написал доклад. Отмываясь от утечки, зам Козака Починок напористо рассказывал, что в докладе предложен не упомянутый в сливе комплекс мер, которые могут дать заметные результаты "еще до конца года". Верить ли этим посулам - отдельный вопрос, но факт налицо: люди не просто констатируют полный развал на своем участке фронта, но намечают контрмеры и вообще хоть стараются. Равным образом и министр Иванов, хотя и признает предельную напряженность ситуации в своей сфере, но при этом говорит о принимаемых мерах, о наметившемся переломе тенденции - и вообще никоим образом не веселится.

А что, в подобных случаях можно веселиться? Можно - и это продемонстрировал министр экономического развития Греф, выйдя к журналистам после самой поразительной исповеди недели. Исповедь произошла на заседании кабинета, где министр наговорил много не то чтобы нового, но в его устах крайне интересного. Говоря об инфраструктурных реформах - образования и здравоохранения, - он предложил "либо увеличивать составляющую финансирования (ей-богу, так и сказал!) такого рода перспективных вещей, либо просто-напросто не начинать эти реформы". Согласитесь, для человека, считающего основным, если не единственным смыслом своей деятельности именно структурные реформы (да при том, что миллиардам, пылящимся в разного рода закромах родины, давно потерян счет), это - очень сильное заявление. Но оно было не единственным. Кроме того, Греф заявил, что добыча нефти в этом году будет меньше, чем ожидалось: снизил добычу ЮКОС ("в силу известных обстоятельств") и не развивается трубопроводная система. Что инфляция за первые пять месяцев на треть выше, чем в прошлом году. Что экономический рост за год "при сохранении негативной тенденции снижения темпов" будет не выше пяти-пяти с половиной процентов. Что нарастает угроза разрыва между растущими социальными обязательствами государства и падающими темпами роста...

Рассказанное министром, в сущности, очень грустно. Ведь что он рассказал? Что экономическая политика обанкротилась. Все без исключения факторы снижения темпов, а равно и ускорения инфляции - и названные Грефом, и не названные - суть прямой результат действий и бездействия власти. Кто создал "известные обстоятельства"? Кто не строил нефтепроводов сам и не давал другим? Кто так удачно (в инфляционном смысле) провел монетизацию льгот? Греф говорит: если бы структура расходов бюджета была иной, и большая их часть приходилась на науку и на инвестиции, то инфляция была бы ниже, а рост ВВП выше - кто мешает об этом не только говорить?

И вот после такого саморазоблачения выходит министр на пресс-конференцию с замечательно довольным видом. Сидящий рядом Кудрин хоть выглядит озабоченным, а Греф так и сияет. Его спрашивают: какие именно реформы вы хотите остановить? Он отвечает: "Могу перечислить... А могу не перечислять..." - и дарит собравшихся томной улыбкой любимца публики.

Тут одно из двух. Возможно, они с Кудриным искренне считают себя такими же незаменимыми, как ингушский Зязиков или дагестанский Магомедов, - и тогда это веселье есть сущий нарциссизм, логической комментации не поддающийся. Но может быть, все ровно наоборот: они решились на последний бой. Они разом выкладывают на стол всю пиковую масть, как бы говоря президенту: вот они, твои силовики, вот он, твой премьер. Из-за них не растет внутреннее предложение, а внутренний спрос разгонять мы без него не дадим - ты сам приказал. Воля ваша, так было бы много интереснее, хотя я и сам понимаю, что эта гипотеза очень уж мало опирается на реальность - в отличие от первого, так и бьющего в глаза объяснения.

И все-таки занятно: три гигантских узла проблем выплыли за одну неделю на публичное обозрение. И все три - ну, пусть две с половиной - из-за внутривластных интриг. Не подсиживали бы друг друга - черта бы лысого нам рассказали.