Приговор по нераскрытому делу

Политика
Москва, 15.08.2005
«Эксперт» №29-30 (476)
"Дело Ходорковского" дало уникальную возможность судить о качестве российского правосудия - и увидеть вешки, за которые оно не решается выходить

Слушания в Мещанском суде по делу Ходорковского--Лебедева--Крайнова прошли, приговор вынесен, но разбираться в ходе и результатах процесса желающих почти не нашлось. Публика, включая и бизнес-сообщество, не заинтересовалась деталями. А зачем они нужны? Два набора восклицаний: "Слава власти за то, что вор наконец сидит в тюрьме!" и "Позор власти за политическую расправу над честным предпринимателем!" - вполне можно было сложить и не вдаваясь в подробности.

Политикам-то и этих выкриков - за глаза. Но у людей, живущих "на земле", у предпринимателей и менеджеров, не могло не возникнуть множества вопросов, криком не разрешаемых. И главный из этих вопросов - качество российского суда. Для сотен тысяч, если не миллионов людей этот вопрос важен практически: их повседневная работа и успех прямо зависят от того, насколько точно они оценивают возможности отечественного правосудия, его сильные и слабые стороны. Вот этим-то практическим людям и следует присмотреться к делу Ходорковского - такой шанс едва ли в скором времени повторится.

Давайте же попробуем использовать этот шанс, оставив в стороне то, из чего разговоры о "деле ЮКОСа" состоят на девяносто процентов - политическую подоплёку. Даже об избирательности правосудия, обеспечивающей почти все оставшиеся десять, постараемся вспоминать пореже. Поговорим о процессе как таковом - вы убедитесь, что он очень стоит разговора.

Правоохранение De Luxe

Уникальность шанса прежде всего в том, что российская правоохранительная система в этом деле предстаёт в самой лучшей своей форме. Власть устами помощника президента Игоря Шувалова признала, что "дело ЮКОСа" велось как показательное. Дело Ходорковского - самая публичная часть "дела ЮКОСа", а значит, оно должно было стать показательным вдвойне: не просто дать урок, но и дать его образцово. Поэтому можно не сомневаться, что прокуратура отрядила в обвинение своих лучших людей, а вести процесс было поручено одному из лучших судей. Поэтому же легко предположить, что на этом процессе суд был идеально ограждён как от попыток подкупа, так и от административного давления откуда бы то ни было, кроме самого верха.

Если в рассматриваемых эпизодах дела и есть чья-то вина, что вовсе не очевидно, то обвинением не доказано, что виновны именно подсудимые

Это сказалось. Не припомнить другого дела, для которого прокуратура выполнила бы такой гигантский объём работы; отчасти он виден в эпизодах, предъявленных подсудимым, но лишь отчасти - очевидно, на порядок большую массу материала пришлось перелопатить, чтобы эти эпизоды отобрать. Да и суд, похоже, был объективен на пределе своих возможностей. Статистики нет, но не у меня одного сложилось впечатление, что суд и подыгрывал обвинителю, и "бортовал" защиту всё-таки в меньшей степени, чем это в обычае на рядовых процессах, где столь же очевиден государственный интерес (адвокат Падва, конечно, утверждает прямо обратное; правильно делает: то, что с другими обходятся ещё хуже, - не основание промолчать).

Уникален этот процесс и ещё в одном

У партнеров

    «Эксперт»
    №29-30 (476) 15 августа 2005
    Назначение Шанцева
    Содержание:
    До свиданья, Москва!

    Решение назначить московского вице-мэра Валерия Шанцева нижегородским губернатором - знак больших перемен. Причем не только в Нижнем Новгороде, но и в Москве

    Разное
    Экономика и финансы
    Наука и технологии
    На улице Правды
    Наука и технологии
    Реклама