Подземная давка

15 августа 2005, 00:00

Первый вице-президент Роcсийской академии архитектуры и строительных наук (РААСН), директор НИИ оснований и подземных сооружений им. Н. М. Герсеванова (НИИОСП) Вячеслав Ильичев рассказывает о том, как делать яму под театром.

Ни одно крупное строительство, хоть сколько-нибудь потревожившее московские недра, не обошлось без участия НИИОСП. Ильичев был официальным научным руководителем строительства подземной части торгового комплекса на Манежной площади. В НИИОСП и разрабатывали основание храма Христа Спасителя, и консультировали подземную часть Москвы-Сити. Сейчас НИИОСП - субподрядчик института "Курортпроект", который пока по-прежнему является генеральным подрядчиком реконструкции Большого театра.

- Как началось ваше сотрудничество с "Курортпроектом"?

- Ровно год назад я вернулся из командировки, и меня попросили приехать в "Курортпроект", чтобы помочь им разобраться с подземными помещениями. Затем мы получили официальный заказ.

- Параметры этих подземных помещений уже были заданы?

- Параметры были заданы только в одном месте - под сценической коробкой, где по проекту должна располагаться машина, которая управляет сценой, снимает декорации, прячет их под землю, уводит в сторону, подводит новые декорации и поднимает их наверх. Эта подземная коробка должна иметь глубину двадцать метров. Потом оказалось, что кроме ямы под сценой им нужно еще пространство. Архитекторы говорят: мы откопаем все до самого низа и ни пяди земли не отдадим, нам это все очень надо для гримерных, раздевалок, буфетов. Будет одно подземное пространство в районе сцены, другое - под площадью. По бокам театра тоже будут такие подземные пространства, которые соединят то и другое. Под зрительным залом мы не делаем ничего.

- То есть вы выкопаете в противоположных концах театра две ямы?

- В том-то и дело, что просто выкопать там нельзя. Все это находится в водонасыщенной пойме Неглинки, грунты там слабые. Представьте, что под сценической коробкой возникает пространство глубиной двадцать метров. Подошва основания будущего подземного помещения попадает на глину, под которой лежит твердая известняковая плита. Значит, эта часть практически не будет иметь осадок. Ну полмиллиметра-миллиметр за несколько лет. А вот основная часть, с позолотой и прочей красотой, имеет осадку один-два миллиметра в год. Если одна часть будет стоять на месте, а другая будет иметь хотя бы миллиметр в год, то через десять лет разность осадок между этими частями будет один сантиметр. Когда будет один сантиметр, эта часть просто оторвется. Поэтому надо и ту и другую части усиливать. Мы и решаем, что все здание нужно опереть на известняковую плиту. Для этого мы подводим под фундамент так называемые задавливаемые сваи. Мы подкапываемся под существующую конструкцию из подвала. Подходим к каждому фундаменту, оголяем его и срезаем, грубо говоря, под подошву. Подошву же укрепляем - делаем там железобетонный ростверк. На ростверк ставим такое устройство - метровый кусок трубы, закрытой внизу. Упираемся домкратом в здание, давим, и кусок трубы уходит вниз. Мы привариваем к трубе второй кусок и опять давим, пока не доходим до известняка. И вот так мы каждую сваю давим. И на каждую в журнале есть запись: "Кончили давить при такой-то нагрузке". Это означает, что сто процентов несущих конструкций у нас проконтролировано. Ста процентов нигде нет, ни в одном методе, кроме этого. Затем сваю соединяем с ростверком, потом вынимаем домкрат, и уже железки берут на себя нагрузку. Потом монолитим известняк, делаем единый низ. Так кусочек за кусочком одновременно в разных местах ставим здание на "ноги", а "ноги" - на твердое основание.

- Но Неглинка ведь от этого не перестает влиять на подземную ситуацию?

- Ради гидроизоляции мы окружаем здание утопленными в грунт стенами, которые перерезают слой глины. Вокруг театра получается такая "кастрюля", дном которой является глина. Естественная глина не пропускает воду. Если будет какое-нибудь окошко в ней, мы сделаем против воды замок. И вот когда мы пересадили здание на сваи, когда мы сделали "кастрюлю", мы можем выкачивать воду. И только затем откапывать грунт для подземных помещений.

- Стены театра в их нынешнем состоянии выдержат эту процедуру?

- Во время производства работ при правильном соблюдении всех регламентов осадка самого театра из-за задавливания свай будет несколько миллиметров, до сантиметра. Но стены ведь обязательно будут укрепляться. И мы рекомендуем поручить нам укрепление вертикальных частей, чтобы мы знали, какие силы гуляют в здании.

- Этот метод специально придуман для реконструкции существующих зданий?

- Да, он был впервые применен в середине прошлого века, даже в первой половине, в Соединенных Штатах, когда нужно было завести линию метро под дома. И вот точно так же вокруг линий метро много домов было пересажено на эти вдавленные сваи и выкопано подземное пространство. Там в эту подземную пустоту запустили метрополитен. А здесь в эту пустоту запустили театр. С инженерной точки зрения разницы никакой. У нас задавливаемые сваи начали применяться с середины прошлого века, где-то после войны. Часть зданий над Лефортовским тоннелем Третьего кольца стоит на таких сваях.

- Когда вы собирались приступить к работам?

- По идее они должны начаться в ближайший месяц-два. Но это подрядчик решает. Это, как, кстати сказать, и деньги, - не наше дело. Для нас главная последовательность ясна: первое - задавить сваи. Второе - сделать "кастрюлю". И потом откапывать яму для подземного помещения.

- Вы детально знакомились с архитектурным проектом? Что вы о нем думаете?

- Ну, я его видел, конечно. Но он нам не нужен. Мы предоставили архитекторам гарантию - мы посадим все здание на один геологический слой и тем самым сделаем осадки равномерными. Это, в свою очередь, гарантия того, что капремонт не потребуется долгие годы. А вообще архитектура - не наша специальность, мы в это дело не влезаем.