Взрослое решение

Новый Северо-Европейский газопровод должен решить главную экспортную проблему "Газпрома" - его зависимость от стран, через которые российский газ транзитом идет в Западную Европу

Полторы недели назад главы трех крупнейших энергетических концернов Европы - "Газпрома", BASF и E.ON - Алексей Миллер, Юргенхам Брехт и Вульф Бернотад подписали в Берлине соглашение об условиях реализации проекта строительства Северо-Европейского газопровода (СЕГ), трасса которого пройдет по дну Балтийского моря.

Свершилось! "Газпром" начал, наконец, самостоятельно, ни на кого не оглядываясь, конфигурировать экспортный рынок газа. Страны, через которые транспортируется российский газ, занервничали. Так, президент Польши Александр Квасьневский крайне резко высказался по поводу СЕГ: "Этот проект наносит ущерб Польше и балтийским странам. Если это было сделано целенаправленно - для того чтобы обойти эти страны, то это еще более неприемлемо". А почему, собственно? Та же Польша, Украина и Белоруссия имеют право диктовать свои условия по транзиту газа через их территории и тем самым ставить под угрозу отношения "Газпрома" с его главными потребителями в Западной Европе. И сколько этот диктат можно терпеть?

Избавление от лишних посредников, вносящих серьезные риски и придающих бизнесу нерыночные отношения, - признак стратегического взросления компании. Без таких принципиальных шагов на любых рынках сбыта, а особенно на европейском газовом, самостоятельным игроком нам не стать.

Семь миллиардов на круг

Подписанное "Газпромом", BASF и E.ON соглашение предусматривает создание совместного предприятия - North Europian Gas Pipeline Company, в котором "Газпрому" будет принадлежать 51%, а BASF и E.ON - по 24,5%. Это СП и займется прокладкой трассы через акваторию Балтийского моря. От бухты Портовая (район города Выборг) до побережья Германии (район города Грайфсвальд) планируется построить две параллельные нитки газопровода протяженностью около 1189 км каждая. Общая пропускная способность СЕГ составит 55 млрд кубометров в год. В проекте предусмотрено строительство морских газоотводов для подачи газа потребителям Швеции и Калининградской области. Первая нитка Северо-Европейского газопровода (мощностью в 27,5 млрд кубометров) будет введена в эксплуатацию уже в 2010 году (весь комплекс изыскательских работ планируется завершить к концу этого года). Сооружение первой очереди подводной магистрали обойдется примерно 2,5 млрд долларов.

Для соединения СЕГ с Единой системой газоснабжения России сам "Газпром" протянет новую ветку - Грязовец-Выборг, которая пройдет по территории Вологодской и Ленинградской областей. Ввод в строй этого газопровода (протяженностью свыше 900 км), по-видимому, будет стоить 2 млрд долларов, если исходить из сметы последних трубопроводных проектов "Газпрома".

В качестве опорной сырьевой базы для поставок газа по Северо-Европейскому газопроводу определено Южно-Русское месторождение природного газа. Оно расположено в Красноселькупском районе Ямало-Ненецкого автономного округа. Его запасы оцениваются более чем в триллион кубометров, из них доказанных - 80%. Лицензией на геологическое изучение и разработку месторождения владеет одна из стопроцентных "дочек" "Газпрома". Предполагается, что с выходом месторождения на проектную мощность будет добываться около 25 млрд кубометров газа в год. То есть первая очередь СЕГ будет загружена полностью и намного лет вперед только за счет Южно-Русского месторождения. Требуемые для его разработки инвестиции оцениваются в 1,2-1,3 млрд долларов.

В отдаленной перспективе предполагается использовать в качестве дополнительного сырья для реализации проекта СЕГ месторождения полуострова Ямал, Обско-Тазовской губы и Штокмановское.

Суммарные инвестиции в транспортную инфраструктуру и разработку месторождения в рамках проекта СЕГ на первом этапе составят 6,2-6,8 млрд долларов. Деньги огромные даже для "Газпрома". Неудивительно, что монополия решила привлечь к таким вложениям крупных потребителей газа в Западной Европе, а заодно и разделить с ними риски.

Ты мне, я тебе

Может показаться, что "Газпром" слишком многим решил поделиться с германскими концернами. Ведь когда строился "Голубой поток" (газопровод в Турцию), монополия оставила за собой контроль над подводной частью трубы. А в случае с Северо-Европейским газопроводом "Газпрому" придется отдавать фактически половину прибыли от транзитных платежей. Пока еще неизвестно, каким будет тариф компании-оператора North Europian Gas Pipeline Company за прокачку газа по СЕГ. Сейчас, пользуясь действующими транзитными системами других стран, "Газпром", по нашим оценкам, вынужден платить в среднем около 25 долларов за каждую тысячу кубометров экспортируемого газа. Если тариф за прокачку по СЕГ будет назначен по 3 доллара за перекачку на 100 км тысячи кубометров газа, то есть таким же, как сейчас в Западной Европе, "Газпрому" придется платить 36 долларов за каждую тысячу кубометров. Правда, из этих 36 долларов 18 вернутся обратно в карман "Газпрому" как участнику проекта СЕГ. При таком уровне тарифов инвестиции в газопровод окупятся за два-три года (при условии полной загрузки газопровода).

Экономический эффект для "Газпрома" может оказаться куда больше, чем простое снижение уровня транзитных платежей. Скорее всего, немецкие партнеры нашей монополии будут решать все вопросы, связанные с поиском финансирования проекта строительства СЕГ и разработки Южно-Русского месторождения. Видимо, в качестве компенсации "Газпром" пообещал "дочке" BASF - корпорации Wintershall - дать долю в размере 50% минус одна акция в компании, которая будет разрабатывать Южно-Русское месторождение. За это "Газпром" уже смог увеличить свою долю в Wingas - в его совместном предприятии с Wintershall - с 35% до 50% минус одна акция. За долю в одном из крупнейших российских месторождений "Газпром" теперь сможет влиять на бизнес крупного немецкого дистрибутора газа и владельца газотранспортных сетей в Германии. Даже частичный контроль над газораспределительными сетями в Германии, которые "накручивают" к цене газа "на границе" еще 50-100% экспортной цены монополии, может дать "Газпрому" серьезные дополнительные доходы.

Выпрямление соседей

В настоящее время через Украину экспортируется 75% российского газа, и украинцы зачастую злоупотребляют этим (см. подробнее "Конфликт из подземелья" N25 от 4 июля 2005 года). "Газпром" уже неоднократно недосчитывался своего газа, отправленного на экспорт, и имел даже перебои с поставками. Российская газовая монополия ежегодно теряла сотни миллионов долларов из-за банального воровства. Строительство Северо-Европейского трубопровода поможет снять излишнюю транзитную "зависимость" от Украины и сделать это государство более сговорчивым в энергетическом диалоге с Россией.

Экономист лондонского центра Economist Intelligence Unit Николас Редман считает, что "СЕГ может оказаться выгоден России. Благодаря ему 'Газпром' станет меньше платить транзитных сборов третьим странам. С другой стороны, проект выгоден европейцам - он позволит повысить надежность поставок. В случае осложнения ситуации в транзитных странах не будет риска нарушения режима поставок, как это ранее происходило в случае с Украиной и Белоруссией".

С вводом в эксплуатацию СЕГ переговорные позиции "Газпрома" усилятся и в отношении других стран, через которые транспортирует газ Россия. Схемой Северо-Европейского газопровода предусмотрено ответвление на Калининград. Поэтому Польша, Латвия и Эстония лишатся возможности шантажировать нас, отказываясь от поставок газа в Калининградскую область. Кроме того, отпадет надобность поставлять им, как транзитным государствам, газ по заниженным ценам (сейчас это около 90 долларов за 1000 кубометров газа при среднерыночной экспортной цене в 140-160 долларов).

После строительства СЕГ У "Газпрома" возникнет резерв трубопроводных мощностей, что позволит эффективно маневрировать транзитными потоками газа между всеми ключевыми направлениями экспорта.

Европа - "за"

Глава центра анализа конъюнктуры финансовых рынков Газпромбанка Сергей Суверов считает, что "Северо-Европейский газопровод может дать возможность захеджировать риски транзита, а российские производители газа смогут выйти на новые рынки". Ровно такую же оценку высказывает и Николас Редман: "Кроме Германии потенциальными рынками для россиян могли бы стать Скандинавские страны и Великобритания".

Казалось бы, зачем Великобритании российский газ? Ведь эта страна - четвертая в мире по добыче газа. Здесь нет его дефицита. Напротив, английский шельф удовлетворяет не только потребности национальной экономики, но и позволяет вывозить часть добываемого газа на континент. Резервный газопровод из Европы Interconnectorе мощностью прокачки в 20 млрд кубометров в год сейчас работает в реверсивном режиме, прогоняя 5 млрд кубометров английского газа под Ла-Маншем на экспорт.

СЕГ, скорее всего, станет последним магистральным газопроводом в Европу. Если внять прогнозам развития европейского рынка, то "Газпрому" в средне- и долгосрочной перспективе стоит перейти на производство сжиженного природного газа

Но британские эксперты уже озабочены перспективами падения добычи газа Великобританией, по их оценкам - на два и более процента в год. Происходить это будет на фоне возрастающих потребностей экономики. Уже сейчас поговаривают о газовом дефиците в стране. Есть даже прогноз, что к 2010 году Великобритания станет крупным нетто-импортером природного газа - ее потребности в импорте будут составлять около 40 млрд кубометров. В случае реализации проекта СЕГ газ из России мог бы покрыть эти потребности уже к 2010 году. "Британцам имеет смысл диверсифицировать источники собственных поставок природного газа", - полагает Николас Редман.

В континентальной Европе к тому же 2010 году ожидается рост потребления газа на 100 млрд кубометров сверх заключенных долгосрочных контрактов.

Однако сумеют ли русские воспользоваться такой конъюнктурой - вопрос. Захотят ли, скажем, Швеция или Британия попасть в зависимость от поставок из России? Захотят ли они работать с "Газпромом"? Пока это неизвестно. Даже в Германии по поводу проекта СЕГ есть вопросы, правда, они политического свойства. Ведь в случае победы на выборах 18 сентября христианских демократов условия соглашения могут быть пересмотрены. В отличие от Герхарда Шредера, у которого хорошие отношения с Россией, глава христианских демократов Ангела Меркель смотрит на Россию с настороженностью.

Впрочем, главный экономист Центра европейской реформы (CER) в Лондоне Катинка Бариш считает, что результаты выборов в Германии не смогут повлиять на реализацию этого соглашения: "Потому что это была бизнес-сделка между двумя компаниями, а не между двумя правительствами. Кто бы ни возглавлял правительство в Германии, это не отменяет того факта, что потребление газа в Германии и других европейских рынках будет расти. Точно так же слабо представляется возможным, что Польша или балтийские страны смогут организовать оппозицию проекту через Брюссель. Потому что в рамках ЕС решения требуют согласия всех стран-членов. И даже если Польша попытается заблокировать проект через бюрократические механизмы ЕС, слабо верится, что Германия или Британия, которые будут конечными получателями природного газа по этому проекту, с ней согласятся. Думаю, что дальше заявлений действия Польши никуда не пойдут".

"Очень важно, - указывает Сергей Суверов, - чтобы риски в проекте 'Газпром' поделил с германскими партнерами. Это выгодно немецкому бизнесу. И как бы ни сложилась там политическая конъюнктура, бизнес будет лоббировать это соглашение. А в Германии роль бизнеса как лоббиста велика".

Критика снизу

В России проект СЕГ, как и любой мегапроект, тоже воспринят неоднозначно. Так, президент Института энергетической политики Владимир Милов критикует "Газпром" за то, что тот уделяет чересчур большое внимание инфраструктурным проектам в ущерб проектам по развитию добычи газа. Действительно, проектная мощность Южно-Русского месторождения составляет лишь 25 млрд кубометров газа в год, в то время как полная мощность СЕГ составит 55 млрд кубометров. Но в "Газпроме" утверждают, что мощности Южно-Русского будут "закрывать" лишь первую очередь СЕГ, вторая же очередь трубопровода будет введена в весьма отдаленной перспективе - к тому времени можно будет решить вопросы с подключением месторождений Ямала, Обско-Тазовской губы и Штокмановского месторождения. К тому же трубу могут догружать газом и "независимые" производители.

Другой аспект критики - предстоящая либерализация рынка газа в Европе, из-за нее, мол, долгосрочных контрактов на поставку газа через СЕГ попросту не станет. Нам очевидно, что в силу своей технологической структуры газовая отрасль Европы без долгосрочных контрактов обойтись не сможет. Малое количество оптовых покупателей и определяющих поставщиков, неразвитость рыночной инфраструктуры, недостаток мощностей по хранению газа, заводов по его сжижению и оборудования, работающего на сжиженном газе, - все это предопределяет долгосрочность контрактов, без чего пока просто невозможно стабильное существование всей системы поставок голубого топлива в Западную Европу. Именно этим объясняется интерес, например, британцев к СЕГ. В начале сентября глава "Газпрома" Алексей Миллер встречался с министром энергетики Великобритании Малькольмом Уиксом. На встрече обсуждались перспективы сотрудничества России и Великобритании в газовом секторе. В частности, особое внимание стороны уделили вопросу строительства Северо-Европейского газопровода и возможных поставок газа в Англию.

Тем не менее СЕГ скорее всего станет последним магистральным газопроводом в Европу. Если прислушаться к существующим прогнозам развития европейского рынка (см. "Прогноз развития рынка природного газа в Европе"), то "Газпром" в средне- и долгосрочной перспективе должен переходить на производство сжиженного природного газа (СПГ). К примеру, вице-президент и глава энергетической экспертной группы московского офиса Boston Consulting Group Камерон Бейли предполагает, что "со стороны производителей электроэнергии, а это наиболее важные потребители газа, поставляемого по газопроводам, спрос растет на 5% в год, и они становятся все более и более чувствительными к цене, так что в дальнейшем они будут рассматривать возможность использовать не трубопроводный газ, а сжиженный". С ростом цен на газ, считает г-н Бейли, "СПГ становится весьма конкурентоспособной с точки зрения цены альтернативой 'трубному' газу".

Однако, как указывает Николас Редман, в среднесрочной перспективе "строительство газопровода имеет больший смысл, чем строительство терминалов по СПГ. Рынок СПГ достаточно конкурентный и волатильный, сжиженному газу из России пришлось бы жестко конкурировать с газом из Нигерии или Катара. У 'Газпрома' есть очень большой опыт экспорта по трубопроводам, что и составляет его конкурентное преимущество. Поэтому прокладка трубы имеет больший смысл для работы в Северной Европе, чем выход на рынок СПГ".

Время реабилитации

Для "Газпрома" проект СЕГ - отличная возможность улучшить свою репутацию. Уже не раз действия функционеров из газовой монополии в крупных проектах сопровождались коррупционными скандалами. Вспомнить хотя бы проект "Голубой поток". Почему-то строительство одного километра сухопутного участка этого трубопровода, как, впрочем, и газопровода СРТО-Торжок, обошлось в два, в три, а то и в пять раз дороже, чем строительство одного километра трубопровода в Китае, США и даже в Закавказье (см. график), - такие данные приводятся в исследовании, опубликованном инвестфондом Hermitage Capital Management в мае этого года.

В случае с СЕГ удельные затраты на километр трубопровода уже вполне сопоставимы с мировыми. И это уже хороший знак - похоже, безбожно "завышать" смету строительства не будут. А потому проект СЕГ может стать для "Газпрома" репутационно знаковым.

Прогноз развития рынка природного газа в Европе*

Мы ожидаем, что до 2010-2015 годов Европа выйдет на глобальный газовый рынок из-за истощения своих месторождений наряду с дальнейшим ростом спроса. Европа будет иметь большое количество возможностей по долгосрочным поставкам, включая российские мегапроекты и сжиженный природный газ (СПГ), которые будут близкими по цене. К 2015 году спрос в Европе может составить до 150 млрд кубометров сжиженного природного газа ежегодно. В краткосрочной перспективе контракты take-or-pay (сроком более чем на 20 лет) будут по-прежнему доминировать, но в целом продолжительность контрактов будет уменьшаться, а условия - становиться более гибкими к запросам потребителей.

К 2010 году ценообразование на газ перейдет от формулы "затраты+" к новым моделям. В Атлантическом бассейне, например, будет комбинация ценообразования, основанная на цене на нефть и оценке "газ к газу" (газ из разных географических точек). Спот-рынок не будет играть существенной роли в ценообразовании, так как он будет еще недостаточно объемным к 2010 году. Перенаправленные доставки СПГ начнут играть все более и более важную роль.С точки зрения источников поставок СПГ в Европу в течение нескольких лет останется самым важным источником Алжир. Эта страна не связана существенными обязательствами и обладает значительным объемом запасов. Все более и более важную роль на европейском газовом рынке будет играть Катар. К 2008 году он будет добывать уже до 60 млрд кубометров газа в год. У этой страны тоже нет серьезных обязательств на ближайшие годы. Третьим, но существенно менее значимым поставщиком будет Оман.

*Предоставлено компанией Boston Consulting Group.