Политическая система Германии: накануне радикального передела

Сергей Сумленный
26 сентября 2005, 00:00

Парадокс прошедших выборов заключается в том, что, хотя Ангела Меркель была выбрана в качестве кандидата от ХДС/ХСС не в последнюю очередь для того, чтобы завоевать голоса избирателей из новых земель, 81% немцев отказывался видеть в программе Меркель хоть какую-то связь с ее восточным происхождением. Основной костяк избирателей Меркель составили те, кто, казалось бы, ни в коем случае не должен был голосовать за разведенную женщину из ГДР: мужчины из западных регионов страны. В свою очередь, жители новых земель отвергли свою бывшую землячку и предпочли ей выходцев из западных регионов: родившегося в Вестфалии Герхарда Шредера и уроженца Саара Оскара Лафонтена.

Другой важной особенностью прошедших выборов является то, что программы социал-демократической и христианско-демократической партий зачастую содержали в себе положения, прямо противоположные их традиционной политике. Программа СДПГ в части урезания расходов на социальную сферу, ограничения прав профсоюзов, сокращения объема законодательных гарантий безработным в последние годы все больше похожа на программу типичной консервативной партии. В то же время обещания ХДС/ХСС налоговых послаблений многодетным семьям и перераспределения поступлений от налогов на бензин в социальную сферу куда ближе к традиционной левой риторике. Более того, даже в таком вопросе, как запрет на исследования в области клонирования человека, социал-демократическая партия оказалась более консервативно-христианской, чем консервативный христианский блок ХДС/ХСС. Так что в Германии разделение политического спектра по принципу "левый-правый" больше не отражает политической действительности.

Сегодня СДПГ и ХДС/ХСС куда проще различать по приверженности к евро- и американоцентричной внешней политике, по взглядам на вступление Турции в ЕС, по отношению к экологическим проблемам, но никак не по тем традиционным параметрам, по которым в течение десятков лет избиратели определяли принадлежность партии к тому или иному политическому крылу. Очевидно, что именно эта особенность сегодняшней политической борьбы послужила одной из существенных причин того, что избиратель, традиционно голосовавший за ту или иную партию, оказался в полном недоумении. В итоге количество голосов, отданных за обе партии, практически сравнялось, при этом значительная часть избирателей СДПГ ушла к новым левым, выражающим типично левые взгляды, а избирателей ХДС - к неолиберальным свободным демократам.

Вне зависимости от того, как именно будет выглядеть правящая коалиция, уже сейчас очевидно, что выход социально-экономической системы ФРГ из кризиса, в котором она сегодня находится, будет сопряжен с существенной трансформацией немецкой политической системы. Еще в прошлом году политическая элита начала всерьез обсуждать вопрос об урезании полномочий верхней палаты парламента, бундесрата, а также о разделении федеральных земель на "полностью равноправные" и "ограниченно равноправные" в зависимости от их экономических успехов.

Один из ведущих специалистов ФРГ по конституционному праву профессор берлинского Университета Гумбольдта Ульрих Баттис считает, что реформа будет проведена в любом случае: "Реформа немецкой политической системы назрела давно и наверняка будет осуществлена в ближайшее время. Я совершенно уверен в этом, и не имеет значения, кто именно будет формировать правительство. По настоянию земель-доноров - Баварии, Баден-Вюртемберга, Гессена и Северного Рейна-Вестфалии - будет существенно сокращена компетенция субсидируемых земель, в первую очередь на востоке страны. Фактически это означает коренной пересмотр принципов немецкого федерализма, но иного выхода нет. Сегодня богатые земли, чьи экономики вполне сравнимы с экономиками отдельных стран Евросоюза, просто в бешенстве от того, что их прибыли идут на постоянное и безрезультатное субсидирование отстающих регионов, а с приходом в парламент новых левых требования субсидий будут звучать только громче. В свое время восточные регионы обратились с иском в Федеральный конституционный суд, потребовав для себя увеличения объема субсидий, - и добились своего. Теперь, когда им снова не хватает денег, они готовят новый иск, и конституционный суд наверняка примет решение, что эти деньги они смогут получить только в обмен на отказ от ряда прав. Кроме того, я уверен, что в ближайшее время будут существенно сокращены полномочия бундесрата: если сегодня одобрение верхней палаты требуется для принятия примерно 60 процентов законов, то после реформы их число сократится до 10-20 процентов. Комиссия по реформе бундесрата практически сформирована и должна начать работу уже в этом году, при любом правительстве. Так что уже через несколько лет реформа будет завершена".

Другая реформа, которую неминуемо придется проводить любому правительству, - сокращение участия государства в социальной сфере. Различаться могут только детали. Например, в случае, если основу правительства будет формировать блок ХДС/ХСС, в жизнь наверняка будет претворена фискальная реформа экономического советника Ангелы Меркель беспартийного университетского профессора Пауля Кирххофа. В рамках этой фискальной реформы должна произойти полная отмена всех налоговых льгот социально незащищенным категориям, щедро розданных за два последних избирательных периода социал-демократами. По плану Кирххофа, отмене подлежат свыше четырехсот льгот, в частности под налогообложение теперь будут подпадать доходы от работы в выходные и праздничные дни, а также в ночные смены. В Германии, где по выходным работают в первую очередь врачи, пожарные и сотрудники других экстренных служб, а обычные граждане законодательно защищены от работы в выходные, такая инициатива выглядит как покушение на святыню. Еще более радикальными являются предложения СвДП: они включают в себя отмену так называемого воскресного запрета - закона, по которому магазины не имеют права работать в воскресные дни и государственные праздники. По мнению либералов, дополнительный рабочий день придал бы экономике страны необходимый импульс, существенно увеличив объем потребления товаров, в том числе в рамках предстоящего в 2006 году чемпионата мира по футболу, который пройдет в Германии. Однако для большинства немцев такое реформирование выглядит покушением на устои социального общества.

В свою очередь, продолжение реформ СДПГ - уменьшение объема гарантий безработным, сохранение высоких налогов на бензин и увеличение ставок налогообложения - тоже не встречает поддержки у большинства населения. Германские деловые круги полностью поддерживали в предвыборной борьбе главу ХДС Ангелу Меркель. Крупнейшая организация немецкого бизнеса - Федеральный союз германской промышленности (BDI) однозначно одобрил программы ХДС и СвДП в отличие от программ СДПГ и "зеленых". Опросы, проведенные Алленсбахским институтом общественного мнения среди ведущих представителей германской экономики, тоже выявили большие симпатии к Ангеле Меркель. Данные опроса журнала Capital свидетельствуют, что 68% из 500 крупнейших немецких менеджеров отдают предпочтение Меркель как кандидату в канцлеры и только 27% склоняются в пользу Шредера.

Даже высокопоставленные представители немецких профсоюзов в частных беседах признают, что поддержка реформаторского курса СДПГ в профсоюзной среде уже упала до критического уровня. В ситуации же, когда сокращение социальных расходов будет продолжаться - а другого выхода у государства нет, - профсоюзы встанут перед серьезной дилеммой: продолжать оставаться традиционным оплотом СДПГ или же начать поддерживать новых левых (что уже сегодня делают многие профсоюзные лидеры нижнего и среднего звена), а это неминуемо приведет к расколу профсоюзного движения и спровоцирует новый общественный кризис.

В любом случае, даже если предположить, что экономический курс, который выберут новые немецкие власти, окажется по прошествии нескольких лет верным, в первые год-два после выборов поводов для недовольства граждан будет все больше и больше. Так что критика со стороны радикальной левой парламентской оппозиции будет постоянно встречать существенную поддержку населения. А значит, новому правительству Германии придется приложить максимум усилий, чтобы объяснить людям, почему после очередных выборов жизнь в ФРГ становится все труднее.

Бонн-Берлин