Не жить с протянутой рукой

От политики равномерного развития пора перейти к политике точек роста, считает министр регионального развития Владимир Яковлев

Зачастую наиболее удачные решения по стимулированию экономического роста реализуются в регионах. И без адекватной поддержки региона нельзя реализовать ни один проект. Поэтому для участия в дискуссии о промышленной политике, о росте нашей экономики мы пригласили министра регионального развития Владимира Яковлева.

- Владимир Анатольевич, российская экономика переживает уникальный момент, конъюнктура сейчас особенно хороша. Но для сохpанения высоких темпов роста необходимо сформулировать и проводить в жизнь промышленную политику...

- Промполитика не совсем наш вопрос, но регионам без нее не обойтись. Не случайно разрабатываемая Минрегионом Стратегия регионального развития базируется на поддержке "опорных" регионов, точек индустриального, технологического и инфраструктурного роста. Однако эти точки роста невозможно выделить и поддерживать в рамках проводимой ныне политики бюджетной поддержки проблемных регионов за счет регионов-доноров. В результате территории-реципиенты теряют мотивацию к развитию, а развитие успешных регионов, наоборот, искусственно сдерживается. За исключением Москвы, которая перенасыщена финансами. Мы предложили перейти от политики выравнивания социально-экономического развития территорий к политике поддержки точек роста. Федеральные социальные стандарты, определяемые государственной социальной политикой, должны обеспечиваться во всех без исключения регионах. А вот что касается инвестиционных средств из федерального бюджета, то они должны направляться только туда, где формируются предпосылки для экономического роста.

- Как определить эти точки?

- Надо посмотреть, в каких местах одновременно сконцентрированы кадры промышленности и хайтека, научный потенциал, учащаяся молодежь, производственные цепочки, инфраструктура. Потенциальных точек роста, открытых для частно-государственных инвестиционных проектов, в России предостаточно. Мы приветствуем и предложения губернаторов. Мы ждем от них конкретных планов развития этих территорий с привлечением государства, бизнеса, местных бюджетов. Еженедельно по вторникам министерство рассматривает подобные планы.

Собственно, концепция поддержки точек роста уже реализуется в рамках укрупнения субъектов федерации. Большинство стран, демонстрировавших в последние соpок лет устойчиво высокие темпы экономического роста, достигали этого за счет опережающего роста нескольких базовых регионов, которые "вытягивали" остальные территории.

Возьмем, например, Пермский край. В его составе - развитая Пермская область и депрессивный Коми-Пермяцкий округ. Регионы демонстрируют значительный разрыв в зарплатах работников, уровне безработицы и инвестиционных перспективах. Объединение необходимо, чтобы более устойчивая территория потянула за собой более слабую. То же самое касается объединения Красноярского края, Таймыра и Эвенкии. В Эвенкии проживают восемнадцать тысяч человек. Как они могут освоить огромную территорию с гигантским Ванкорским нефтегазовым месторождением?

Или Дальний Восток. Численность населения здесь падает. Если мы не создадим предпосылок для развития этой теppитоpии, она будет Россией потеряна. Приморский край с его океанским побережьем имеет хорошие перспективы развития рыбной промышленности, рекреативной отрасли, угледобычи. Надо создать единую экономическую зону, возможно, единый субъект федерации, объединив индустриальный Хабаровск с Владивостоком инфраструктурно.

- Но как подтолкнуть регионы к объединению? Ведь далеко не все руководители готовы к этому.

Предстоит вывести транспортную систему страны через Берингов пролив на Аляску, соединив тем самым экономику России с экономиками стран НАФТА.

- Сегодня в стране не более двадцати регионов-доноров, остальные - реципиенты. Бесконечное хождение с протянутой рукой в центр заводит региональное развитие в тупик. Иждивенчество не может быть принципом региональной политики огромной страны. Все это понимают. Кроме того, сложа руки на губернаторской должности сейчас долго не высидишь. Инициаторами объединительных процессов выступают и сами губернаторы, и инициативные группы предпринимателей, и местные парламентарии.

Сейчас запущено объединение Корякии и Камчатской области. В Корякском АО проживают около двадцати четырех тысяч человек. Решить даже их социальные проблемы силами округа невозможно. Что уж говорить о его развитии. Необходимо переселить часть людей на Камчатку, объединить потенциал регионов. Дальше придет очередь Хабаровского края и соседей. Региональные интеграционные процессы не могут быть быстротечными. Центр не должен и не будет давить на регионы с целью форсировать объединение.

- Каковы же неадминистративные механизмы?

- Первый и главный - здравый смысл. Губернаторы не могут вариться в собственном соку, как раньше. В свое время доминировал отраслевой принцип развития, когда, например, РАО ЕЭС или "Газпром" продвигали свои проекты, не оглядываясь на интересы регионов. Зачастую и глава крупного региона пытался развивать только "свои" отрасли и проекты, не обращая внимания на то, что делается у соседа, не думая, как все это вписывается в развитие страны. Сегодня все иначе. Губернаторы уже сейчас широко участвуют в формировании планов развития округов и сопредельных территорий.

В близкой перспективе региональные, отраслевые и корпоративные проекты будут увязываться в рамках общей стратегии развития страны. Для этого, в частности, и создано Министерство регионального развития.

- По данным нашего рейтинга регионов, на прошлый год лишь около двадцати регионов имели хоть какую-то оформленную стратегию развития. Эта ситуация меняется?

- Согласен, порядка двадцати-тридцати регионов имеют программы, которые могут быть включены в общую программу действий. По остальным же территориям есть по старинке разработанные планы социально-экономического развития, сквозь которые рефреном проходит слово "дай". О ходе разработки вместо этих планов типа "дай" новых региональных программ я буду докладывать на заседании правительства уже в декабре. Могу сказать, что наблюдаются изменения в лучшую сторону. Кроме того, в вопросах формирования региональных программ у нас существует полное взаимопонимание с Министерством экономического развития и торговли. В их ведении находится Федеральное агентство по управлению особыми экономическими зонами. Минрегион и МЭРТ в настоящее время обсуждают, как ОЭЗ будут работать в рамках программ поддержки точек роста.

- Экономике нужны крупные инфраструктурные проекты. Может ли министерство их инициировать?

- Мы можем лишь подсказывать, предлагать, рекомендовать. Тем не менее в министерстве создан департамент федеральных целевых программ. В ведении Министерства двенадцать региональных ФЦП, в том числе и Дальний Восток, Курилы, Юг России. Но эти программы зачастую носят адресный характер. А необходимо переходить к более масштабным проектам.

Возьмем Юг России. Если модернизировать и перенести от Черноморского побережья вглубь железную ветку Сочи-Адлер, можно инициировать развитие огромной курортной зоны, которая через семь-десять лет вполне сможет конкурировать с Турцией. На начальном этапе проект требует затрат на подготовку ТЭО и разработку собственно программы. А в дальнейшем его можно будет финансировать за счет распределения, предоставления и продажи перспективных участков, высвобождаемых в результате перемещения железной дороги. Проект не забыт, но, к сожалению, развивается медленно.

Или вспомним проект развития скоростной магистрали Санкт-Петербург-Москва, который стартовал еще в начале девяностых годов. Всем понятно, что нужны скоростные автомобильная и железная дороги, соединяющие два крупных мегаполиса. Проект придаст новый импульс социальному и инфраструктурному развитию Московской, Тверской, Псковской, Новгородской, Ленинградской областей.

Есть проект развития автодорог, соединяющих восток страны с западом. Минрегион вскоре завершит его разработку. Страна не обладает замкнутыми общенациональными инфраструктурными сетями. Линии связи, системы электропередачи, транспортные коммуникации зачастую "перебиваются" межрегиональными границами и не обеспечивают геополитическую связанность страны. На автомобиле пока нельзя добраться от Калининграда до Находки и Владивостока. Сегодня Россия имеет шестьсот тысяч километpов автодорог, а требуется еще около девятисот тысяч. Пока не будет связанности территорий, не будет и перспективы общенационального развития.

А если мы посмотрим на северные территории, Якутию и даже Мурманскую и Архангельскую области, то увидим, что там непременно надо развивать и малую авиацию, которая сегодня практически отсутствует.

- В правительстве, кажется, есть понимание необходимости таких проектов. Но нет механизмов их запуска.

- Уже появляются. Не случайно создан инвестиционный фонд в размере семидесяти миллиаpдов рублей, средства которого должны быть направлены на реализацию только крупных национальных проектов, преимущественно инфраструктурных, которые "потянут" за собой другие отрасли. Сейчас мы, например, строим железную дорогу Беркакит-Томмот-Якутск. К 2010 году, с запуском мостового перехода через Лену, эта дорога начнет функционировать. А значит, появится всесезонная возможность обеспечить восемьдесят пpоцентов территории Якутии топливом и всем другим, что до сих пор является предметом "северного завоза". Дальше предполагаем соединить Якутск с Магаданом, построить железнодорожную ветку от Магадана до Чукотки. Строительство автодорог, соединяющих Якутск с Мирным и Якутск с Магаданом, - это уже сегодняшняя наша реальность.

А в дальнейшем предстоит вывести транспортную систему страны через Берингов пpолив на Аляску, соединив тем самым экономику России с экономиками стран НАФТА. Соединить Транссиб с Транскорейской магистралью, с Азиатско-Тихоокеанским регионом, самой большой в мире бизнес-площадкой. И это не мечты. Это реальность уже завтрашнего дня.

- Какие проекты имеют шанс получить финансирование из фонда?

- Есть предложения, оговорены объемы средств. Цена проекта должна быть не менее пяти миллиаpдов рублей. Вот, скажем, одно из предложений, по Красноярскому краю. Если будут построены ТЭЦ на севере Красноярского края, на юге Эвенкии и Таймыра, это даст возможность сформировать промышленный кластер, переселить туда часть свободного населения, обеспечить его рабочими местами. Плюс связать эти территории железными и автомобильными дорогами. Этот и подобные проекты планируются как государственно-частные.

Без частного бизнеса не обойтись и в сфере ЖКХ. Это самая монополизированная часть экономики. Годовой оборот рынка услуг ЖКУ - один триллион двести миллиаpдов рублей. Мы намерены предложить Минэкономразвития государственно-частные проекты и в этой сфере.