Победило советское образование

17 октября 2005, 00:00

2005, N38 (484)

Не согласен с выводами статьи о том, что Физтеху в первую очередь требуется выбрать какую-то там модель своего дальнейшего развития. Не в этом дело. 99% людей, уходящих после вузов из науки в бизнес, делают это просто из-за куска хлеба. Не может человек в рванье и с дошираком нормально себя чувствовать. Я не учился в Физтехе, я окончил мехмат МГУ, но очевидно, что ситуация везде одинаковая. Среди моих друзей несколько ребят были уровня призеров российских олимпиад; будучи уже студентами, они науку грызли легко и непринужденно, с азартом (сам помню себя на младших курсах). Еще даже задавались вопросом, на какую кафедру идти, чтобы интересно было. А потом на старших курсах, когда все больше понимали, что жрать будет нечего, если не начинать работать, - вот тогда уже жалели, что не выбрали кафедры попроще (хотя, конечно, более сильные кафедры лучше вправляли мозги - в жизни это плюс). И вот по истечении времени вышли на зарплаты от 1000 до 2000-3000 у. е. Ну такие обычные "белые воротнички". Аналитики, программисты...

А ведь была бы гарантированная стипендия не 500 рублей, не 1000 рублей, а хотя бы 500 у. е. - оставался бы не 1% в науке, а гораздо больше (ведь не секрет, что даже многие из тех, кто поступает в аспирантуру - а таковых гораздо больше 1%, - уже не считают учебу в ней приоритетом номер один). Сейчас, чтобы выйти на 500 долларов в месяц, нужно: а) быть суперталантливым; б) вертеться, как кошка, - делать все, чтобы добывать доли в грантах. А ведь многие не могут сразу получать результаты, которые кто-то сочтет стоящими, чтобы отметить в немногочисленных грантах. Исторический пример Эйнштейна, который поначалу не смог поступить в институт, нагляден. Нужна именно гарантированная стипендия, покрывающая элементарные запросы молодых людей. Аналогичным образом должна быть высокой зарплата у профессорско-преподавательского состава. Я не говорю о масштабах всей страны, но несколько вузов (или их подразделений-факультетов) по стране необходимо поддерживать именно так, я уже не говорю о необходимости технической и проектной поддержки. Тогда преподаватели задышат полегче, реже будут смотреть в сторону Запада. Тогда молодые ребята будут рваться со всей России в физтехи, мехматы, физфаки, матмехи и т. д. Их не надо будет искать. И учиться они будут не полтора курса, а все пять-шесть. И статьи будут кропать не для затыкания курсовых и дипломных дыр.

Сколько нужно денег? Давайте прикинем. В МФТИ пусть порядка 5000 студентов и аспирантов. По стране таких стратегически важных центров наберется порядка 10-15. То есть это 50000. По 500 долларов в месяц - это 300 млн в год. Добавим профессорско-преподавательский состав, получим полмиллиарда в год. Иными словами, качественное изменение отношения к научной жизни существенной доли талантливых молодых людей в этой стране стоит менее 0,1% ВВП страны. А ведь выход уже через несколько лет от такого вложения даже невозможно просчитать (слишком на многое влияет наука - от престижа страны до промышленного потенциала).

Наука - это очень интересно, это захватывает, это ощущение участия в движении человечества вперед. Но наука и голод несовместимы.

Это последний шанс достаточно легкого выхода из текущего тренда, через пять лет учить молодежь будет некому.

Александр Сабитов

Любому специалисту в области точных наук в США, Канаде или Западной Европе, имеющему отношение к университетской жизни, знакома процедура отбора на должность университетского профессора.

В публикациях профессиональных обществ обсуждается статистика таких отборов. Как правило, на объявление о профессорской вакансии университет получает десятки, если не сотни заявлений. Из них отбираются несколько кандидатов, которых приглашают на собеседование. По итогам собеседований и анализа досье кандидата (количество и качество публикаций, полученные в прошлом исследовательские гранты, рекомендации коллег) университет отбирает одного и предлагает ему профессорскую должность.

Поиск подходящих кандидатов ведется по всему миру, и университет считает большой удачей, если удалось привлечь на профессорскую должность специалиста с именем из-за границы (в том числе из России, Китая или Индии).

Мне кажется, что кадровая система Физтеха всегда отличалась от этой общемировой практики. Возможно, я ошибаюсь, но эти отличия следующие:

1. На Физтехе де-факто отсутствует открытый конкурс на профессорско-преподавательские должности. Даже если формально он есть, он небольшой - см. п. 2 ниже.

2. Мобильность (возможность переезда) профессорско-преподавательского состава (и не только их) в России низкая. Верно ли, что наем Физтехом преподавателя не из Москвы и области - очень редкое явление?

3. Верно ли, что Физтех никогда (или очень редко) пытается/пытался улучшить качество преподавателей за счет расширения географии их найма? Например, наверное, многие (в том числе и выдающиеся) специалисты из стран бывшего СССР были бы рады работать на Физтехе. Если ведущие университеты мира нанимают выдающихся специалистов из Индии и Китая, почему Физтех даже не пытается нанять достойных людей даже из стран СССР?

4. Верно ли, что стандартный карьерный путь преподавателя Физтеха таков: этот человек родился в Москве или Московской области или поселился там по семейным обстоятельствам независимо от Физтеха. После окончания Физтеха этот человек поступил в аспирантуру (конкурс 1-2 человека на место), защитил диссертацию и захотел работать на Физтехе. Верно ли, что такой человек действительно будет принят на работу на Физтех без всякого конкурса и через некоторое время станет преподавателем Физтеха и научным руководителем студентов/аспирантов Физтеха? Если это верно, то где здесь селективность?

Чем бы был MIT, или Оксфорд, или другой ведущий университет, если бы на нем работали почти одни только выпускники этого университета родом из его окрестностей и если бы их принимали туда на работу де-факто в отсутствие серьезного конкурса?

Без подписи

Будучи студентом третьего курса Физтеха, я бы сказал, что в ближайшие лет десять тенденции спада моему любимому МФТИ не переломить. Современных студентов часто упрекают в отсутствии заинтересованности в учебном процессе, ведь инициативность обучающегося подразумевается уже при поступлении.

Но сегодня вместо создания могущества Великого государства мы наблюдаем лишь аппарат, готовящий три малокоммутирующие группы людей: персонал для современных hi-tech-компаний, убежденных ученых и некоторый пласт инициативных людей, находящих себя в разных отраслях. Преподаватели также разрозненны в своих идеях и подходах. Мы переходим в состояние "хорошего вуза".

Решением проблемы могла бы являться Национальная Идея, как пафосно бы это ни звучало. Или же смена профиля под подготовку управленческих кадров.

А вообще, когда абитуриент в советское время поступал в МФТИ, он знал, что он будет: уважаем, хорошо обеспечен, заниматься любимым интересным делом. Зная это, он уже был автоматически заинтересован и инициативен и тем самым тянул МФТИ вперед.

Сегодня: брожение идей, мозгов и людей.

Студент Физтеха