Особо опасная персона

Павел Самиев
17 октября 2005, 00:00

Спрос на страхование ответственности топ-менеджеров будет возрастать по мере расширения перечня публичных компаний и развития практики судебных решений конфликтов между директорами и владельцами компаний

Страхование ответственности директоров (D&O - directors and officers liability insurance) - сравнительно новый вид страхования. Только в США его история насчитывает около века, в остальных странах она заметно короче - в Западной Европе, например, это всего несколько десятилетий. В России первый подобный договор был заключен в 1997 году, страхователем тогда стала компания "Вымпелком". Она выходила на Нью-Йоркскую фондовую биржу, а приобретение страховой защиты D&O в таких случаях обязательно. Позже ответственность руководства застраховали "ЛУКойл", "Вимм-Билль-Данн", "Норильский никель", МТС, ТНК-BP. Весной нынешнего года, перед проведением IPO, к ним присоединилась АФК "Система".

Проблема "агент-принципал"

Страхование D&O призвано решить так называемую проблему "агент-принципал". Суть ее в том, что в отношениях наемного управляющего (агента) и собственника (принципала) всегда присутствует конфликт интересов: менеджер в меньшей степени, чем акционер, заинтересован в росте стоимости компании. Конечно же, западная бизнес-практика выработала множество подходов к решению этой проблемы. Известны система мотивации, когда доходы менеджеров привязываются к росту капитализации или рентабельности. Один из ее вариантов - продажа опционов на акции компании (например, через год менеджер получает право выкупить акции компании по цене на начало года, в случае роста цены акций компании он автоматически получает высокий доход). Все эти меры существенно снижают транзакционные издержки оппортунизма топ-менеджеров, но не избавляют от них полностью. Поэтому страхование D&O оказывается востребованным даже в этих случаях.

Объект страхования D&O - гражданская ответственность менеджера перед третьими лицами, интересам которых может быть нанесен ущерб. В первую очередь речь идет об акционерах компании, но претензии менеджеру могут предъявлять также надзорные и регулирующие органы, работники компании (в частности, незаконно уволенные), ее партнеры и кредиторы.

Ущерб этим гражданам может быть причинен в результате ошибок, бездействия, неоправданных инвестиций (в том числе ошибочной политики в отношении сделок слияний и поглощений) и растраты средств компании, использования инсайдерской информации, нарушений трудового и антимонопольного законодательства и даже в результате неосторожных публичных высказываний.

На Западе полисом страхования D&O покрываются даже риски, связанные с претензиями налоговых органов. В России эти риски не страхуются - видимо, страховщики считают, что они слишком велики и непредсказуемы.

По мнению гендиректора компании "Межрегионгарант" Евгения Потапова, "надо страховать не только топ-менеджмент, но и управленцев среднего звена - именно в этой категории чаще всего бывают нарушения и умышленные ошибки. Это логично: топ-менеджеры высшего звена, как правило, имеют долю в бизнесе и заинтересованы в процветании компании, а вот менеджеры среднего звена, включая начальников отделов, иногда заинтересованы совершить ошибку с целью личного обогащения".

Сор пока в избе

Основной спрос на страхование D&O сегодня предъявляют либо крупные публичные компании, либо компании, имеющие экспортную направленность и открывающие представительства и филиалы за рубежом. Таких фирм с каждым годом все больше, а значит, рынок D&O будет расти. Правда, пока его объемы невелики: по разным оценкам, от 4 до 20 млн долларов в 2004 году. Подобная неоднозначность оценок связана с малой прозрачностью этого рынка, ведь далеко не каждая компания, купившая полис D&O для своих топ-менеджеров, готова раскрыть данный факт.

"Страхование ответственности руководителей и директоров за принятие неверных решений на российском рынке пока относится к области экзотики. Даже в портфелях известных компаний подобные договоры можно пересчитать по пальцам, - говорит заместитель руководителя управления страхования крупных проектов Группы 'АльфаСтрахование' Ирина Алпатова. - Однако в последние годы в связи с укрупнением российского бизнеса, его выходом на мировую арену интерес к этой услуге становится все более значительным".

Вообще-то, менеджеры несут серьезную ответственность за свои ошибки. Согласно Закону "Об акционерных обществах" глава компании "несет ответственность перед обществом за убытки, причиненные обществу его действием (бездействием)", а "общество или акционер, владеющий в совокупности не менее чем 1% размещенных обыкновенных акций, вправе обратиться в суд с иском к члену совета директоров о возмещении убытков". В этом случае топ-менеджер несет полную материальную ответственность своим личным имуществом. На первый взгляд это предпосылка огромного спроса на полисы D&O. Однако в России пока случаи предъявления претензий акционеров к управляющим не получили распространения. По крайней мере, если таковые и имели место, то все заканчивалось просто увольнением и лишением бонусов, но никак не компенсацией ущерба менеджерами. Как правило, подобные конфликты стороны предпочитают улаживать кулуарно, не прибегая к судебным искам. Считается, что это может дискредитировать бизнес, а потому возможность страхования таких рисков зачастую даже не рассматривается. Да и доказать в российском суде связь между действиями управляющего и убытками акционеров сложно. В частности, непросто отделить ошибки менеджеров от рыночных тенденций и форс-мажорных обстоятельств.

"Оплаченных убытков пока нет, но известно об исках, заявленных руководителям российских предприятий. Процедура их рассмотрения, как правило, продолжительна. Обычно в нее входит рассмотрение спора судами всех инстанций, что может занять несколько лет, - отмечает начальник управления страхования ответственности и финансовых рисков ОСАО 'Ингосстрах' Андрей Домбровский. - В случае удовлетворения этих исков выплаты составят несколько десятков миллионов долларов. Подобные выплаты станут серьезным стимулом к развитию этого вида страхования. Именно по этой причине D&O - очень популярный вид услуг за рубежом: в прошлом году в США по страхованию D&O было выплачено более 8 миллиардов долларов".

"Запланированные на 2005-2007 годы IPO российских компаний на международных фондовых рынках, согласно прогнозируемой стоимости размещения, могут обойтись инвесторам в 3,8-5,3 миллиарда долларов, - отмечает региональный директор ЗАО 'Страховая компания ЭЙС' (ACE) Андреас Ваниа. - Поэтому, на мой взгляд, такой продукт, как страхование ответственности директоров, имеет огромный потенциал в России. Более того, зарубежные инвестиции и западный менеджмент увеличат спрос на такой вид страховых услуг".

Процедурные вопросы

Для заключения договора страхования D&O компания должна предоставить страховщику годовые отчеты за последние два года, список акционеров, информацию о допэмиссиях акций, о всех слияниях и поглощениях. Сама процедура заключения договора занимает несколько месяцев, иногда доходит до года. Страхуется только гражданская ответственность директоров, но не уголовная и не административная. Страхователем, как правило, выступает компания, а застрахованными лицами - перечисленные в полисе управляющие, поэтому эти полисы действуют ровно до момента их увольнения. На Западе распространена практика самостоятельного страхования топ-менеджером своей ответственности: тогда действие полиса не будет зависеть от смены места работы.

Тариф на страхование ответственности D&O определяется несколько иначе, чем в других видах страхования. Как правило, величина премии рассчитывается не как процент от лимита ответственности, а в виде определенного платежа за каждый "миллион долларов риска". В России стоимость колеблется от 10 тыс. до 100 тыс. долларов за каждый миллион риска. Однако для простоты страховщики иногда используют процент от лимита ответственности (обычно 1-10%) - так клиенту понятнее.

На тарифную ставку влияет множество факторов. Основные - размер активов компании, ее специализация, степень зависимости цены акций от действия менеджеров и спекулятивных или фундаментальных рыночных тенденций. Важны также история убытков и наличие в прошлом подобных исков к компании или ее директорам.