Миттал у ворот

Иван Рубанов
31 октября 2005, 00:00

Покупка "Криворожстали" выводит бизнесмена индийского происхождения Лакшми Миттала в абсолютные лидеры мирового сталелитейного рынка. Россияне пока ничего не могут ему противопоставить - ни в финансовом плане, ни в стратегическом

24 октября на Украине в рамках приватизационного аукциона за 4,8 млрд долларов была продана "Криворожсталь" - один из крупнейших металлургических комбинатов на просторах бывшего СССР. Сделка оказалась крупнейшей в постсоветской стальной индустрии и второй по размеру в мире за последние два года (см. график 1). Новый владелец комбината, крупнейшая в мире сталелитейная компании Mittal Steel, выиграла в открытом конкурсе у Arcelor - компании номер два на мировом рынке - и группы инвесторов, по слухам, представлявших интересы российских бизнесменов.

Вот что значит открытый конкурс

Борьба за "Криворожсталь" развернулась между двумя лидерами мирового рынка - Mittal Steel и Индустриальной группой, представляющей интересы ведущей западной металлургической компаний Arcelor и Индустриального союза Донбасса. Можно считать, что российский капитал тоже присутствовал на аукционе: на полпути, со ставкой 3,5 млрд долларов, из торгов вышла Smart Group, среди владельцев которой числится российский бизнесмен Вадим Новинский (по слухам, он является партнером еще более известного российского бизнесмена Алишера Усманова).

Напомним, что "Криворожсталь" однажды уже была приватизирована - за 800 млн долларов на скандальном конкурсе. Новая "оранжевая" власть ту приватизацию отменила. Многие аналитики были уверены, что "Криворожсталь" уйдет с молотка за близкие к стартовым 2,5 млрд долларов, организаторы же аукциона мечтали о 3-3,5 млрд, и это неудивительно. Полагать, что сумма окажется относительно небольшой, были все основания: политическая обстановка на Украине нестабильна, парламентское большинство высказалось против аукциона, а прежний владелец уже подал в Европейский суд по правам человека иск с требованием возвратить экспроприированную собственность. К тому же условия аукциона налагали на победителя жесткие требования о выполнении множества социальных обязательств, инвестициях (до 2010 года в комбинат необходимо вложить 2,4 млрд долларов), власти оговорили размеры ежегодной выручки и налоговых отчислений, которые вне зависимости от конъюнктуры должен показывать комбинат.

Тем не менее Mittal Steel выложила за 93,02% акций комбината 4,79 млрд долларов, заплатив в два с половиной раза больше начальной цены и в шесть раз больше, чем на первом приватизационном конкурсе. Пакет акций "Криворожстали" оказался дороже, чем текущая капитализация более крупных российских металлургических холдингов - "Северстали", Евразхолдинга и "Мечела". И это при том, что их выручка и чистая прибыль в два-четыре раза выше, чем у украинского коллеги. Цена покупки оказалась баснословной высокой и по отношению к финансовым показателям компании, прежде всего в сравнении с ее чистой прибылью (см. таблицу 1). На рынке слияний и поглощений считается некой устоявшейся нормой, что приобретаемый актив должен быть способен окупить вложения из своей чистой прибыли за три-четыре года. "Криворожсталь", при ее нынешнем положении, должна окупиться за 13 лет.

Конечно, все можно списать на чрезмерную щедрость бизнесмена индийского происхождения Лакшми Миттала, владельца Mittal Steel. Господин Миттал уже давно заявляет, что его главная цель - построить крупнейшую в мире сталелитейную компанию с объемом выплавки 50-100 млн тонн в год. В последнее время он активно покупал сталелитейные активы по всему миру, стараясь (весьма успешно) заполучить собственные мощности во всех крупных регионах.

Именно эти соображения дали почву для повсеместных рассуждений в российских СМИ о том, что Mittal Steel явно переплатила, а российские бизнесмены, наоборот, уберегли себя от чрезмерных трат. На самом деле ситуация не выглядит такой однозначной.

Такой актив попробуй найди

Сейчас "Криворожсталь" выплавляет 7-7,5 млн тонн стали в год. По этому показателю она прилично уступает крупнейшим российским комбинатам - Магнитогорскому, Новолипецкому и "Северстали". Однако это не вся правда. Доцент географического факультета МГУ, специалист по географии промышленности Владимир Горлов говорит, что "Криворожсталь" во времена СССР была вторым комбинатом по размеру после Магнитки. Ее мощности по производству чугуна достигают 10,5 млн тонн. В частности, "Криворожстали" принадлежит одна из четырех крупнейших в мире доменных печей объемом 5,5 тыс. кубометров. Несмотря на это производство стали у комбината далеко от максимума: часть мартеновских печей, в которых из чугуна получают сталь, были закрыты в последние годы как устаревшие. Поэтому при достаточном уровне инвестиций (в конвертеры или электропечи) "Криворожсталь" в течение полутора-двух лет может нарастить мощности до 11-12 млн тонн стали в год.

Но еще больший интерес к "Криворожстали" могло вызвать качество ее сырьевого обеспечения. Комбинат владеет собственными угольными шахтами, которые почти полностью покрывают внутренние потребности, а также ГОКом, обеспечивающим 84% потребностей комбината в железной руде. ГОК, без сомнения, дает немалую прибавку к цене "Криворожстали", ведь он находится прямо на территории комбината, что приближает к нулю издержки на транспортировку этого вида сырья; его запасы превышают миллиард тонн, а значит, даже в случае роста производства потребности комбината будут покрыты более чем на 30 лет вперед. Наличие собственных сырьевых активов и низкие транспортные издержки делают "Криворожсталь" весьма конкурентоспособным и привлекательным активом, особенно с учетом складывающегося в последнее время дефицита железорудного сырья на мировом рынке и высочайших цен на него. Рост цен на руду приводит к тому, что центр прибыли начинает смещаться от меткомбинатов к ГОКам. Поэтому металлургические компании, консолидирующие угольные и железнорудные активы на своем балансе, ценятся инвесторами куда выше прочих (см. график 2).

Mittal начинает и выигрывает

По словам аналитика ОФГ Алексея Пухаева, относительно равномерное распределение активов по миру имеет для стальных транснациональных компаний важное значение. Ведь из-за транспортных издержек, ценовой специфики и немалых таможенных пошлин мировой рынок стали и проката, в отличие, например, от цветных металлов, сегментирован. Интересные для стратегических инвесторов металлургические комбинаты сейчас в дефиците, "Криворожсталь" на этом фоне выглядела последним билетом на быстрорастущий восточноевропейский рынок - один из немногих регионов, где империя Лакшми Миттала до последнего времени закрепиться не могла. К тому же, если бы Mittall Steel проиграла в аукционе, ее лидирующие позиции пошатнулись бы, ведь украинский комбинат достался бы главному конкуренту - компании Arcelor, которая к тому же недавно "отбила" у Mittal Steel польский комбинат Huta Czestochowa.

Новые владельцы "Криворожстали" уже заявили, что в ближайшие годы планируют существенно нарастить выплавку стали и вдвое увеличить добычу железной руды. По мнению Алексея Пухаева, новому владельцу наверняка удастся еще и поднять рентабельность, реализовав традиционный для Mittal Steel комплекс мер: полное закрытие мартеновских цехов, переход на непрерывную разливку стали, реконструкция производства, улучшение качества менеджмента, реорганизация финансовой деятельности.

Есть и другие основания полагать, что Mittal Steel переплатила не так уж сильно. Как считают некоторые аналитики, финансовые показатели "Криворожстали" до последнего времени искусственно занижались. Сравнение с Россией показывает, что удельная выручка на тонну произведенной стали у нее вдвое, а чистая прибыль - втрое меньше, чем у наших комбинатов, использующих схожие технологии и имеющих аналогичную себестоимость сырья. Если Mittal Steel удастся довести "Криворожсталь" по производственным и финансовым показателям до уровня лидеров российского рынка (например, НЛМК), то она может надеяться на 1,7-1,8 млрд долларов чистой прибыли в год. В этом случае свои инвестиции покупатель "Криворожстали" может отбить меньше чем за три года.

Проиграл ли российский бизнес

Высочайшая цена "Криворожстали" - наглядное свидетельство открытости и конкурентности проведенного аукциона. Однако, несмотря на открывшиеся возможности, российские сталелитейные компании в нем прямым образом участвовать не захотели. Почему же, ведь у них есть все предпосылки для того, чтобы дать бой грандам мировой металлургии и вырваться на первые строчки в табели о рангах (см. таблицу 2)?

Здесь мнения специалистов расходятся. Как отмечает аналитик компании "Проспект" Ирина Ложкина, "гранды мировой металлургии вроде боровшихся на аукционе Arcelor и Mittal Steel смотрят на свои инвестиции совершенно не так, как отечественные 'стальные' бизнесмены". Для них необязателен быстрый возврат вложений, они могут позволить себе инвестировать в активы, окупающиеся десять лет и дольше. К тому же финансовая "подушка", которой они обладают благодаря значительным масштабами финансовой и производственной деятельности, позволит им удержаться на плаву даже в том случае, если после покупки наступит очередной конъюнктурный спад. Как считает Алексей Пухаев, российские бизнесмены в своей практике оперируют более короткими сроками возврата средств акционеров, так что активы с десятилетней окупаемостью им попросту неинтересны. К тому же наши сталелитейные компании, которые сами по себе оцениваются дешевле "Криворожстали", не видят смысла размывать свою стоимость более дорогими покупками - разумнее заняться ростом капитализации собственных активов.

Если с позиций доходности бизнеса и краткосрочных вложений безразличие россиян к украинскому предприятию можно считать вполне оправданным и даже необходимым, то с точки зрения долгосрочных тенденций развития рынка вхождение "Криворожстали" в состав крупнейшей мировой сталелитейной компании следует интерпретировать как еще один тревожный звонок для российских "стальных" бизнесменов. Несмотря на высокую рентабельность и стабильный рост производства они в последние годы уступают своим западным коллегам по активности на рынке слияний и поглощений и все сильнее отстают от мировых лидеров по масштабам производства - в этом году разрыв вырастет почти до пятикратного. А это значит, что нашим компаниям станет еще труднее пробиться в элиту мировой сталелитейной индустрии и занять там позиции, сопоставимые с нашими сырьевыми возможностями и производственной мощью.

В подготовке материала принимали участие Андрей Виньков и Анна Турулина