Заглянуть под кокошник

Культура
Москва, 31.10.2005
«Эксперт» №41 (487)
На фестивале русского искусства в Ницце Россия предстала многообразной и настоящей, а не привычно адаптированной под европейский спрос страной валенок и гармошек

На Лазурном берегу Франции проходят с некоторого времени сразу два фестиваля русского искусства. Один летом в Канне, другой осенью в Ницце. Один возник по инициативе Российского фонда культуры, а проще говоря, Никиты Михалкова. Другой стал частной инициативой нашей бывшей соотечественницы Мелании Мильбер. Советская присказка "Два мира - два Шапиро" была как будто нарочно придумана диссидентствующими остроумцами, чтобы описать эти два феста.

На первом Россия выглядит чисто подметенной и прилизанной страной валенок, вологодских кружев, сургутских барабанщиц, протяжных песен и старых балетов Юрия Григоровича, возобновленных им в славном городе Краснодаре. Этаким стерильным этнографическим далеко с сильным привкусом советской имперскости. В этой России хорошо обстоит дело с классической музыкой, неплохо кормят на банкетах, отлично поют хором и порой умеют устраивать фейерверки, но того, что называется современным искусством, тут не найдешь, как ни ищи. В этом есть, конечно, не только идеологический резон, но и свой нехитрый расчет.

Россия как неотъемлемая часть Европы для среднестатистического француза представляет куда меньший интерес, чем Россия фольклорная, былинная, разлюли-малинная. Лучше всего ее воплотил в себе дважды краснознаменный Ансамбль песни и пляски имени Александрова, которому праздношатающиеся с набережной Круазетт устроили в Канне стоячую овацию. Это ведь не просто хоровое искусство. Это аттракцион, причем аттракцион превосходный. Большие дядьки в форме с погонами и орденами, вместо того чтобы воевать, поют песни - советские патриотические, народные, лирические, плясовые. Потом, например, "Марсельезу". В промежутках между песнями на сцену выбегают люди в портупеях и делают батман, потом идут вприсядку, потом прыгают через саблю, демонстрируя при этом не только балетную, но и какую-то почти цирковую выучку. Этот песенно-плясовой соцарт, собственно, и есть квинтэссенция фестиваля в Канне. Тут продают то, что хорошо продается: гармошки, кокошники, богатырскую мощь, русскую удаль, советское прошлое и постсоветскую ностальгию по нему.

Кукушки без кокошников

На фестивале в Ницце Россия предстает иной. Точнее, она предстает многообразной. Часть граждан проживает тут в ХХI веке, часть - в ХХ, часть в каком-то доисторическом времени, часть уже в Европе, часть в Сибири, часть в эмпиреях. И в реальной, а не глянцевой России так ведь все в действительности и обстоит.

"ТриО" Егора Летова и примкнувшая к ним певица тувинского происхождения Саингхо Намчылак, исполняющая рафинированный этно-джаз, соседствуют тут с трогательным ансамблем бабушек под названием "Кукушка", привезенным в Ниццу из далекой коми-пермяцкой деревни с одноименным названием. Саингхо - ас горлового пения, звезда европейского уровня, большей частью в Европе теперь и проживающая. Модуляции ее голоса невероятны, иногда даже кажется, что она вообще поет шепотом. "Кукушка" - это самодеятельность из сибирской глубинки. Столь аутентичная, что ее появление не только в Ницце, но и в любом кр

У партнеров

    «Эксперт»
    №41 (487) 31 октября 2005
    Макроэкономика
    Содержание:
    Рост вопреки

    Несмотря на сверхплановую инфляцию и быстрое удорожание рубля, промышленный спад в России преодолен. Локомотивами новой волны роста выступают государственные естественные монополии

    Наука и технологии
    Реклама