Индексирование без границ

Максим Соколов
31 октября 2005, 00:00

В дни поздней осени на новостную ленту поступает сообщение о том, что Россия находится на постыдном месте в индексе свободы слова, составленном организацией "Репортеры без границ". Последнее место в индексе из 167 стран устойчиво держит Северная Корея, а Россия превосходит ее в свободе совсем немного - в этом году она на 138-м месте. Реакцией "Стыдоба!" все обыкновенно и ограничивается - и так вплоть до следующего года, когда цикл повторяется.

Между тем, если посмотреть индексы внимательнее, реакцию можно было бы и разнообразить. Например, в этом году репортерский индекс можно было бы подавать с игривым вступлением: "У меня для вас две новости - хорошая и плохая". Плохую мы уже знаем, а хорошая в том, что по сравнению с 2003 г. (точнее, с периодом между 01.09.02 и 01.09.03; индекс считается от сентября до сентября) Россия поднялась на целых десять пунктов - со 148-го места до 138-го. С одной стороны, небольшой, но прогресс, с другой - большая загадка. Не будем уже говорить о том, что ни наша прогрессивная, ни ихняя общественность никакого прогресса в упор не видит, а видит только постоянный регресс, но и мы, совсем непрогрессивные, никакого умножения свободы тоже не видим. С 2003 г. ничего не изменилось, и прыжок на десять пунктов в царство свободы совершенно непонятен.

И добро бы так только у нас. Особенность индекса свободы слова в том, что показатели все время скачут не только у России, но и у множества других стран, включая и считающиеся вполне благополучными в смысле свободы слова. Что, по идее, должно было предполагать стабильность показателей, которой, однако, совсем не наблюдается.

В некоторых случаях большие скачки еще можно понять. США, съехавшие с 17-го (2002) места до нынешнего 44-го, в компанию Македонии и Боливии, - все-таки воюющая держава, а война свободе слова не способствует. Украина, напротив, взъехавшая со 132-го (2003 г., еще при Кучме) до нынешнего 112-го места - случай тоже понятный, там сокрушили тиранию. При этом, правда, Грузия, где тоже сокрушили тиранию, в результате этого съехала с 77-го (2003 г., при Шеварднадзе) до 99-го места. Регресс очевиден, хотя все равно гораздо лучше, чем на Украине. Не говоря уже о России.

На постсоветском пространстве все сложно. Но и на других не проще. Польша за один год потеряла больше 20 пунктов - с 32-го (2004) места до нынешнего 53-55-го, которое она делит с Монголией и Северным Кипром. Хотя ни войн, ни госпереворотов в Речи Посполитой не наблюдалось. Австралия, напротив, еще в 2003 г. бывшая со своим 51-м местом хуже Мадагаскара с его 46-м, вдруг вознеслась до нынешнего 31-го места. Даже и Германия проделала сложную кривую: с 18-го (2002) места до 8-го (2003), чтобы затем в этом году обрушиться на 18-20-е. При этом также без каких-либо катаклизмов или хотя бы даже скандалов. Просто так.

Столь скачущие оценки, которые плохо коррелируют с реальностью, наблюдаемой без посредства безграничных репортеров, скорее всего, обязаны своим происхождением самой методике счета, которая весьма произвольна. Согласно разъяснениям репортеров, представители их местных отделений, а также просто "журналисты, исследователи, юристы, правозащитники" отвечают на анкету из 50 вопросов. В ней и вопросы о деяниях, направленных против журналистов персонально (причем самой разной степени тяжести, от убийства до оскорбления) и против СМИ, и вопросы о степени безнаказанности нарушителей свободы слова, и характеристики правового регулирования СМИ, и вопросы о собственности на СМИ etc.

Даже если допустить, что все отвечающие глубоко объективны, возникает проблема с объективностью интерпретации. Чтобы свести анкету из 50 разноприродных показаний в единый балл, нужно присваивать каждому показанию свой вес, после чего по какой-то методике суммировать эти частные параметры. Произвольность счета представляется неизбежной. Конечно, начало и конец списка будут одни и те же что у репортеров, что у наблюдателей, прибегающих к простому умозрению. Демократичнейшая Исландия в начале, Северная Корея в финале. Посередке же все оказывается сложнее.

Например, вопрос о госсобственности на СМИ совсем не так прост. И друзья, и враги "Эха Москвы" сходятся в том, что это либерально-западническое радио смело-оппозиционного свойства. С анкетной же точки зрения "Эхо", входя в "Газпром-медиа", есть внучка правительства РФ, т. е. СМИ, работающее на государство. Разрыв между методологией и просто здравым умозрением тут может быть сильным.

Не менее сложен вопрос, как считать общую степень свободы, которая различна у разных типов СМИ. Ведь в России картина именно такова. ТВ свободно в минимальной степени, радио уже гораздо свободнее, центральная бумажная пресса еще критичнее к правительству, а про интернет-СМИ и говорить нечего. Единственная форма несвободы тут - это пока еще действующее табу на обсуждение личной жизни президента РФ и членов его семьи, но и до слома этого табу, похоже, не очень далеко. Если считать по охвату - Первый канал ТВ потенциально накрывает 99% населения, а прочие СМИ таким покрытием похвалиться не могут - интернета и газет все равно что не существует и налицо сплошная свобода им. К. Л. Эрнста. Если считать по принципу ложки дегтя, то, когда в бочку сладостно-лживого официоза вливается ложка (да скорее уж ведерко - и немалое) дегтя из более свободных СМИ, получается скорее деготь, нежели сироп, - и общая картина будет противоположной. Весь вопрос, как считать и в какой степени счетчики свободны от идейных пристрастий.

Все это не к тому, что пресса в России беспроблемна и всякие в том сомнения - клевета зарубежных центров. Проблемна, и весьма, но методические упражнения репортеров, подаваемые как истина в последней инстанции, имеют к реальной картине (тоже весьма некрасивой) крайне отдаленное отношение. Всякий, кто возьмет на себя труд чуть покопаться в таблицах, может в том удостовериться.

Это при том, что методологический мухлеж с разновесными показателями явно избыточен. Есть масса объективнейших параметров - статистика преступности, уровень и причины смертности, характер заболеваемости etc., которые служат к сугубому посрамлению России в сравнении ее с иными странами. Тому, кто хотел бы указать: "Вот видите! Вот видите!", нет никакой нужды в сложносоставленном манипулировании весьма сомнительными индексами.