Похороны, переходящие в банкротство

Сергей Сумленный
7 ноября 2005, 00:00

Известие о смерти родственников все чаще заставляет немцев хвататься не за сердце, а за кошелек. Даже самые скромные похороны становятся слишком накладными. Попытки же хоть как-то сэкономить на траурных мероприятиях легко могут быть расценены как преступление

"В некоторых регионах страны стоимость похорон достигла таких размеров, что смерть члена семьи может означать для родственников разорение. Все чаще и чаще немцы хоронят своих близких за много километров от дома - просто потому, что в своем городе это им не по карману", - заявил недавно председатель Союза немецких налогоплательщиков Ульрих Фрид. Бизнес на ритуальных услугах - одна из самых закрытых и непрозрачных сфер немецкой экономики. В последнем докладе Союза налогоплательщиков, посвященном немецким кладбищам, отмечается катастрофическая ситуация с повсеместным распространением незаконных поборов с родственников умерших.

На тот свет первым классом

Сегодня похороны за сто или даже двести километров от дома - это реальность, с которой вынуждены сталкиваться многие жители федеральных земель Гессен или Северный Рейн-Вестфалия. Именно здесь траурные мероприятия наиболее дороги - минимальная цена похорон может достигать 13 тыс. евро. Основную часть этой суммы составляет единовременная пошлина за оформление погребения, поступающая в местный бюджет и определяемая администрацией каждого конкретного города. "Размер этих пошлин берется буквально с потолка. Это может быть и пятьсот евро, и четыре тысячи евро - все зависит исключительно от желаний администрации. В прошлом году местные бюджеты получили таким образом более двух миллиардов евро, и аппетиты чиновников только растут", - негодует Ульрих Фрид. Формально федеральное немецкое законодательство запрещает местным властям собирать "несправедливые" пошлины, но на самом деле размер пошлин в соседних городах, где кладбища абсолютно одинаковы, может различаться в разы. Это уже стало причиной десятков исков граждан против местных администраций.

Другая причина существования заоблачных цен - практически полное отсутствие конкуренции на рынке и большое число навязываемых клиенту услуг. Обычно каждое кладбище имеет контракт лишь с одной фирмой, предлагающей родственникам умершего полный набор ритуальных услуг. Стоит ли удивляться, что цены завышаются в разы. Так, цена минимального набора услуг может достигать 5 тыс. евро - это без учета стоимости памятника и цветов (с ними цена обычно удваивается). Практически ни на одном кладбище страны невозможно оформить пользование могилой на срок меньший, чем двадцать или даже тридцать лет (даже в случае захоронения урны с кремированным прахом). Причем вся сумма должна быть внесена сразу. Стандартный контракт обязует родственников оплачивать труд садовников, стоимость работ по реставрации кладбищенских зданий, а также компенсировать другие расходы, не имеющие никакого отношения к собственно уходу за могилой. По мнению чиновников, это совершенно нормально. "В цену любой услуги закладывается престиж. Наше кладбище действительно дорогое, но лежать здесь - все равно что ездить на шикарном лимузине. Это стоит дополнительных денег", - говорит Томас Хорн, бургомистр гессенского города Келькхайм, чье кладбище признано самым дорогим в стране.

Другим путем

Как бы то ни было, все больше и больше немцев не хотят платить кладбищам непомерные деньги и ищут всевозможные обходные пути. Особенно ситуация обострилась в последние полтора года - после того, как был изменен закон о медицинском страховании, согласно которому страховщики теперь освобождены от обязанности в случае смерти страхователя выплачивать его родственникам единовременную компенсацию в размере от 500 до 1500 евро.

Те, кто не считает для себя возможным из экономии хоронить своих родственников в другом регионе страны, теперь все чаще выбирают полулегальную кремацию в Голландии с последующим ввозом праха обратно в Германию. Немецкое законодательство запрещает ввоз в страну человеческих останков в любой форме, но оно не запрещает их вывоз, поэтому официально родственники заявляют, что везут покойного для захоронения в Нидерландах. Голландские же законы гораздо более либеральны и разрешают родственникам "поменять мнение" сразу же после кремации, что и делает большинство немцев. По законам Нидерландов с этого момента прах близких является полной собственностью родственников, и никто не мешает им контрабандно ввезти урну с пеплом обратно в Германию, через совершенно прозрачную границу.

По данным общественной организации Aeternitas, объединяющей борющихся за свои права родственников умерших, кремацию в Голландии или другой стране с последующим нелегальным ввозом праха в Германию уже осуществили более 30 тыс. немецких семей. Нелегальная транспортировка праха в Германию стала отдельным бизнесом, в котором задействовано значительное количество людей. В интернете есть сайты, через которые активисты, борющиеся, по их словам, с консервативной системой немецких кладбищ, бесплатно предлагают всем желающим свои услуги по контрабанде урн с прахом. Aeternitas подчеркивает, что положения немецкого законодательства фактически привели к тому, что родственники умерших, выбравшие кремацию в Голландии, формально стали преступниками. Ведь после ввоза праха в страну его невозможно легально захоронить на кладбище, а если родные хотят развеять прах по ветру или планируют хранить урну с пеплом дома, что предпочитает делать большинство немцев, то их действия квалифицируются статьей 168 УК ФРГ как "осквернение праха" и караются денежным штрафом или тюремным заключением на срок до трех лет.

Единственный выход из сложившейся ситуации, предлагаемый общественными организациями, - постепенный перевод кладбищ из муниципальной собственности в частную. С этой идеей согласен и министр внутренних дел Гессена Фолькер Буффье, предложивший начать приватизацию уже в следующем году. Однако реализация этого плана вряд ли кардинально изменит ситуацию, ведь до сих пор ни в одной приватизированной сфере немецкой экономики не произошло снижения цен, хотя уровень сервиса в большинстве случаев действительно повысился.

Франкфурт-на-Майне