За красные флажки

Николай Силаев
7 ноября 2005, 00:00

Коммунисты стали куда более либеральными, демократическими и даже в какой-то мере буржуазными. Но выбор между "красным", "розовым" и "оранжевым" сделать оказались не в состоянии

Доклад Геннадия Зюганова на недавнем XI съезде КПРФ не слишком удобен для комментирования. В нем самым причудливым образом переплетается несколько тем, слабо между собой связанных, а иногда друг другу противоречащих, причем ни одна из них не развивается до конца. Едва ли это стоит считать недоработкой спичрайтеров главы коммунистов. Зюганов намекнул на несколько разных вариантов дальнейших действий крупнейшей оппозиционной партии, причем сделал это таким образом, чтобы от любого из вариантов можно было в дальнейшем отказаться. Иными словами, в его непоследовательности и противоречивости есть своя система.

Понравиться всем

Наиболее динамичный из коммунистических лидеров Илья Пономарев в разговоре с "Экспертом" назвал доклад Геннадия Зюганова "очень либеральным и очень демократичным". Обилие либеральной риторики в докладе действительно бросается в глаза более всего остального. Социалистическая революция в России, по словам Зюганова, откладывается. "Россия стоит перед объективной необходимостью буржуазно-демократических по своему характеру преобразований - смены бонапартистского режима", - заявил лидер коммунистов. Под этими словами с удовольствием подписался бы любой из российских либеральных оппозиционеров от Гарри Каспарова до Григория Явлинского.

Дальше больше. "Триста миллиардов долларов, ежегодно отбираемых бюрократией у буржуазии (имеется в виду 'рынок' российской коррупции, причем вождь КПРФ здесь явно ориентируется на данные вполне либерального фонда ИНДЕМ. - 'Эксперт') - вот объективная основа неизбежной буржуазной революции в России. Называйте ее 'оранжевой', 'рыжей', 'цветной' или еще как вам угодно - ее социально-экономическое содержание от этого не изменится". Авторитарный режим, коррумпированная бюрократия, вредящая развитию бизнеса, - прямо-таки "Комитет-2008", а не компартия.

Последний процитированный пассаж интересен и тем, что задает еще одну тему в докладе Зюганова, а именно "революционную". В сущности, вождь компартии говорит о неизбежности и желательности "оранжевого" сценария в России. Правда, одновременно он рассуждает об угрозе "олигархического 'оранжевого' переворота", о том, что настоящую демократическую революцию могут осуществить только левые и что "красная" революция может опередить "оранжевую". Ответ на вопрос, какую же все-таки революцию пророчит Зюганов, окончательно скрывается в тумане. А глава компартии продолжает умножать противоречия.

Еще одна тема в его докладе - "розовая". Глава КПРФ отважился на некоторые вполне социал-демократические сигналы. "Распилить" стабфонд, простить предприятиям долги перед бюджетами всех уровней в обмен на повышение зарплат, "навести порядок в сфере приватизации" (что любопытно, жесткого требования национализации здесь нет), повысить расходы бюджета на образование и здравоохранение соответственно до 7 и 5% - кстати, довольно скромные требования. Почти все из этого списка могла бы предложить любая "розовая" политическая сила - вплоть до левого крыла "Единой России".

Но и здесь не обходится без тумана. Доклад насыщен классической коммунистической риторикой: "власть и собственность трудового народа", памятники Ленину и прочее. А эта риторика очень далека от социал-демократической.

Признаки жизни

Съезд компартии 29 ноября мог бы стать протокольным мероприятием, ведь повод для его созыва - необходимость привести партийный устав в соответствие с требованиями законодательства. Судя по эклектичности доклада Зюганова, коммунисты далеки от выработки цельной позиции и предпочли бы ограничиться "протоколом". Однако в существующих условиях они не могут позволить себе роскоши быть политически нейтральными.

Перезахоронение останков Антона Деникина и Ивана Ильина, активное обсуждение темы перезахоронения Ленина, лишение 7 ноября праздничного статуса - у соратников Зюганова есть основания полагать, что вместе с Деникиным, Ильиным и Лениным Кремль надеется похоронить и российский коммунизм. А тут еще выборы в Мосгордуму, которые всеми ведущими политическими силами рассматриваются как своего рода праймериз перед избирательным циклом 2007-2008 годов.

Между тем за последние пару лет КПРФ, по большому счету, может похвастаться только одним успехом, да и то весьма относительным. А именно тем, что вообще сохранилась в качестве партии после того удара, который был ей нанесен на думских выборах 2003 года.

Да, по данным последнего опроса фонда "Общественное мнение" коммунисты занимают второе место после "Единой России", однако за них готово голосовать всего 8% опрошенных (за единороссов - 23%). На региональных выборах в последнее время КПРФ также отнюдь не выглядит фаворитом. Для партии, которая еще сравнительно недавно без труда набирала около 25% голосов, все это означает если и не смерть, то тотальное отступление. Коммунистам необходимо было срочно подать признаки жизни. Это они и сделали на съезде - как сумели.

Геннадий Зюганов попытался раздать всем сестрам по серьгам. Либералам как потенциальным союзникам по тактическим вопросам - демократические лозунги и рассуждения на тему коррумпированной бюрократии. "Олигархам в изгнании", единственным обладателям независимых от Кремля "политических" бюджетов, - намеки на "оранжевый" сценарий. Молодым левакам, самой эффектной политической силе современной России, - обещания "красной революции" и новой "народной" государственности. Массам - призывы к повышению зарплат и "распилу" стабфонда. Традиционному электорату - традиционные коммунистические лозунги.

Кошмар коалиций

Беда вождя компартии в том, что сестер оказалось слишком много, причем между собой дружат далеко не все из них. Антибюрократический пафос и социал-демократия - перспективная связка, которая теоретически может привлечь малообеспеченных сорокалетних (именно в этой нише, по признанию Ильи Пономарева, у коммунистов электоральный провал). Но такой "ревизионизм" вряд ли одобрят старики, которые выходят на демонстрации с портретами Сталина и которые гарантированно обеспечат компартии место в Думе. "Коммунисты - рабы своего 'ядерного' электората, а это электорат вчерашнего дня", - считает руководитель группы "Меркатор" Дмитрий Орешкин. "Партийный актив не готов к поправению", - говорит Илья Пономарев.

С другой стороны, склонные к умеренно левым взглядам избиратели вряд ли одобрят "революционные" лозунги. "Зюганов сам однажды заметил, что в стране есть левая надежда на власть, но нет левого протеста против власти", - напоминает эксперт Горбачев-фонда Андрей Рябов. Никто не захочет свергать власть, на которую надеется. Тем более что украинский опыт слишком у многих в России вызвал стойкую неприязнь к "оранжевой" риторике. Да и сложно представить себе респектабельных лидеров компартии на баррикадах, пусть они и ставят задним числом себе в заслугу митинги против монетизации льгот. К тому же за время, прошедшее с январских выступлений пенсионеров, коммунисты ничем похожим похвастаться не могут, да и не хотят. Похоже, Зюганов и сам понимает все эти противоречия, поэтому он и предпочел "недоговаривать" на съезде.

Отсюда две новости - хорошая и плохая. Хорошая: практическая реализация давней идеи либерально-коммунистического антипутинского альянса, порождение богатой фантазии Бориса Березовского, в России не складывается. Коммунисты готовы быть более либеральными и буржуазными, готовы быть оппозиционными и даже революционными, но не готовы ни в одном из этих направлений зайти слишком далеко. Противоречия в речах вождя компартии - лучшее тому доказательство. Более того, судя по кулуарным высказываниям их лидеров, не готовы коммунисты и "играть в революцию" вторым номером вслед за "Родиной" (в частности, на московских выборах главная задача коммунистов - не столько получить мощную левую оппозицию в Мосгордуме, сколько опередить "Родину", и в этом они готовы сотрудничать даже с Кремлем).

Плохая же новость в том, что надежды на обновление КПРФ в очередной раз похоронены. Рывок за красные флажки Зюганову не удался, и нет оснований полагать, что удастся в будущем. Коммунисты сильно изменились, но стать вменяемой оппозиционной силой, системной социал-демократической партией у них пока решительно не получается и судя по всему не получится в обозримой перспективе. И этот факт никак не облегчит задачу создания полноценной и живой политической системы в России.