Праздник на вырост

7 ноября 2005, 00:00

Редакционная статья

День народного единства очень большая удача. И историческая основа один из кульминационных эпизодов русской истории, и дата начало последнего месяца осени и прямое противопоставление бывшемуглавному празднику СССР все работает на него, усиливая его государственное и общественное значение. Однако это и большое испытание.Любая даже идеально подобранная дата сама по себе не станет настоящим национальным праздником.

4 ноября по Москве прошли представители правых сил. Не тех, что состоят при Чубайсе, а тех, которые против незаконных мигрантов, за то, чтобы Русской земле русский порядок, за то, чтобы чемодан-вокзал-кишлак. Шествие было внушительным и весьма хорошо организованным. Ничего особо экстремистского ни в лозунгах,ни тем более в поведении не было. Особенно на фоне событий в парижских предместьях. Однако вне этого фона смысл акции становится не столь очевидным. Проблемазасилья инородцев в Москве действительно была актуальной года четыре назад, сегодня же она ушла не то что на второй на третий план. Те же кавказцы заняли свои ниши и вполне вписаны в русский порядок. В данной ситуации подобные шествия есличему и способствуют, то точно не народному единству и даже не русскому порядку, аскорее наоборот росту национальной солидарности среди инородцев и иноверцев.

Впрочем, та истерика, которую либеральные СМИ и либеральные деятели поднялипо поводу как нового праздника, так и этого все же достаточно безобидного шествия,еще менее адекватна и еще дальше от народного единства. Просто потому, что, судя поэтой реакции, у части нашего общества при слове народный и тем более национальный сразу отпадает всяческая даже гипотетическая мысль о возможности единства.Истерика вообще очень мало способствует единству что народному, что любому.Она вообще ничему полезному никогда не способствует.

Зато власть была занята добрыми делами. Почему именно День народного единства должен стать днем благотворительности и как вообще это связано с ополчением,собранным в 1612 году Кузьмой Мининым и Дмитрием Пожарским, никто объяснять не стал. Да и не задумывался особенно. Власть, очевидно, не знает, что делать состоль удачно придуманным праздником, и все свои силы направляет на то, чтобы никакие его значимые смыслы вдруг случайно не обнаружились. Ну а про то, чтобы сделать из нового праздника полноценный государственный символ, полноценный Деньнародного единства, и речи нет. Вместо этого по привычке предлагают считать егоднем всего хорошего против всего плохого. Президент на приеме в Кремле хоть както попытался сместить акцент праздника в сторону общества, но сместить так, чтобыобщество было отдельно, государство отдельно, а праздник остался днем добрых дели хороших намерений.

Однако нынешний праздник тем и важен, что он как раз совсем не про то. Он прото, как общество, встав на сторону государства, спасло его от неминуемой гибели. Прото, как простые русские люди (кстати, не только русские и не только православные: вополчении Пожарского были в том числе и татары, которые в отличие от русских воевод поддержали призыв Минина) ощутили потребность в своем суверенном государстве и не пожалели для его восстановления ни денег, ни жизни. А еще про то, как онидоверились государственным людям, когда вроде бы доверия государству не моглобыть никакого, и эти государственные люди не подвели их.

А добрые дела можно и на другой день назначить, например на 2 мая пусть будетеще один выходной в мае.

Впрочем, нет ничего страшного, что первый блин вышел комом. Праздники, тем более важные, так просто не рождаются. Только если и через год, и через два мы сноваувидим шествие истинно правых, истерику либералов и добрые дела от Первого канала, то впору снова садиться за учебники истории и искать новые даты для новых государственных праздников. История наша, конечно, богата на символические и значимые события, но если ее транжирить с такой расточительностью, то скоро придетсяпраздновать День Колумба.