О двух играх Думы с силовиками

Александр Привалов
28 ноября 2005, 00:00

На прошлой неделе в Думе шли две интриги, связанные с исполнением двух поручений президента. В одной из них точки над i, в общем, расставлены, в другой все только началось.

Конечный результат шумной истории с новыми правилами игры для общественных некоммерческих организаций (подробнее об этом см. "Не допустить!", N43) уже вполне предсказуем: эту пьесу мы не раз видели. Дума принимает в первом чтении законопроект с могучим запасом драконовости, общественность апеллирует к президенту, тот вмешивается - и в итоге закон оказывается более гуманным. Шума в этот раз больше, чем прежде (например, чем при точно таком же прохождении законопроекта о манифестациях), не только потому, что прямо задеты интересы самых активных и опытных оппонентов власти, но и потому, что вся операция велась с трудно объяснимой топорностью. Невозможно понять, почему законопроект идет в таком бешеном темпе (шестнадцать дней от внесения в Думу до первого чтения); почему не были проведены широкие консультации с известными деятелями гражданского общества; почему, наконец, Дума не вняла просьбе членов Общественной палаты подождать два месяца и выслушать мнение этого органа. Ясно же, что если мнение ОП в этом именно случае не будет уважено, то потом черта с два кому-нибудь докажешь ее влиятельность, хоть она на уши встань.

Но это все, впрочем, пустяки - и палатцев как-нибудь показательно уважат при втором чтении. Что вызывает наибольшее недовольство в законопроекте, так это его явная ненужность. Нет, я готов поверить депутату Макарову: лакуны в законодательстве о некоммерческих организациях есть - ну так мало ли где у нас в законах лакуны. Живой же потребности в предложенных новациях сегодня нет.

Законопроект подается как исполнение президентского наказа: президент не раз выражал подчеркнутое недовольство тем, как бесконтрольно, по его словам, идет у нас зарубежное финансирование политической деятельности. С тем, что кормить политику из-за границы нельзя, никто не спорит, только новых законов тут не нужно. Прав профессор Аузан: "Скажите, кто запрещает без этого закона налоговой проверять целевое расходование средств, спецслужбам - выявлять подрывные действия, прокуратуре - прекращать деятельность, а суду - лишать регистрации?". - Никто не запрещает; более того, все это - прямой долг силовиков. Они его плохо выполняют? Ну так спросите наконец с них!

То, что по сути законопроект нимало не продвигает решение поставленной Путиным задачи, не означает, к сожалению, что он просто лишен смысла. Смыслов в нем даже два. Во-первых, с принятием этого закона появляется новый "силовой орган" - Минюст, которому поручается наложение и разрешение уз. Почему Минюст справится с тем, с чем не хотят или не могут справиться налоговики, спецслужбисты и прокуроры; есть ли у него подобающий кадровый потенциал и проч. - не спрашивайте, ответа не будет. (В скобках замечу, что меня особенно умилил довод в пользу такого новшества от депутата Крашенинникова: "У нас можно было создать любую организацию по подложным документам, только на основании того, что подано в налоговую инспекцию, - и никто эти организации не проверял". Эй, земляки! А то, что так создаются коммерческие организации, ведущие денной грабеж - см. "Эпидемия из 'одного окна'", N39, - вас не волнует?) Это прекрасно вписывается в общую тенденцию последних лет: силовики все время просят новых полномочий - и иногда их получают, хотя, как правило, их прежних возможностей для решения упоминающихся проблем было за глаза. Вот и здесь - совокупная мощь силовых ведомств увеличена на ровном месте. И не нужно думать, что на этот раз они получили сравнительно немного: лиха беда стать "силовиком", а там уж в Минюсте подумают, какие еще возможности пригрести до кучи.

Второй смысл закона прямо вытекает из первого: взяткоемкость госрегулирования общественных организаций резко возрастет. (Тот же депутат Макаров, отстаивая законопроект, патетически восклицает в телевизоре: "У нас ужасная прокуратура! У нас ужасный Минюст!". Вот именно.) Однако рыбка будущим бенефициантам досталась не без костей: многие общественные организации не будут давать взяток из принципа, и года через полтора-два - они уйдут на прохождение всех внутренних судебных инстанций - ждите в Страсбурге целой череды процессов, никак не служащих чести русского имени. Интересно, в какой степени эти неприятные последствия закона удастся купировать при втором чтении; ведь в том, что основные положения проекта уцелеют, мало кто сомневается.

На этом фоне особенно впечатляет решительность, являемая депутатами в исполнении другого президентского наказа - прекратить "налоговый террор". На прошлой же неделе началось рассмотрение почти тысячи поправок, поданных членами обеих палат ко второму чтению правительственного законопроекта о совершенствовании налогового администрирования. Как мы помним, принятый в первом чтении текст бизнес-сообщество встретило воплями ужаса: он содержит не избавление от террора, а его усугубление. Полномочия налоговых органов этим текстом дополнительно расширяются (видите? та же тенденция), а уровень их ответственности за свои действия и возможности налогоплательщика отстаивать свою правоту - снижаются. Так вот, депутаты дошли до такой смелости, что выдвинули массу поправок, способных радикально изменить законопроект, развернув его в правильную сторону. Не говоря уже о сугубо технических деталях, предложено дополнить УК статьями, карающими налоговиков за вынесение заведомо незаконного решения (до десяти лет отсидки) и за превышение должностных полномочий (до семи лет). По сравнению с таким замахом желание депутатов вписать в Налоговый кодекс "презумпцию добросовестности налогоплательщика" кажется скромной мелочью. Минфин, разумеется, уже заявил, что ничего этого ни за что не допустит, но администрация президента пока не выказала своего отношения к депутатским поправкам.

Так что из двух одновременно разыгрываемых в Думе партий одну "силовики" выиграли уже в дебюте. Во второй депутаты сделали ряд смелых ходов, но ресурсы обороняющейся стороны весьма велики. Если правительственный законопроект устоит, счет получится два - ноль.