Фанаты упаковки

Андрей Виньков
5 декабря 2005, 00:00

О том, почему в российских лидерах по производству упаковки может оказаться не западная, а национальная компания, рассказывает председатель совета директоров компании ГОТЭК Владимир Чуйков

Производство упаковки из гофрокартона (например, коробок для бытовой электротехники) - наиболее быстроходный на сегодня сегмент российской целлюлозно-бумажной индустрии. Уже лет пять оно растет на 10% в год. Не случайно именно в эту подотрасль лесной индустрии в первую очередь рванули крупнейшие иностранные целлюлозно-бумажные компании мира. Свои мощности в России приобрели или разместили такие гранды, как StoraEnso и SCA Packaging. Однако почему-то не они, а компания ГОТЭК из Курской области подает заявку на лидерство в российской отрасли гофроупаковки.

Третий год подряд выручка группы ГОТЭК увеличивается на треть, уже достигнув 118 млн долларов, растет и доля компании на рынке (см. график). В этом году ГОТЭК начала строить и запустила первую очередь своего нового завода по производству упаковки в Новомосковске. Компания обгоняет всех конкурентов и по ассортименту. Ее успехи - наглядное свидетельство отраслевого фанатизма, которого подчас не хватает нашим бизнесменам в промышленности.

Особенность российского картона

- О том, что ГОТЭК - одна из самых динамичных и преуспевающих в своем сегменте российских компаний, говорят даже ваши конкуренты. Может, у вас есть какое-то тайное конкурентное преимущество?

- Наше преимущество в том, что мы много лет работаем в удушающих условиях - на высочайших, выше чем в Европе, ценах на потребляемое нами сырье. Именно это обстоятельство заставило нас постоянно искать новые формы бизнеса. В такой сложной отрасли, как упаковка, с индивидуальным подходом к клиенту и в то же время с крупномасштабным производством, необходимо уметь делать две вещи: достойно отвечать на запросы клиентов и оптимизировать затраты. Мы фанаты своей отрасли. Мы потратили лет десять, чтобы воспитать такую команду и создать такую операционную модель, которые помогали бы две эти составляющих развивать. В своей стратегии мы стремимся предвосхитить потребности клиента. Кроме того, мы постоянно мотивируем людей и компанию на снижение издержек. Мы не инвестируем в активы до тех пор, пока не выстроим под них систему управления, не обучим людей. Вот почему мы в среднем тратим около миллиона евро в год на обучение персонала.

- Давайте для начала о потребляемом вами сырье чуть подробнее поговорим. Как же это так получилось, что оно у нас в России дороже, чем в Европе?

- Сейчас в Европе перепроизводство картона оценивается где-то в миллион тонн. Еще лет пять назад там было все наоборот. Был довольно хороший спрос на упаковочную бумагу и картон, на этой волне решили создавать новые рабочие места и не придумали ничего лучше, как строить новые производства макулатурного картона. Понастроили этих заводов столько, что теперь, судя по макроэкономическим прогнозам в ЕС, цена на него будет только падать. Тестлайнер (картон, произведенный из макулатуры. - "Эксперт") в Европе уже дешевле, чем в России, и пока его поток сюда сдерживается только импортными пошлинами. Стараниями крупных российских производителей картона внутренний рынок закрыт для импорта сырья. Так что наш рынок картона в какой-то степени искусственно перегрет. Только при вступлении России в ВТО дорогой крафтлайнер (картон, сделанный непосредственно из древесины. - "Эксперт") у нас будет быстро заменен на более дешевый европейский тестлайнер.

- Доступ к дешевому европейскому сырью - для вас это единственное преимущество вхождения России в ВТО?

- Сейчас у нас ограничен доступ к западным ноу-хау, к новым материалам. Из-за этого мы не можем разрабатывать некоторые новые виды упаковки. Такие, которые имели бы, например, меньшую плотность, материалоемкость или были бы легче в обработке. Этот лоббизм, по сути дела, закрывает для российских участников рынка возможности совершенствовать технологии одновременно с европейцами. Мы, к примеру, нуждаемся в бумаге высокого качества, плотностью 90 граммов, в картоне плотностью 110 граммов. Сейчас рынок этих материалов для нас закрыт.

- Кстати, а кто же эти лоббисты-сырьевики?

- Их всего три: "Илим Палп", Архангельский ЦБК и Mondi. К счастью, другие небольшие ЦБК увидели наши потребности и стали интенсивно наращивать производство картона. Поэтому мы были даже удивлены сообщением в прессе о том, что крупные компании оценивают российский рынок картона всего в 400 тысяч тонн. Это либо умышленное искажение, либо глубочайшее заблуждение. Если на основе этих данных они строят свою стратегию, то она же им самим потом обернется проблемами. Они недооценивают рынок. На самом деле, даже по данным Росстата, в этом году российский рынок картонной упаковки будет составлять около двух миллиардов квадратных метров. Пересчет в массу по средним плотностям дает нам 1-1,2 миллиона тонн сырья. То есть втрое больше, чем они официально называют. Около 40 процентов этих потребностей в России уже покрывают те самые малые, независимые ЦБК. Уже сейчас мы покупаем половину картона у тех трех гигантов, хотя еще три-четыре года назад покупали у них процентов семьдесят.

Вообще такое отношение сырьевиков к нам обидно, ведь мы, по сути, создаем для них рынок.

Главное - работа со спросом

- В таких условиях вынуждены работать все производители гофроупаковки, в том числе и западные отраслевые компании, которые уже давно обосновались в России. Получается, что вы выигрываете у них только за счет умелой работы с издержками?

- Многие предрекали крах наших проектов в случае прихода в Россию западных отраслевых стратегов. И что же? С момента, когда они начали экспансию, мы поднялись с третьей позиции в рейтинге на первую-вторую. Сейчас мы объявили о строительстве нового завода и готовы объявить еще об одном.

Крупные западные компании, построенные на механическом поглощении мелких конкурентов в разных странах, играют только на эффекте масштабирования бизнеса. Но их время проходит. Их филиалы-фабрики реагируют согласно регламентам, которые им предписывает головная организация, и поэтому не успевают оперативно реагировать на те запросы и изменения, которые произошли в каждом конкретном регионе и у каждого конкретного покупателя. Тем более они не могут адекватно оценивать культурные особенности этих рынков. Поэтому с ними можно вполне успешно конкурировать, правда, с одним условием: нужно вести достаточно крупный бизнес, чтобы осуществлять крупные затраты. Например, таким, как мы, средним компаниям, которые, с одной стороны, имеют доступ к капиталу, а с другой - обладают быстрой реакцией.

- Вот вы упомянули, что в каком-то смысле сами создаете рынок...

- Развитие рынка упаковки - это развитие ритейла в нашей стране. И изменения здесь революционны. Сейчас, например, сокращается доля ящиков, ящики выполняют теперь в основном транспортную функцию, зато растут продажи все более сложных высечных конструкций из картона с художественным оформлением. Такая упаковка помогает продвигать товар. И ГОТЭК отвечает на меняющийся спрос достаточно быстро, реактивно, а в некоторых случаях даже и преактивно, то есть фактически его создает.

Будущее российской гофроупаковки

- Пока ГОТЭК - ЗАО. Нет ли у вас планов стать открытым акционерным обществом и провести IPO?

- Есть, но произойдет это не ранее чем в 2007-м или 2008 году. Пятьдесят миллионов долларов - это тот инвестиционный пакет, который является ликвидным, по нему могут открывать лимиты американские фонды. А для того, чтобы продать акций на 50 миллионов долларов и при этом не продать слишком большую долю компании, мы должны быть больше размером, чем сейчас. Нам нужна выручка минимум в 200 миллионов долларов в год.

- Как вы рассчитываете привлекать инвестора? Ведь если посмотреть на финансы предприятий отрасли, то видно, что рентабельность упаковочного бизнеса не так уж и велика.

- Действительно, в среднем у основных игроков, по нашим данным, рентабельность по EBITDA составляет порядка 6-12 процентов, у лидеров она в районе 17-20 процентов. Естественно, что на фоне сверхрентабельных металлургов и нефтяников мы смотримся хило. Но жизнь ведь состоит не из одного только commodities, то есть сырья. Есть ведь еще очень много других отраслей, где уровень рентабельности в 20 процентов считается весьма привлекательным. Потом, наш бизнес не подвержен столь резким конъюнктурным колебаниям, как сырьевой. Он более стабилен.

Сейчас ГОТЭК по уровню рентабельности находится в числе лидеров. Для нас, в нашей системе показателей управления, повышение финансовой устойчивости - такой же ключевой показатель, как и рост доли рынка. Для нас не характерно получить высокую долю рынка или резко увеличить объем продаж в ущерб финансовой устойчивости - это наша ответственность перед инвесторами, и мы не можем ею пренебрегать. Вот, к примеру, в этом году мы увеличим объем продаж на 24 процента, а рост показателя EBITDA у нас составит порядка 40 процентов (см. график. - "Эксперт").

- Вы не ведете переговоров об альянсах с кем-либо из сырьевиков?

- Не буду скрывать, мы ведем такие переговоры, и вероятность достижения таких альянсов достаточно высока. Однако в ближайшие три-пять лет для нас, переработчиков, ситуация будет благоприятной. Но вот что будет потом, трудно сказать. Поэтому мы хотели бы быть ответственными и перед акционерами, и перед сотрудниками, и перед инвесторами. Поэтому рассматриваем все варианты.