О кланах и борьбе с ними

Александр Привалов
5 декабря 2005, 00:00

На прошлой неделе президент Путин выразился так: "Ничего невозможно добиться! На уровне кланов, я иначе назвать не могу, все стопорится, не пускают", - и правильное слово клан он произнес с правильной интонацией. Не только в жилищном строительстве, о котором шла речь, но везде у нас безраздельно властвуют кланы; самые заметные из них - губернаторские. С этой точки зрения и следует смотреть на идущее на наших глазах обустройство новой политической системы для российских регионов.

Поперек Тверской висит растяжка с цитатой: "'На должность руководителя региона нужно предлагать лидера партии, победившей на выборах'. В. В. Путин". Смысл этой фразы в конкретной ситуации как-то двоится. С одной стороны, ясно, что растяжка висит, чтобы еще настоятельнее побудить дорогих москвичей (уповательно, обожающих Лужкова) отдать свои голоса за возглавляемый Лужковым список "Единой России", дабы та вновь выкликнула мэра в мэры. С другой же стороны, все последнее время нам усиленно подают сигналы, что-де Лужкову сидеть на Москве осталось недолго. Как это понять?

Понимать это нужно, по-видимому, в первом смысле. Будущая Московская дума предложит президенту (в 2007-м ли году, или заранее - как выйдет) предложить ей в мэры Лужкова и, естественно, дружно его утвердит - и мы еще увидим небо в алмазах работы Зураба Константиновича Церетели. Что же до сигналов, то рассылка по регионам лужковских замов может означать не начало демонтажа команды Лужкова, а удаление его потенциальных преемников; распродажа женой Лужкова ее бизнесов - не подготовку ухода семьи с московской арены, а патриотическое желание вложить миллиард-другой в акции "Газпрома" и т. п. Такая трактовка не очень авантажна, зато идеально вписывается в общую картину.

Смотрите: закон позволит победившей в регионе партии выдвигать кандидатуру губернатора. Президент (см. цитату выше) подтверждает, что готов с такими выдвижениями соглашаться. ЕР на недавнем съезде меняет свой устав, передавая своим региональным отделениям практически самостоятельно определять партийные списки на региональных выборах, то есть, фактически, и кандидата в губернаторы своего региона. Единороссы, да и не только они, уже охотно ведут речь о региональных "партийных правительствах". Все, как видите, складывается в единую логичную систему.

Рассуждая теоретически, в этой системе можно найти множество плюсов: она живо напоминает кучу параграфов в стандартном учебнике политологии. Если же оставаться в нынешних реалиях (прежде всего избирательных и судебных), округленность схемы тревожит - сразу в двух отношениях. Сейчас все эти новшества в политической системе почти неприкрыто делаются под "Единую Россию". В результате получается, что власть будет всем весом опираться на партию, которая девятью десятыми своего веса опирается на власть. Мюнхгаузен, вытащивший сам себя за волосы из болота, нервно курит в сторонке, плача от зависти.

Но главная тревога все же не в ЕР. Остается без ответа важнейший вопрос: кто будет менять плохих губернаторов? кто будет отбирать рычаги у их сплоченных кланов? Выходит, что никто: партия выигрывает выборы в закс и проводит своего человека в губернаторы; губернатор обеспечивает на следующих выборах в закс победу своей партии - откуда тут взяться свежему человеку? Разрывы таких кругов будут случаться не чаще землетрясений, и в каждом отдельном регионе власть будет такая же неколебимо стоялая, как при КПСС, - даже если на разных обкомах будут случаться вывески разных цветов, - а кланы останутся всемогущими.

Инициатива президента по отмене губернаторских выборов имела очевидной целью разрушить всевластие феодальных кланов. Но практика показала, что наличие инструмента не всегда означает возможность его применить, даже при несомненном желании, - переназначение таких избранников народа, как Илюмжинов или Дарькин, да и нынешние единоросские обещания увести за горизонт момент расставания с Лужковым прекрасно это иллюстрируют. Президента можно понять: замена как следует окуклившегося губернатора, подтянувшего под свой клан все живое в регионе, - это всегда риск; риск тем больший, чем более значим регион и чем дольше в нем не менялась верхушка. Поэтому всегда (и особенно если нет заведомо пригодной кандидатуры) хочется этого риска избежать. Беда, однако, в том, что риск ничего не менять со временем становится больше риска каких угодно перемен. А все более витиеватая, все более партийная схема назначения глав региона конструируется пока исключительно по принципу "сказавши А, говори Б". В важнейшем деле своевременной или даже запоздалой смены губернаторов она, похоже, большой пользы не принесет - надеяться можно только на прямое вмешательство президента, которое эта схема, если войдет в привычку, будет только дополнительно затруднять.

Что же до кланов, то тут президент Путин до ужаса прав: кланы - и не только губернаторские или министерские; любые - делают что хотят и слова им сказать поперек никто не осмеливается. Только что мы видели тому небольшой и в силу этого идеально чистый пример: на прошлой неделе в Москве закрылся Музей кино, нужный очень многим - от московской молодежи до Бертолуччи и Тарантино, - но путавшийся под ногами у правящего киношного клана. Бог с ней, с давней историей продажи здания неизвестно кому и неизвестно за сколько - забыли. Но фильмотеку музея уже сегодня некуда девать. Найти спонсоров для устроения современного музея было бы нехитро: очень уж престижный проект - стоило власть имущим "подать сигнал", что государство в нем заинтересовано. Этого сигнала никто не подал; культурные чиновники, сто раз обещавшие "не бросить музей в беде", включить его в какие-то там федеральные программы, так ничего и не сделали. Другой причины такого безобразия, кроме боязни даже косвенно укорить пренебрегший музеем клан, я придумать не могу.