Борьба за пустую бутылку

Влас Рязанов
кандидат географических наук
12 декабря 2005, 00:00

Запущен уникальный советский нефтехимический долгострой - завод "Полиэф". Однако его дальнейшая судьба туманна, равно как и происхождение нынешнего владельца предприятия

Компания ООО "Завод 'Селена'" запустила производство на комбинате "Полиэф" - одном из крупных советских недостроев. Этот завод начал выпускать терефталевую кислоту - сырье для производства полиэтилентерефталата (ПЭТФ), из которого изготавливаются пластиковые бутылки для розлива питьевых продуктов - газировки, пива, соков и т. п. Бурное развитие в России бизнеса по продаже напитков вызвало столь же бурный импорт ПЭТФ и строительство предприятий, нацеленных на импортозамещение. Однако импортозамещение шло вяло из-за отсутствия в России сырья. Казалось бы, такие ценные продукты, как терефталевая кислота и ПЭТФ, уже давно должны были привлечь стратегических инвесторов. Однако ключевой завод по выпуску сырья был запущен только сейчас. Причем инвестором и владельцем "Полиэфа" стали не широкоизвестные игроки, а загадочная структура ООО "Завод 'Селена'".

Уникальный долгострой

Решение о строительстве в Благовещенске (Башкирия) крупного нефтехимического комбината было принято еще 20 лет назад. В планах было превращение этого предприятия в крупнейший в СССР центр по выпуску полиэфирных волокон (лавсана). Когда в конце 1990-х начался монтаж оборудования, стало ясно, что будущее комплекса не в волокнах, а в выпуске полиэтилентерефталата. За ПЭТФ были готовы платить многочисленные производители газированных напитков и пива, в том числе и иностранные, уже создавшие свои мощности в России. Предполагалось, что затраты на строительство быстро окупятся.

На уникальный завод в последние годы существования советской власти было потрачено более 560 млн долларов, еще 240 млн израсходовало в постдефолтное время правительство Башкирии. Тем не менее запустить производство так и не удалось. Долгострой, растянувшийся на двадцать лет, и впечатляющая сумма долга "Полиэфа" изрядно надоели и РФФИ, и руководству Башкирии, и в 2004 году комплекс было решено приватизировать. Казалось, что на торгах за "Полиэф" захотят побороться как минимум две крупные компании - "ЛУКойл", развивающий свое нефтехимическое направление бизнеса, и "Сибур".

Интерес "Сибура" к комплексу был понятен - тверское предприятие компании, производящее ПЭТФ, вынуждено работать на импортной терефталевой кислоте, что ставило его не грань рентабельности. Однако "Сибуру", испытывающему недостаток инвестиционных средств, сложно было самостоятельно участвовать в приватизационном аукционе, поэтому в партнеры он пригласил своего условного соперника - "ЛУКойл-Нефтехим". Так что дальнейшие события стали развиваться отнюдь не по конкурентному сценарию. Первые три аукциона провалились - по выставляемой цене 104 млн долларов желающих участвовать не нашлось. Далее РФФИ решило устроить так называемый голландский аукцион с начальной ставкой 168,5 млн долларов и минимальной - 58,5 млн долларов. "Сибур" и "ЛУКойл-Нефтехим", специально для покупки завода создавшие ООО "Отечественные полимеры", терпеливо ждали, пока цена акций достигнет минимального уровня, поскольку, кроме них, других потенциальных покупателей видно не было.

Мистер Х

Продать акции "Полиэфа" удалось в марте этого года после двух месяцев игры на понижение на голландском аукционе - за 119 млн долларов. Таким образом, актив, в который государство вложило около 800 млн долларов, был продан малоизвестной трейдерской компании ООО "Завод 'Селена'". Причем приобретение состоялось даже и не на собственные средства: "Селена" получила во Внешторгбанке кредит под залог 100% акций "Полиэфа".

Так кто же эта "Селена", так внезапно вступившая в элитарный клуб российских нефтехимических игроков? Компания зарегистрирована в Юбилейном - зоне льготного налогообложения, находящейся в подмосковном Королеве. Владельцами и основными менеджерами являются бывшие кадровые военные Анатолий Бондарук и Владимир Канибер. До приобретения "Полиэфа" у "Селены" было несколько собственных мини-производств по выпуску полиэтиленовой пленки и ПЭТФ-бутылок. В сфере интересов "Селены" сейчас находятся почти все татарские и башкирские нефтехимические предприятия. В частности, она продает произведенный "Уфанефтехимом" параксилол, необходимый для выпуска терефталевой кислоты.

По словам знакомого с деятельностью компании источника, пожелавшего остаться неназванным, в российском бизнесе малоизвестная подмосковная компания чувствует себя весьма уверенно, поскольку в ее руководство входят люди, имеющие тесные родственные связи с одним из самых высокопоставленных чиновников Минфина. Именно лоббистские рычаги этого ведомства якобы позволили ей пробиться на закрытый для "чужих" рынок Татарстана и Башкирии, стать крупным трейдером, а позже получить от Внешторгбанка кредит под залог еще не купленных акций "Полиэфа".

Претенденты не сдаются

"ЛУКойл-Нефтехим" и "Сибур", не смирившись с утратой привлекательного актива, уже через три дня после аукциона подали заявление в суд с требованием признать продажу недействительной (из-за несвоевременного получения "Селеной" разрешения ФАС).

И сегодня акции "Полиэфа" находятся под арестом. Летом некая компания "СинтезПромУниверсал" подала в Салехарде иск с требованием признать приватизацию "Полиэфа" недействительной. Юридическая основа данного иска сомнительна, однако он достиг цели - новый собственник комплекса в Благовещенске не может распоряжаться акциями предприятия, что в первую очередь затрудняет привлечение "Полиэфом" кредитов для своего развития.

По словам Михаила Коломийца, руководителя информационно-аналитической компании RCC Intelligence Unit, шансы противников "Селены" отменить результаты аукциона изначально были крайне невелики, а юридическое давление на компанию и арест акций "Полиэфа" лишь должны были затруднить для нее привлечение кредитов для запуска производства. В этом случае "Селена" была бы вынуждена либо пойти на мировое соглашение с "Сибуром" и "ЛУКойлом-Нефтехимом", либо дождаться, когда акции предприятия будут возвращены в собственность РФФИ из-за невыполнения обязательств по запуску производства. Однако свободных средств у "Селены" оказалось достаточно, чтобы запустить первую очередь производства терефталевой кислоты (мощность 108 тыс. тонн).

А на прошлой неделе в апелляционной инстанции арбитражного суда было принято решение о признании сделки по приватизации "Полиэфа" незаконной. Правда, это еще не последний рубеж в долгих судебных разбирательствах.

"Полиэф" недоделенный

Остается открытым вопрос: кто же все-таки будет управлять "Полиэфом"? И дело здесь не только в судебном преследовании, организованном "Сибуром" и "ЛУКойл-Нефтехимом". В 2007 году комбинат должен будет погасить задолженность перед правительством Башкирии в размере 240 млн долларов. Монетарный возврат представляется почти невероятным, поскольку запустить производство "Полиэфа" на полную мощность за два года "Селене", может, и удастся, но успеть заработать четверть миллиарда - вряд ли. Поэтому долг придется гасить акциями: по условиям приватизационного договора "Селена" в случае невыплаты долга отдаст 17% акций комбината.

Мало того что здесь появляются прекрасные возможности для "Сибура" и "ЛУКойла-Нефтехима" стать миноритарными акционерами упущенного актива, так еще и открываются новые перспективы для судебных исков. Ведь 100% акций "Полиэфа" заложены "Внешторгбанку". Но даже если "Селене" удастся выйти и из этого положения, ей в конце концов придется возвращать банковский кредит.

Возможность денежного расчета с банком и вовсе призрачная. Ведь сначала "Селена" должна проинвестировать запуск "Полиэфа" на полную мощность, потом вернуть долг Башкирии, направляя на это прибыль от реализации продукции, после чего сразу же рассчитаться по кредиту Внешторгбанка. Возможность рефинансирования здесь минимальна: акции "Полиэфа" арестованы, и получить под них еще один кредит уже практически невозможно. В общем, вероятность того, что контроль над "Полиэфом" окажется в итоге у банка, довольно высока. К гадалке ходить не надо, чтобы понять: этот пакет Внешторгбанк продаст, ведь его справедливую цену уже сейчас можно назвать - около миллиарда долларов.

Выжить будет непросто

Сейчас единственным производителем полимера ПЭТФ в стране является тверское предприятие "Сибура", однако его доля на рынке, по данным RCC Intelligence Unit, не превышает 15%. Все остальное - импорт, в основном корейский. С запуском "Полиэфа" сырья для производства ПЭТФ будет достаточно, для того чтобы закрыть больше трети этого высокорентабельного рынка. Однако долгая возня с приватизацией привела к обострению конкуренции на почве импортозамещения этого полимера. Уже сейчас в подмосковном Солнечногорске началось строительство завода по выпуску ПЭТФ еще большей мощности, чем у "Полиэфа", его ведет международный концерн Europlast. В ближайшее время могут появиться и другие амбициозные проекты крупных игроков этого сектора нефтехимической индустрии. Неудивительно, что пионер отрасли, "Сибур", отказывается от участия в них, надеясь лишь улучшить экономические показатели своего бутылочного завода в Твери.

Так что в отношении рыночных перспектив "Полиэфа" оптимизм если и уместен, то лишь сдержанный. Российский рынок ПЭТФ и всего, что с ним связано, слишком долгое время развивался стихийно. В результате у нас оказалось три производителя параксилола, ни одного производителя терефталевой кислоты и только один - выпускающий ПЭТФ. Неудивительно, что ни один из производителей параксилола не может реализовывать свою продукцию самостоятельно. По мнению Александра Блохина, аналитика "Антанты-Капитала", то, что "Селена" сейчас имеет контроль над поставками параксилола, не означает, что она сможет сохранить его в будущем. Цены на него в России остаются не рыночными, а договорными и могут поменяться в любой момент.

Теперь понятно, что "Селена", буквально вырвав у "ЛУКойла-Нефтехима" и "Сибура" столь лакомый кусок, сильно рискует как своими деньгами, так и своей репутацией, заработанной за несколько лет торговли на рынке продуктов нефтехимии. Ведь теперь компании придется в не самых простых условиях всей стране доказывать, что ее владение "Полиэфом" есть не только следствие обсуждаемой в деловых кругах близости к чиновникам из Минфина, но и результат выдающихся талантов менеджеров.