Январское дежавю

Граждане России не понимают реформу ЖКХ, не доверяют ей и готовы к массовым протестам против ее реализации

После Нового года россиян ждет неприятный сюрприз: повышение тарифов на коммунальные услуги. С 1 января Россия переходит на стопроцентную оплату ЖКХ - соответствующее постановление правительства было принято еще в конце августа. Речь идет о том, что реформа жилищно-коммунального хозяйства от правительственных и думских кабинетов спустится на уровень подъездов и квартир. Весьма вероятно, что она будет встречена массовыми протестами. И объясняться эти протесты будут не только самим фактом повышения тарифов, но и всей стилистикой проведения подобных реформ в России.

Общество готово к протестам

Фонд "Общественное мнение" в середине октября и второй половине ноября провел два опроса, посвященных отношению российских граждан к предстоящей реформе. Результаты ноябрьского опроса показывают: более половины - 51% - респондентов полагает, что там, где они живут, ответом на введение полной оплаты услуг ЖКХ могут стать массовые акции протеста. Тех, кто массовых протестов не ждет, почти в полтора раза меньше - 35-36% (остальные затруднились с ответом).

При этом общая тенденция такова: чем крупнее городское поселение, тем более вероятными видятся его жителям протесты. Из этой почти линейной зависимости возможных протестов от степени урбанизации и численности населения явно выбивается Москва. Возможность массовых протестов в столице допускает меньше половины (46%) москвичей. Возможно, это связано с тем, что в соответствии с решением московских властей стоимость услуг ЖКХ для жителей столицы не может превышать 10% от месячного дохода семьи (если коммунальные платежи больше, должны выплачиваться субсидии); общероссийский стандарт выше более чем вдвое - 22%. Кроме того, столичные власти не раз заявляли, что стопроцентной оплаты ЖКХ в Москве еще долго не будет, и эти заявления могли успокоить москвичей. Хотя, несмотря на все заверения, в январе тарифы в столице вырастут приблизительно на треть.

О вероятности протестных акций говорят не только "предчувствия", но и отношение к этим акциям опрашиваемых: их не поддерживает лишь 12%, тогда как 62% их одобряют. Месяцем ранее цифры были практически обратными: на 58% одобрявших акции протеста приходилось 11% осуждавших их. Кроме того, 21-22% опрошенных к ним безразличны и 6-9% затруднились с ответом. Для сравнения: в самый разгар протестных акций, вызванных монетизацией льгот, в начале февраля 2005 года их одобряло 52% опрошенных ФОМом, а не одобряло тогда 15%. Остальные либо отнеслись к протестам с безразличием (26%), либо затруднились однозначно определить свое отношение (7%). Как видим, сейчас безразличных стало несколько меньше. О широкой поддержке выступлений против роста цен в жилкомхозе свидетельствует то, что в большинстве социальных групп их одобряет около 60% опрошенных и ни в одной из групп эта цифра не опускается ниже пятидесятипроцентного уровня. Тех, кто акции протеста не поддерживает, в большинстве групп, как правило, одиннадцать-двенадцать процентов.

При этом, как свидетельствуют данные, полученные в последние месяцы, многие россияне не только сочувствуют протестным акциям, но и готовы сами протестовать против стопроцентной оплаты услуг ЖКХ. Правда, около половины - 50-52% - опрошенных протестовать не собирается. Однако остальные не столь категоричны: от 9 до 13% затруднились однозначно ответить на вопрос, а остальные - 37-39% - заявили о возможности своего участия в таких акциях. Понятно, это не означает, что треть взрослых россиян (то есть примерно 30-35 млн человек) в январе-феврале будущего года выйдет на улицы. Однако если это сделает хотя бы каждый десятый из числа допустивших такую возможность (т. е. около трех миллионов), то и в этом случае на улицы выйдет примерно столько же народу, сколько в августе 1991-го. Даже если это предположение реализуется в действиях лишь одного из ста допустивших такую возможность (т. е. протестовать выйдет около 300 тыс. человек), то все равно будет немало. Для сравнения укажем, что в уже упоминавшемся выше февральском опросе возможность своего личного участия в акциях, направленных против монетизации льгот, допускало 24%, то есть едва ли не вдвое меньше, чем сейчас. Между тем акции эти оказались самыми масштабными из тех, что видела страна при нынешнем президенте.

Теперь посмотрим, как соотносится число намеренных протестовать с лояльностью президенту. Готовность к личному участию в протестных акциях обнаруживает почти каждый второй (45-48%) из тех 16% россиян, которые высказывают недоверие президенту. Однако и среди доверяющего ему большинства (а это около половины - 51% - россиян) протестовать готовы не менее трети: 33% в октябре и 36% - в ноябре. Для сравнения: возможность своего личного участия в акциях, направленных против монетизации льгот, в начале года допускал лишь каждый пятый - 21% из доверяющего президенту большинства и 34% из не доверяющих ему россиян.

Дело не только в деньгах

Конечно, лишних денег никогда не бывает, и было бы наивно рассчитывать, что предстоящая стопроцентная оплата коммунальных услуг вызовет всеобщий энтузиазм. Неприятие предстоящего скачка цен объясняется не столько увеличением квартплаты, сколько убежденностью россиян в том, что взамен они опять ничего не получат. Как свидетельствуют данные опроса, в то, что "после введения стопроцентной оплаты услуг ЖКХ жилищно-коммунальные службы будут работать лучше", верит лишь один из двадцати (5%) опрошенных, а подавляющее большинство - 76% - полагает, что от этого "ничего не изменится". Более того, каждый десятый считает, что после этого деятельность служб ЖКХ еще и ухудшится.

Иным словами, проблема не только в том, что россияне не хотят платить за ЖКХ больше. Протестные настроения связаны с неверием в успех реформы, с убежденностью в ее бессмысленности.

ФОМ на протяжении нескольких лет исследует отношение российских граждан к работе служб ЖКХ, и с каждым годом это отношение ухудшается. В марте 1999-го деятельность своих служб ЖКХ оценили на "удовлетворительно" 38% опрошенных. В феврале 2001 года число таких оценок сократилось до 31%. В июле 2003 года их стало 28%. Столько же было зафиксировано и в ноябре 2005-го. Количество неудовлетворительных оценок за этот период выросло с 39 до 58%.

Примерно в то же время, отвечая на вопрос ФОМа о том, как изменилось за последний год качество получаемых жилищно-коммунальных услуг, более половины - 56% - заявили об отсутствии каких-либо изменений. Положительные изменения отметили 9%, отрицательные - почти втрое больше (24%) россиян; 11% затруднились ответить однозначно.

Между тем тарифы на ЖКХ растут уже давно. И у российских граждан накопился большой отрицательный опыт: неизменно низкое качество работы служб ЖКХ при постоянном росте тарифов. Введение стопроцентной оплаты воспринимается просто как очередное повышение цен на услуги коммунальных служб, а не как элемент реформы, то есть качественного изменения отрасли. Что, в свою очередь, отражает тот факт, что публичное обсуждение реформы ЖКХ - одной из важнейших для современной России - оказалось сведено к дискуссии о стопроцентной оплате.

При этом стопроцентная оплата не была самоцелью - цель заключалась в том, чтобы повысить прозрачность финансовых потоков в отрасли. Но именно стопроцентная оплата стала основой риторики, причем не только оппозиции, но и власти. В этом году высокопоставленные российские чиновники неоднократно обещали, что стопроцентной оплаты ЖКХ в России в ближайшее время не будет. В числе обещавших был и спикер Совета федерации Сергей Миронов, который в феврале сказал, что Совет федерации законодательно запретит вводить стопроцентную оплату. Эти заявления звучали, несмотря на то что принятый в конце прошлого года новый Жилищный кодекс предполагал неизбежный переход на стопроцентную оплату ЖКХ и выплату субсидий тем семьям, для которых она была бы неподъемной.

Разумна эта мера или нет, но в любом случае совершенно не обязательно все время твердить про стопроцентную оплату, пугая и путая людей (тем более что во многих регионах фактически уже давно оплачиваются все 100%). Прозрачность же финансовых потоков куда меньше путает людей, да и напугать кого-то, кроме самих деятелей ЖКХ, вряд ли сможет. Впрочем, переходить на риторику "прозрачности финансовых потоков" сегодня, возможно, уже и поздно. Но что очевидно не поздно, так это максимально ясно и честно объяснить, чем реально грозят нынешние перемены гражданам. Судя по данным социологов, именно неясность и недоверие к действиям власти являются основной причиной негативных ожиданий и протестных настроений.