Окончательный диагноз

Всеволод Бродский
30 января 2006, 00:00

Все диктатуры начинаются по-разному, но заканчиваются зачастую одинаково: мемуарами свидетелей частной жизни тиранов -- телохранителей, посудомоек, придворных шутов. Ала Башир долгие годы был личным врачом Саддама Хусейна и имел возможность наблюдать самого демонизируемого политического лидера современности во всех его проявлениях. Насколько достоверна книга Башира, созданная к тому же в сотрудничестве с норвежским журналистом, -- неизвестно; порой автор слишком очевидно пытается дистанцироваться от бывшего босса и изобразить себя этаким академиком Сахаровым. И все же это отнюдь не просто попытка самооправдания и сборник страшных анекдотов про павшего диктатора.

Хотя, конечно, кафкианского абсурда здесь хватает с избытком. Инфернальный тиран из странного тщеславия носит обувь слишком маленького размера и всю жизнь страдает от кровавых мозолей. Правительственные чиновники обязаны не толстеть, а то их выгонят со службы. Старший сын Хусейна более всего походит на мальчика-колдуна с волшебными спичками из старого советского фильма: друзей он помещает в казематы, чтоб они крепче его любили. Порой Хусейн напоминает Сталина, еще чаще -- всех известных истории тиранов разом. Однако постепенно из описаний внутренней жизни иракских властных структур вырастает хроника распада тоталитарного режима, по-своему логичная и показательная. Башир демонстрирует, как рушится государство, пока его лидер пытается наладить баланс между коррупцией и управляемостью, подменяя политическую волю трусливым хитроумием: "пусть воруют, лишь бы не бунтовали"; как жесткая манера управления на поверку оборачивается серией истерических припадков; как в эту истерику вслед за диктатором соскальзывает вся страна. А посреди разрушенной страны аутичный, потерявший всякую связь с внешним миром тиран пишет роман за романом -- о собственном мировом величии и о грядущей победе над врагами.