Яд для конкурентов

Влас Рязанов
кандидат географических наук
30 января 2006, 00:00

Завод "Корунд", производящий цианид натрия, просит у государства ввести запретительные импортные пошлины на эту продукцию. Таким образом его владелец Яков Голдовский пытается решить проблему невысокой конкурентоспособности своей компании

На прошлой неделе наши золоторудные компании получили письма из Министерства экономразвития, сразу ставшие предметом их сильного беспокойства. МЭРТ приглашал их к участию в общественных слушаниях по вопросу о повышении импортных пошлин на цианистый натрий (цианид натрия). Это вещество, которое используется как растворитель руд, занимает одну из главных позиций в структуре текущей себестоимости золотодобывающих компаний, так что волнения были вполне оправданными. Однако на все это можно было бы и не обращать внимания -- ведь мировые цены на золото, а вслед за ними и прибыли золотопромышленников высоки как никогда, -- если бы не одно обстоятельство.

С инициативой протекционистских мер в конце прошлого года выступило ООО "Корунд" из города Дзержинска, единственный производитель цианида натрия в России. Почему же монополист воззвал к государству с просьбой о защите? В своем заявлении в МЭРТ компания это объясняет так. Из-за возросшего импорта цианида натрия якобы причиняется серьезный ущерб всей экономике. В частности, доля продаж отечественного цианида в общем объеме потребления в России в 2004 году снизилась по отношению к 2002 году с 58 до 5%. Поэтому представители "Корунда" требуют повышения пошлин на цианид с нынешних 5 до 25%.

Золотодобывающие компании, потребители цианида, изложили нам другую версию такого интереса "Корунда". По их мнению, монополист пытается за счет государства сгладить просчеты в собственном бизнесе. Мол, новый собственник завода, а им через свои структуры в 2004 году стал Яков Голдовский, известный историей с "Сибуром", не готов к инвестициям в новые технологии и продвижению новых стандартов упаковки, а решил просто ограничить конкуренцию.

Кто прав?

"Корунд", который сам себя высек

Цианиды, знакомые большинству читателей, слава богу, лишь по творчеству Агаты Кристи, в промышленности используются главным образом при обогащении руд, а также в гальванотехнике и при производстве специальных видов стали. Цианид натрия -- фактически единственный растворитель, применяемый для извлечения золота из добываемых руд коренных месторождений. При этом бесперебойные поставки основного реагента -- в необходимом количестве и должного качества -- один из главных факторов эффективной работы золотодобывающей индустрии.

В последние годы в России наблюдается следующая тенденция: рудного золота добывается все больше, а доля россыпного падает. Так, в соответствии со стратегической программой "Золото России" до 2010 года предполагается довести долю золота, добываемого из руд коренных месторождений, до 60─80% (ранее она оставляла примерно 30%). Это означает, что вместо механического обогащения золотоносных пород будут увеличиваться потребности в применении сравнительно новых технологий выщелачивания. Сейчас потребность российских золотодобывающих предприятий в цианиде натрия, по оценкам иркутского НИИ благородных и редких металлов и алмазов, составляют 13─14 тыс. тонн. В ближайшие пять-десять лет, при вводе в эксплуатацию крупных золотоизвлекательных фабрик, спрос может вырасти и до 30─40 тыс. тонн. При этом объем производства "Корунда" составляют не более 10 тыс. тонн, так что монополист не в состоянии полностью удовлетворить потребности наших золотодобытчиков.

"В период с 2002-го по начало 2004 года 'Корунд' и вовсе стал работать с большими перебоями, -- рассказывает председатель Союза золотопромышленников России Валерий Брайко, -- не обеспечивая поставки цианида натрия потребителям даже по уже заключенным и проплаченным договорам. Тем самым 'Корунд' сам себя высек". Золотодобытчики сразу же нашли альтернативных поставщиков цианида натрия -- ими стали в основном производители из Южной Кореи. Бизнес "Корунда" стал коллапсировать.

В апреле 2004 года "Корунд" в ходе банкротства перешел под контроль компаний экс-главы "Сибура" Якова Голдовского. Однако новоиспеченный собственник не стал реализовывать в Дзержинске дорогостоящие инвестиционные программы, чтобы вывести конкурентоспособность продукции "Корунда" на новый уровень, а пошел по привычной проторенной дороге олигархов -- начал лоббировать оптимальные для себя условия ведения бизнеса. В начале 2005 года "Корунд" направил заявление в Минэкономразвития о возбуждении антидемпинговых расследований в отношении ряда химических продуктов. Основанием для применения протекционистских мер "Корунд" назвал нанесение значительного ущерба бюджетам всех уровней в результате вытеснения отечественных производителей с рынка.

Опасно для здоровья

Между тем, как утверждают представители золотодобывающих компаний, в России "Корунд" вполне мог бы иметь шанс на благосклонность покупателя. Ему необходимо было лишь изменить форму продукта и его упаковку.

"Для нас самый принципиальный момент, -- говорит гендиректор золоторудной компании 'Полиметалл' Виталий Несис, -- это качество продукта. 'Корунд' выпускает цианид чешуйчатый. Он сильно пылит, слеживается, работать с ним опасно для здоровья. Другое дело корейский продукт. Они его выпускают в соответствии с мировыми стандартами в виде таблеток, которые не пылят, не слеживаются и предназначены для механизированного способа растворения". "Ребята! -- призывает Виталий Несис владельцев 'Корунда', -- купите гранулятор, и тогда мы вашу продукцию будем покупать по крайней мере для наших уральских предприятий. А сейчас мы не готовы травить своих людей".

Чуть менее принципиальное значение имеет для потребителей тара -- у "Корунда" это стальные барабаны вместимостью до 100 кубических дециметров. Стальные барабаны упакованы в фанерные. У корейцев же и японцев это просто стальные барабаны со съемной крышкой емкостью до 50 кубических дециметров. По наблюдениям специалистов артели старателей "Селигдар", для приготовления двух тонн продукта двумя рабочими тара "Корунда" требует 200 минут, а импортная -- 40.

Получается, что закрытие рынка пошлинами повлечет за собой отнюдь не отказ от иностранного товара, а лишь рост издержек золотодобытчиков. "Реальную угрозу эта инициатива представляет для золотодобывающих предприятий на Дальнем Востоке, -- говорит Виталий Несис. -- Дело в том, что разница в цене цианида 'Корунда' и корейского продукта составляет за счет транспортных издержек тридцать-сорок процентов. Для 'Полиметалла', например, предполагаемые потери от роста цен на этот реагент могут составить до трех миллионов долларов в год, что, между прочим, сопоставимо с ежегодными затратами компании на геологоразведку. По сути, мы вместо собственного развития будем тратить деньги на субсидирование неэффективной компании".

Вдали от золота

Наверное, на этом можно было бы все и закончить, призвав свернуть на корню "бессовестную" инициативу г-на Голдовского. Но, по нашему мнению, у "Корунда" есть объективный и весьма серьезный для ведения бизнеса недостаток, который делает его затею с пошлинами осмысленной: крайне невыгодное географическое положение. Сам он находится в европейской части России, в Нижегородской области, в то время как все основные потенциальные потребители его продукции -- за тридевять земель, в Восточной Сибири и на Дальнем Востоке. По большей части именно это и сводит на нет все попытки эффективно развивать цианистый бизнес "Корунда".

Разница в отпускной цене российских и импортных цианидов невелика, транспортные же затраты таковы, что даже с повышением пошлин с нынешних 5 до 25% продукция дзержинского предприятия останется неконкурентоспособной (см. график). Единственный рынок сбыта, на котором "Корунд" сможет чувствовать себя хорошо, -- Урал, однако и здесь за потребителя придется побороться.

Выйти на основной -- сибирский и дальневосточный -- рынок (именно там ведутся основные золоторудные проекты) дзержинский завод сможет только в случае резкого снижения логистических расходов. "Проблема в том, -- говорят в 'Корунде', -- что мы находимся с корейцами в неравных условиях. Мы производим ядовитые вещества, оборот и транспортировка которых регулируются жесткими нормами и правилами. Здесь свои ГОСТы, оставшиеся со времен СССР. Однако в соответствии с международными соглашениями поставка импортного цианида возможна без сопровождения, тогда как мы обязаны это делать (вагон-теплушка с охраной). Кроме того, существуют различные ГОСТы по упаковке, которые мы не можем нарушать. Так, мы не имеем права паковать цианид в так называемые биг-бэги, а вынуждены загружать его в металлические бочки. Из-за этого удорожание перевозки тонны цианида может составить до тридцати процентов".

Однако из этих объяснений становится очевидно следующее: в проблемах "Корунда" виноваты скорее советские ГОСТы, а не демпингующие корейцы. Закрывать от них рынок -- нелогично.

Кто смеется последним

Как нам удалось выяснить, в повышении пошлин на импортные цианиды заинтересован еще один игрок -- группа "ЛУКойл-Нефтехим", которая в середине прошлого года на своем заводе "Саратоворгсинтез" начала строительство производства цианида натрия по современной технологии (см. фото). Неожиданный интерес "ЛУКойла" к цианидам объясним: яд этот изготавливается с использованием синильной кислоты, которая, в свою очередь, образуется при производстве выпускаемого "Саратоворгсинтезом" акрилонитрила и требует утилизации. Мощность производства там составит 15─18 тыс. тонн, что способно закрыть большую часть российского рынка, тем более что по качеству саратовский цианид не должен будет уступать корейским и японским аналогам. Запуск производства намечен на начало 2007 года, и эту дату можно считать часом Х для цианидов "Корунда", если там в срок не проведут модернизацию. Срок окупаемости проекта определен "ЛУКойл-Нефтехимом" в семь лет, но в случае повышения импортных пошлин он может существенно сократиться. Однако пока непонятно, как качественный товар "ЛУКойл-Нефтехима" сможет разрешить географически-логистическую проблему. "По большому счету, завод по выпуску цианидов надо было строить где-нибудь в Иркутске или Ангарске", -- говорит Валерий Брайко.