За ЦБ РФ

30 января 2006, 00:00

Редакционная статья

Падение котировок доллара ниже 28 рублей и спокойная реакция на это событие и российского бизнеса, и российских властей фиксирует абсолютно новую для нашей экономики ситуацию: все подготовились к жизни в условиях укрепляющегося рубля.

С точки зрения общеэкономической логики это абсолютно разумно. Исследуя лет десять назад динамику курса национальной валюты и темпы роста соответствующего национального хозяйства (в поле нашего интереса попали такие государства, как Германия, Япония и другие страны ЮВА), мы увидели вполне определенную связь. Страны в течение первых семи-десяти лет развития экономики пытаются сдерживать рост национальной валюты, стимулируя таким образом местное производство самым примитивным из возможных способов. А потом, создав плацдарм для инвестиционного роста, начинают, вынужденно или нет, отпускать курс в пользу его укрепления. То есть крепнущий курс -- норма для государства, чья экономика развивается за счет инвестиций. И зря нас пугают сторонники ультралиберальной школы, оперирующие опытом первого десятилетия жизни новой российской экономики.

Спокойствие по поводу укрепления рубля логично и при локальном взгляде. Финансовая устойчивость страны колоссальна, о чем свидетельствует, например, уже не раз упомянутый объем наших золотовалютных резервов. И государство, и частные российские компании активно заимствуют деньги на внешних рынках, и их бумаги пользуются высоким спросом. Первое обстоятельство делает выгодным для наших игроков укрепление рубля, второе -- неизбежным повышение цены всего национального капитала, в том числе валюты.

Существуют ли риски? Существуют, но сегодня вряд ли кто-то располагает информацией, чтобы по-настоящему их оценить. Мы, по сути, не можем спрогнозировать ни поток иностранных инвестиций, ни поток местных инвестиций, ни тем более эффективность этих инвестиций. Все, что мы можем сказать: у нас есть по крайней мере год, чтобы набраться опыта жизни в условиях укрепляющегося рубля.

Такая неопределенность -- норма для рыночной экономики. Для управления этой неопределенностью существуют центральные банки и федеральные резервные системы. Но сумеет ли Банк России предупредить или купировать кризис в случае раздувания "инвестиционного пузыря"? Абсолютно ничего нельзя сказать по этому поводу, так как у нашего ЦБ нет такого опыта и Сергею Игнатьеву некого копировать: самый лучший "центральный банкир" России, Виктор Геращенко, ликвидировал лишь один кризис -- кризис неплатежей.

Но у нас есть для вас и очевидно приятные новости. Тот факт, что Минфин сообщил о своем намерении передать стабилизационный фонд под управление ЦБ, показывает, что во власти созрело намерение сделать из ЦБ нормального игрока денежного рынка, полностью отвечающего за денежную ликвидность -- и в тех случаях, когда она ведет к инфляции, и в тех, когда к дефляции. Это шаг в правильном направлении. ЦБ должен быть сильным игроком. Есть в этом шаге и еще один плюс. Передача стабфонда свидетельствует о желании властей управлять ликвидностью в основном рыночными методами. По нашему ощущению, было бы неплохо, если бы ЦБ использовал стабфонд прежде всего для снижения норм резервирования и долгосрочного рефинансирования коммерческих банков.

Усиление роли центральных банков -- не только наш тренд. В то время как Россия приобрела иммунитет к укреплению рубля, мир все больше привыкает к слабеющему доллару. Привычка эта, впрочем, не приобрела никаких более или менее стационарных форм, рынок просто приноравливается к хаосу. Перемены потрясающие. Если двадцать лет назад падение доллара приводило к абсолютно логичному падению цен на американские бумаги и росту их доходности, то сейчас реакция обратная: падение доллара ведет к падению доходности по бумагам. Это показывает, что рынок стал абсолютно спекулятивным. И даже самые консервативные активы -- госбумаги США -- стали предметом игры. А раньше ведь были "якорями", "резервами" и "тихими гаванями".

Чем закончится этот период спекулятивного хаоса? Сможет ли глобальный финансовый рынок перестроить свои денежные потоки, минуя глубокий кризис? Маловероятно. Скорее всего национальным центральным банкам экономически значимых стран придется вручную купировать кризис. И хорошо бы ЦБ РФ к этому моменту обладать необходимыми властью и компетенцией.