Инвестор Sapiens

Книги
Москва, 06.02.2006
«Эксперт» №5 (499)
По мнению автора книги, для успешной работы на фондовом рынке необходимо разбираться в физике, биологии, философии и литературе

Есть в Аннаполисе, штат Мэриленд (США), колледж Сент-Джонс, подготовивший не одного успешного финансиста. При этом его студенты не изучают ни одной специальной финансовой дисциплины из серии "Корпоративные и международные финансы", "Ценные бумаги с фиксированной доходностью", "Спекулятивные рынки" и проч. Вместо этого они четыре года штудируют и обсуждают великие книги: классические литературные произведения и труды по философии, теологии, психологии, управлению, экономике и истории. На первом курсе -- такие, как "Илиада" Гомера, "Арифметика" Никомаха или "Физика" Аристотеля, на последнем -- "Войну и мир" Толстого, избранные статьи Эйнштейна или "Капитал" Маркса. Выпускники Сент-Джонса считают, что самой главной наукой, усвоенной ими в колледже, была наука не о том, как стать лучшим трейдером, инвестиционным банкиром, брокером или аналитиком, а о том, как лучше и совершеннее мыслить, и именно это сделало всех их без исключения более компетентными в своей профессии.

Сент-джонсовская уникальная Программа великих книг -- один из примеров, которыми Роберт Хэгстром, старший вице-президент и директор компании Legg Mason Focus Capital, автор нескольких бестселлеров о профессионалах фондового рынка, иллюстрирует свою концепцию успешности в инвестиционном бизнесе, изложенную в книге "Инвестирование. Последнее свободное искусство". Роберт Хэгстром полагает, что сугубо прикладных знаний недостаточно для понимания истинных механизмов функционирования фондового рынка: "Подобно большинству профессионалов в области инвестиционного бизнеса, я начал карьеру с систематического изучения бухгалтерии, экономики и финансов. Но, несмотря на поглощенные в огромных объемах книги, журналы, специализированные издания и материалы исследований, зачастую я чувствовал, что информация, извлеченная мною из всех этих источников, недостаточна. С годами становилось все более очевидным: каноны инвестиционной отрасли не вполне объясняли то, что я наблюдал и переживал на рынке".

Иными словами, специалист, сосредоточивающийся исключительно на изучении "своего" предмета, рано или поздно сталкивается с ограниченностью своих знаний о нем. Хотя, казалось бы, он оптимально распределил свои силы: тратил свое ограниченное, как у каждого из нас, время на накопление большого объема знаний о немногом, не отвлекаясь на информацию обо всем остальном, как не имеющую отношения к делу. Но в итоге такой специалист создает для себя и для других настолько обедненную по сравнению с реальной жизнью интеллектуальную модель того же фондового рынка, что та перестает выполнять свою основную функцию. А именно: объяснять функционирование рынка таким образом, чтобы инвестор мог действовать на нем эффективно.

Поняв это, Роберт Хэгстром и написал "странную" книгу об инвестировании, где почти не говорится о том, чему учат финансистов в бизнес-школах: "Вся эта наука, -- пренебрежительно замечает один из экспертов, на которых в поддержку своих позиций ссылается автор, -- сводится к щелканью по клавишам калькулятора".

Новости партнеров

«Эксперт»
№5 (499) 6 февраля 2006
Армия
Содержание:
В неестественной позе

Следствие по делу об избиении рядового Сычева зашло в тупик

На улице Правды
Реклама