Б/умер

Культура
Москва, 06.03.2006
«Эксперт» №9 (503)
В российский прокат выходит долгожданное продолжение "Бумера". Сиквел оказался досадным самоповтором, вызванным к жизни отсутствием в российском кинематографе свежих идей

Практически во всех предпремьерных интервью создатели второго "Бумера" неизменно говорили, что совершенно не собирались делать сиквел, полагая историю законченной, мнение же свое переменили отнюдь не сразу и только потому, что "Бумер. Фильм второй" -- это не сиквел. То есть продолжение, конечно, но одновременно абсолютно самостоятельное и, главное, вовсе другое кино.

В результате у нас есть две новости: первая хорошая, вторая плохая. Хорошая: "бумеровская" команда и впрямь очень постаралась доказать, что имеет целью вовсе не срубить максимум бабла на эксплуатации успешного знакового проекта-локомотива, а сделать полноценное автономное кино. Плохая: этого у нее не получилось. То есть не получилось полноценного автономного кино -- с баблом-то все будет отлично, хитовый потенциал второй серии очевиден.

Первый "Бумер" не только много хвалили, но и много ругали. Хвалили, что редкость, за дело; ругали, что правило, незаслуженно. Уличавшие Буслова в "романтизации бандитов", казалось, не о "Бумере" писали, а о "Бригаде": не было никакой романтизации в этой жесткой и на удивление трезвой истории, которая на деле и не бандитам вовсе была посвящена.

Безвестный новичок Буслов, выходивший "к столу" под скептические смешки искушенной публики, четко разложил все шары по лузам и не оставил оппонентам шанса честно отыграться. "Бумер" был исключительно цельной и техничной картиной, на всех уровнях лишенной признаков аматерства. Буслов использовал классическую (в основе своей вообще архетипическую) коллизию, многократно и эталонно отыгранную в голливудском или франко-итальянском кинематографе лучших времен: противостояние бандита и судьбы. Герой, поправший законы и правила, но, безусловно, симпатичный и наделенный индивидуальным кодексом чести, пытается выйти из игры, а рок принуждает его платить по счетам, потому что платить приходится всегда, всем и несмотря ни на что.

Но данную хрестоматийную матрицу Буслов еще и наложил на актуальную, кровоточащую социальную реальность -- ведь законы и правила попрала так или иначе вся страна... У него получился не просто сурово-сентиментальный мужской фильм -- но фильм о русском вчера и сегодня. О войне, на которой герои "военнообязанного" возраста -- сильные рисковые мужики -- оказались бойцами без привнесенных уголовным арго кавычек: всамделишными рядовыми новой гражданской, на которой зарыли в мерзлую почву Родины изрядную часть активного поколения 90-х. Рядовыми войны всех против всех, где и сын на отца, и брат на брата, и друг на друга, где гибнут равно военные и гражданские. Войны без войны, которая никому из вольных и невольных комбатантов не оставляет шанса "вернуть эту землю себе" (наоборот: бесконечно отчуждает их от собственной страны). В которой нельзя победить, а можно только, собрав всю волю, попытаться зарыть винтовку (волыну, люгер, плетку) и зажить мирно всему наперекор. Но и этого не получается: не дает все тот же фатум.

Сказано было лаконично и неожиданно внятно. Казалось, что прибавить к этой истории решите

У партнеров

    «Эксперт»
    №9 (503) 6 марта 2006
    Ближний Восток
    Содержание:
    Тегеран-235

    Иран стремительно превращается в мощную региональную державу. Если Западу не удастся договориться с иранцами о плавном пересмотре баланса интересов, острой конфронтации между ними не избежать

    Обзор почты
    Культура
    Реклама