Многомерная политика

Политика
Москва, 06.03.2006
«Эксперт» №9 (503)
Чтобы адекватно оценивать происходящие в мире перемены, недостаточно ориентироваться на какой-то один показатель. Нужен комплексный подход, опирающийся на объективные данные, а не на субъективные оценки

Динамичная, влиятельная на международной арене страна со средним качеством жизни и неокрепшими демократическими институтами, сталкивающаяся с большим количеством внутренних и внешних угроз, подрывающих ее целостность и суверенитет. Таким получается портрет России, если проанализировать данные исследования "Политический атлас современности", которое провел Московский государственный институт международных отношений в сотрудничестве с Институтом общественного проектирования и группой "Эксперт". Его результаты были обнародованы на прошлой неделе. На первый взгляд в исследовании нет ничего необычного -- мало ли сегодня в мире составляется рейтингов, расставляющих страны по ранжиру -- уровню конкурентоспособности, коррупции, свободы слова и демократии. В действительности же оно принципиально отличается от большинства таких рейтингов.

Во-первых, авторы "Атласа" отказались от использования так называемых экспертных оценок, которые вносят в подобного рода исследования значительную долю субъективизма. Какой-нибудь австралийский юрисконсульт может долго думать, кого в рейтинге коррумпированности поставить выше -- Россию или Нигерию, а испанский журналист может быстро прикинуть, где лучше обстоят дела со свободой слова -- в Лаосе или Судане, но толку от таких оценок все равно будет не много. Поэтому российские ученые решили опираться исключительно на объективные данные. Для этого они взялись собрать и обработать около тридцати тысяч параметров (например, средний срок пребывания у власти главы государства за последние полвека или число партий) применительно почти к 200 странам.

Отказ от субъективных оценок -- большой шаг вперед. Дело не в том, что исследование показало, будто составители опросных рейтингов заблуждаются насчет происходящего в мире. Между новым российским рейтингом и остальными много пересечений. Дело в том, что объективный анализ позволяет более точно отслеживать изменения в положении стран. Ведь изменения в опросных рейтингах фиксируют не столько перемены в состоянии дел в той или иной стране, сколько перемены в ее восприятии в мире.

Скажем, в прошлом году по телевизору показывали цунами в Юго-Восточной Азии, а в этом -- землетрясение в Пакистане. Значит ли это, что за год жизнь в ЮВА стала безопаснее? Конечно нет, но на взаимном положении стран в каком-нибудь гипотетическом опросном рейтинге это наверняка скажется. Другой пример: в одном году по всем телеканалам рассказывали о фальсификации выборов в некой полуавторитарной стране, а в другом -- о подтасовках у соседей. О чем это говорит? О том, что за год ситуация с демократией в одной стране улучшилась, а в другой -- ухудшилась? Или, может быть, просто о том, что у них в разное время выборы проходят? А ведь частота упоминания той или иной страны в негативном контексте, безусловно, влияет на оценки экспертов. Российский рейтинг этого недостатка лишен. Поэтому он гораздо лучше приспособлен к тому, чтобы отслеживать изменения в положении стран.

Во-вторых, авторы "Атласа" не стали пытаться выс

У партнеров

    «Эксперт»
    №9 (503) 6 марта 2006
    Ближний Восток
    Содержание:
    Тегеран-235

    Иран стремительно превращается в мощную региональную державу. Если Западу не удастся договориться с иранцами о плавном пересмотре баланса интересов, острой конфронтации между ними не избежать

    Обзор почты
    Культура
    Реклама