Письма читателей

17 апреля 2006, 00:00

Комментарии наших читателей к статье "Дело Сычева: после истерики" и ответ автора статьи

Дело Сычева: после истерики

2006 № 13 (507)

То, что произошло, -- трагедия. Но еще большей трагедией считаю желание доброхотов гадить на голову собственной армии. В любой армии мира есть потери в мирное время. Два с половиной миллиона человек с оружием и сложной боевой техникой -- это слишком рискованная по сути и большая статистически выборка, чтобы там не случалось ЧП и несчастных случаев. Кто скажет, сколько в день трагедии с Сычевым погибло молодых парней его возраста на гражданке? Сколько спилось, село на иглу или в тюрьму? Уверен, что в разы больше, чем в армии. Да, ей требуется реформа, но не надо плевать на нее и унижать. Хватит последних пятнадцати лет. Наоборот, нужно поднимать престиж службы. И государство должно поощрять тех, кто идет служить. Даже в советские времена, когда откосить от службы было не в пример сложнее, человек отслуживший поступал в вуз с вероятностью 99% (1% на непроходимую личную тупость). Кто служит сейчас? Тот, кто не смог откосить или поступить. Не ошибусь, если скажу, что это дети из деревенских и малообеспеченных семей. Ведь с расцветом платных вузов не поступить за деньги нельзя. Как и не откосить. Мы были почти последними студентами, призванными в армию. И я видел, кто пришел нам на смену. Люди, не способные показать США на политической карте мира. Более того, часто и не желающие этого знать. Думаю, сейчас положение еще хуже, в армию идет поколение, выросшее без всякой, кроме как бандитской, идеологии. И государство должно приложить усилия, чтобы выдернуть эту молодежь из этой беспросветности. Вопрос к хулителям: что ждет парней из деревни и рабочих кварталов после армии? Для многих из них армия лучшее, что будет в их жизни. Хотя сейчас они, может, этого не знают. Дайте им гарантию бесплатного среднеспециального и высшего образования. Предложите службу по контракту с нормальной зарплатой. Гарантируйте трудоустройство. Отнимите у улицы, "бригад" и водки, а не пугайте ответственностью за уклонение. И в идеале кто не служил -- не мужчина и конкурс на службу -- а не затягивание больных, полумертвых и просто пацифистов. Не хочешь служить -- оплати службу того, кто служит за тебя, его дальнейшее обучение и создай для него рабочее место. Вот твой долг перед Родиной. А если у тебя нет перед ней долгов, ты должен быть лишен избирательных прав. Как это сделать? Ввести "военный" налог. Официальный, а не тот, что сейчас собирают военкомы. Семья, имеющая сына, должна готовить его к армии либо копить деньги, чтобы оплатить службу, учебу и дальнейшее трудоустройство чужого сына. Выплатил -- свободен, не служи. Отслужил -- учись, работай, пользуйся другими льготами и уважением.

Георгий Давыдов


Что-то вы все про политику -- а не задумывались о тех, кому сейчас или через год-другой вставать под штык? Я студент, и через год меня призовут в то место, которое у нас называют армией. По телевидению и СМИ крутят пропаганду, сериалы дебильные показывают, а в новостных хрониках -- чудовищные издевательства, убийства, беспредел, наплевательское отношение к солдату. Да на кой черт мне такая армия?! Я вообще служить не хочу, хочу работать, бабки зарабатывать, семью кормить, а воевать не хочу! За что я должен отдавать долг родине?! За то, что не сдох на улице? Да пошли вы все со своей родиной и патриотизмом!!! В гробу я всех вас видал!

Кuzmini I.


"Дело Сычева" напоминает программу Сергея Доренко, где он покрывал грязью мэра Москвы. Почему же только сейчас заговорили о дедовщине? Она была, есть и будет. Дедовщина необходима. Это нормально, когда "дедушке" стирают форму и т. д. Ведь кто служил, тот меня поймет. Кому хочется вкалывать все два года! Каждый дух становится дедом. Главное, чтобы насилия не было, а это действительно проблема. Ночные избиения в туалетах, в наряде -- типичная картина армейской жизни. После такого психологически не каждый выдерживает. Солдаты начинают резать вены, глотать иголки. Вот с чем действительно нужно бороться. А чтобы не было подобных ситуаций, как с Сычевым, необходим жесткий контроль за прохождением медицинской комиссии. Вот источник всех бед. Что бы ни говорил министр обороны Сергей Иванов о хорошем медицинском обследовании, практика показывает, что большое число призывников, уже попавших в армию, больны. Особенно следует обратить внимание на обследование в городских военкоматах. Когда в декабре 2003 года меня забирали в армию, никакого медицинского осмотра не было вообще! Призывников отправляют по частям, и уже там выясняется, что, например, у кого-то нет одного пальца на ноге. Я сам видел это. Врач ему сказал следующее: "Ты годен к службе, так как документальных подтверждений нет!" Врач мог бы отправить его обратно, но часть недокомплектована. Да в конце концов, если не в эту часть, то в другую обязательно возьмут. Кому-то ведь надо служить. Вот откуда берутся "Сычевы". Вообще очень жалко парня, из его личной трагедии сделали настоящую кампанию против Иванова. Если бы не назначение министра обороны главой Военно-промышленной комиссии, травля продолжалась бы до сих пор.

Александр Борисович Селифанов

Еще раз о "деле Сычева"

Вероятно, мы поторопились с заголовком материала о "деле Сычева" -- "После истерики". Читательские отклики на нашем сайте показывают, что страсти по этому поводу не улеглись и, судя по всему, не улягутся еще долго.

Интересно, что фигура самого Андрея Сычева в этой дискуссии отходит на второй, если не на третий план. Читатели спорят о праве Сергея Иванова считаться преемником президента, об эффективности Иванова как министра обороны, даже о дорожно-транспортном происшествии с участием сына министра.

На этом фоне даже как-то неловко снова обращаться к трагедии солдата. Иногда даже кажется, что никому до Сычева нет дела, а всем, кто любит рассуждать о политике, гораздо интереснее спорить об Иванове-преемнике, чем об особенностях диагноза Андрея Сычева. Между тем -- и мы на этом настаиваем -- именно в диагнозе кроется ответ на вопрос, кто виноват в том, что Сычеву отрезали ноги. Если будет доказано, что Сычев был призван с врожденным венозным заболеванием, то к ответственности должны быть привлечены и врачи из военкоматовской призывной комиссии, которые "не заметили" патологии. Это, конечно, ни в коем случае не значит, что тот, кто заставил Сычева сидеть на корточках, не должен быть наказан. Должен, и, учитывая кошмарные последствия, максимально сурово. То, что слухи о "садистской оргии" и об изнасиловании так и остались слухами, не отменяет того, что один солдат не имеет права издеваться над другим солдатом.

В том, что медийное сопровождение трагедии Сычева вызвано политической борьбой, сомневаться тоже не приходится. И дело совершенно не в том, поддерживает "Эксперт" Сергея Иванова как кандидата в президенты или не поддерживает (мы, в конце концов, не агитационный журнал и не обязаны поддерживать или не поддерживать вообще кого бы то ни было), -- дело в том, что у Сергея Иванова, как и у любого крупного политика, хватает недоброжелателей, явных и скрытых, и эти недоброжелатели готовы использовать против Иванова все, что подвернется под руку. "Дело Сычева" именно что "подвернулось" -- слишком уж шокирующие подробности, слишком уж запредельная трагедия. Но какой бы шокирующей она ни была, использовать трагедию солдата для сведения политических счетов по меньшей мере нечестно.

Проблема дедовщины была и остается одной из наиболее острых проблем как армии, так и общества в целом. Но истерики и кампанейщина -- не лучший способ решения проблем. Поэтому, каким бы преждевременным ни был наш заголовок "После истерики", очень бы хотелось, чтобы истерика действительно прекратилась.

Олег Кашин