Диалог с Дон Кихотом

Книги
Москва, 08.05.2006
«Эксперт» №17 (511)
Знаменитая книга американского палестинца подвергает сомнению всю западную традицию постижения Востока

Главная книга американского профессора палестинского происхождения, филолога, философа, культуролога Эдварда Вади Саида давно ждала русского издания. "Ориентализм", увидевший свет в 1978 году, -- одно из самых ярких воплощений постмодернистской философии в применении к одному из самых болезненных вопросов современной политики -- вопросу о взаимоотношениях Запада и Востока. Эта книга из тех, что заложили фундамент западной политкорректности, установив, что расистскими могут быть не только действия или слова, но и сам способ мыслить. Наконец, "Ориентализм" -- любопытнейший пример очень жесткой критики Запада, построенный на самых что ни на есть западных основаниях, настоящий подарок всем, кто не склонен относиться к Западу с большой любовью (не зря автор был членом Палестинского национального совета, а некоторые недоброжелатели называли его "профессором террора"). В общем, под одной обложкой здесь сходится столько разнообразных "силовых линий", что удивительно, почему "Ориентализм" не был издан на русском еще лет десять назад.

Дело тут, наверное, в том, что эту книгу очень сложно включить в какой-либо интеллектуальный контекст, вступить в заочный диалог с ее автором. Если угодно, Саид своей яростной критикой западного способа мыслить о Востоке несколько напоминает Дон Кихота. Дон Кихотом можно восторгаться, поносить, смеяться над ним или просто равнодушно "принять к сведению" его поступки. Но с ним крайне затруднительно вести рациональный диалог. Он существует в каком-то своем, особом пространстве.

К тому же при всей яркости "Ориентализма" в книге едва ли можно найти некие откровения. Основная мысль Саида заключается в том, что западная традиция восприятия Востока, как и само понятие "Восток", построена на идее западного превосходства над Востоком, западной власти над ним и служит осуществлению этой власти. Причем это касается и академического востоковедения , и художественных образов, и бытовых предрассудков. Мысль эта совсем не лишена оснований и глубоко аргументирована. Однако едва ли она была нова во время написания книги: востоковеды, этнологи, антропологи уже давно и последовательно выдавливали и выдавливают со страниц своих исследований европоцентристские и колониалистские концепции, пусть и не поднимаясь на столь высокий (как в "Ориентализме") уровень философских обобщений. Другая "ударная" идея Саида -- о неизбежной политической предвзятости исследователя-гуманитария, даже такого, сфера научных интересов которого не затрагивает политику, -- сильно напоминает слова Маркса о "партийности" познания, и российской аудитории "Ориентализм" в этом плане скажет мало что по-настоящему нового.

Появление русского издания главной работы Саида -- событие не столько научное или интеллектуальное, сколько политическое. И вот почему.

Мощь "Ориентализма" не только в масштабе "замаха" -- как-никак книга подвергает сомнению всю целиком западную традицию постижения Востока, -- но еще и в искренней и неподдельной боли и обиде за Восток. Такая боль и обида редко

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (511) 8 мая 2006
    Энергетическая стратегия
    Содержание:
    Национальное достояние Европы

    В обмен на доступ к сибирскому газу BASF готов отдать под контроль "Газпрома" половину рынка Германии. Кайф от газовой паузы, которую получает Западная Европа, заставит породниться с "Газпромом" и прочие ее страны

    Обзор почты
    Реклама