Забытый полк "суверенной демократии"

Политика
Москва, 08.05.2006
Большинство населения России сегодня отчуждено от политики. И это главная проблема отстраиваемой системы суверенной демократии

В последнее время умы российской политической элиты буквально заворожены словосочетанием "суверенная демократия". Причем складывается ощущение, что это не очередная пропагандистская кампания, а серьезная попытка осмыслить идеологические основы бытия современного российского государства. Такую попытку нельзя не приветствовать, а саму формулу трудно не назвать удачной. И то, что она исходит от одного из топ-менеджеров государства, говорит о том, что наш госаппарат (по крайней мере частично) становится просвещенным.

Хорошо, что представления о суверенитете, праве выбора вариантов развития и места под солнцем вообще соседствуют с желательным выбором формы правления -- демократии. Тем самым авторы идеи пытаются подчеркнуть, что такой выбор делается нацией осознанно и самостоятельно. Демократия при этом не является личиной внешнего управления, а вполне органична и соответствует внутреннему укладу жизни государства.

С потенциальным носителем подобной идеологии все более или менее понятно -- это элита. Однако вот какой вопрос пока остается без ответа: кто может стать социальной базой этой политики, субъектом творческой, а не пассивной поддержки просвещенной власти? Сегодня, увы, между властью, элитой и большинством -- вакуум, в котором витают устаревшие идеологические клише, фантомы, усложняющие и искажающие взаимодействие.

К тому есть понятные исторические предпосылки. Еще в некрасовские времена наиболее активным представителям того, что у нас именуется "населением", доставалась лишь участь безвременного стояния у парадного подъезда. Это можно считать частью национального менталитета, частью традиции. Однако в такой традиции нет ничего хорошего. Если мы хотим построить современное, конкурентоспособное, а значит, суверенное государство, то в его основе должна лежать творческая инициатива и самоорганизация свободных граждан.

Иными словами, существует острая потребность найти точку сопряжения общественного спроса и государственного предложения, что и есть условие появления полноценной, а значит, эффективной идеологии. Простых импульсов, исходящих от государства, -- о том, что его собственная структурная перестройка состоялась, сложилась система демократических институтов и есть все предпосылки для устойчивого развития политического плюрализма, -- оказывается недостаточно. Народ безмолвствует.

В итоге просвещенная государственная бюрократия вынуждена сама заниматься насаждением разнообразия и выращиванием гражданского общества. Все это втискивается в прокрустово ложе противоречивых и громоздких конструкций -- правая риторика при "левом повороте", "ставка на перерабатывающие отрасли" при "энергетической сверхдержаве" и т. п. Получается идеологический гибрид ("Единая Россия"), который в таком его виде заслуженно критикуют за непоследовательность и аморфность. Другой вариант -- дробить политический спектр на соответствующие различным искусственным "лейблам" структуры ("левые центристы", "правое крыло ЕР") -- заставляет вспомнить принцип "бритвы Оккама" о бессм

У партнеров

    «Эксперт»
    №17 (511) 8 мая 2006
    Энергетическая стратегия
    Содержание:
    Национальное достояние Европы

    В обмен на доступ к сибирскому газу BASF готов отдать под контроль "Газпрома" половину рынка Германии. Кайф от газовой паузы, которую получает Западная Европа, заставит породниться с "Газпромом" и прочие ее страны

    Обзор почты
    Реклама