Туристическо-террористический центр

Иван Грошков
15 мая 2006, 00:00

Труднодоступные горные районы Синайского полуострова стали надежной базой террористов, ответственных за все теракты в курортных городах Египта

В Египте полным ходом идет расследование серии терактов, осуществленных в конце прошлого месяца на Синайском полуострове. 24 апреля три взрыва прогремели в курортном городе Дахаб, унеся 19 жизней. Двумя днями позже террористы-смертники совершили еще две атаки: у базы международных наблюдателей ООН и у полицейского участка (слава богу, обошлось без жертв). Личности четверых из пяти задействованных в атаках шахидов уже установлены. Устанавливается последний -- один из тех, кто подорвал себя в Дахабе.

Трое главных подозреваемых в организации терактов были убиты в ходе перестрелки с полицией еще в начале мая. Несколько десятков человек содержатся под стражей и дают показания. Еще 25 объявлены в розыск. Египетские власти уверены, что за последними терактами стоит та же группировка, что и за предыдущими, совершенными в Шарм-эль-Шейхе в июле 2005 года, а также в Табе и Нувейбе в октябре 2004-го. Всего за минувшие полтора года организация, чье название чаще всего переводится как "Единобожие и Джихад" (Al-Tawhid wal Jihad), осуществила 11 взрывов, в результате которых погибли 117 человек. Среди жертв атак значительное число иностранных туристов -- немцы, итальянцы, израильтяне, русские.

Египетские спецслужбы не раз пытались нейтрализовать террористическую группировку, но тщетно. Следы преступников теряются на бедуинских тропах труднодоступных гор Северного и Центрального Синая, куда оперативники проникнуть не могут. Проблему пока принято называть локальной -- египетской, но уже сейчас есть достаточно оснований считать ее региональной. Горы Синайского полуострова аналитики все чаще сравнивают с афганским районом Тора-Бора, где до 2001 года располагался главный штаб международной террористической организации "Аль-Каида".

Тора-Бора на Синае

"Принципиально на Синае могут скрываться даже международные террористы, которые стремятся избежать правосудия. Но таких сведений пока нет. Речь идет об экстремистской организации местного масштаба, которая не является частью системы 'Аль-Каиды'. Ее активисты действует только в пределах полуострова, а с международной террористической организацией если и прослеживается какая-то связь, то только духовная", -- сказал "Эксперту" заместитель директора каирского центра политических и стратегических исследований "Аль-Ахрам" Мохамед эль-Сайед Саид. Напомним, "Единобожие и Джихад" называлась раньше иракская ячейка "Аль-Каиды", возглавляемая Абу Мусабом аз-Заркауи перед тем, как переименоваться в "Каида аль-Джихад в Ираке".

Вот уже третий раз за полтора года им так легко удается найти способ обойти меры безопасности, предпринимаемые египетскими властями. И это несмотря на то, что после теракта в Табе осуществить удар по курортам стало куда сложнее: туристические центры типа Шарм-эль-Шейха и Дахаба представляют собой фактически изолированные между пустыней и морем островки цивилизации, которые не составляет труда патрулировать по земле и с воздуха.

Специалисты отмечают также умение преступников оперировать с большими объемами взрывчатых веществ. Согласно данным, полученным при опросе задержанных, синайские боевики располагают самыми разными видами современного оружия и взрывчатки, которых в Египте официально нет. Не секрет, что один из традиционных промыслов бедуинов Синая -- контрабанда, и они не только переправляют в Израиль наркотики и российских проституток, но и приторговывают вооружением. В труднодоступных пещерах и ущельях гор полуострова, куда ведут известные лишь местному населению дороги, можно легко скрывать как большое количество товара, так и значительные группы людей.

Египетские власти полагают, что лидеры организации "Единобожие и Джихад" и бедуинов-контрабандистов концентрируются в расщелинах горы Аль-Халяль, расположенной в центре Синайского полуострова, примерно в 60 км от границы с Израилем. Эксперты в области безопасности считают эту местность даже более труднодоступной, чем упомянутая афганская Тора-Бора. Кроме того, тропы, ведущие туда, усеяны минами и растяжками. Пробраться без потерь можно только при помощи проводника, знакомого с их расположением.

"На деле вся гора постоянно находится под осадой. Но преступники умело прячутся в неизвестных пещерах и ущельях, где у них значительные запасы воды и пищи. Поэтому они никогда не выходят наружу, пока полностью не убедятся в своей безопасности", -- говорит д-р Саид. Они всегда располагают оперативной информацией о передвижении или дислокации полицейских сил, получаемой от бедуинских форпостов. В прошлом году, после взрывов в Шарм-эль-Шейхе, МВД Египта направило в район Аль-Халяль около четырех тысяч полицейских вместе с опытными саперами, оборудованными современной техникой, и с прикрытием авиации. Но и в таком составе добраться до экстремистов и нейтрализовать их не удалось.

В Каире признают, что необходима полномасштабная военная операция, и полицейских сил для этого недостаточно. "Но Египет не может направить на север Синая большое количество войск из-за соглашения с Израилем, которое ограничивает численность египетских военнослужащих, имеющих право дислоцироваться вблизи израильских границ. И это сильно связывает руки силовым структурам", -- напоминает д-р Саид.

Опасная тенденция

Впрочем, и для Израиля Синайский полуостров уже давно стал головной болью. Можно даже сказать, что начало формирования там вооруженных группировок совпало с образованием израильского государства. Бедуинские племена на севере и в центре Синая в большинстве своем палестинского происхождения. Они покинули пустыню Ан-Накаб в 1948 году, и, пока полуостров находился под контролем израильтян, вели с ними ожесточенную партизанскую войну, постепенно объединяясь в стабильные группировки, борющиеся с оккупационными войсками.

Позже Синай перешел Египту и сопротивление фактически потеряло смысл. Но бедуины оказались в глубокой нищете и стали жаловаться на отсутствие заботы со стороны государства. В отличие от южных районов полуострова, куда шли крупные инвестиции в туристическую индустрию, север и центр оставались безденежным. Среди бедуинов Синая очень низкий уровень образования: большинство не закончило даже начальную школу. Чтобы выжить, многие занялись торговлей наркотиками, контрабандой оружия, похищением туристов за выкуп. Заработав себе имидж закоренелых преступников, жители бедуинских селений стали частым объектом полицейских рейдов и зачисток. Южный же Синай оказался в гораздо более выгодных экономических условиях для проживания бедуинов. Развитие туристической индустрии обеспечивало их постоянной работой и хорошим заработком. Таким образом, тяжелые условия жизни, гонения со стороны правоохранительных органов и, возможно, зависть к южанам сделали бедуинов Северного и Центрального Синая легкой добычей для вербовщиков-исламистов.

Террористы сегодня могут оказаться в любом курорте на синайском побережье Красного моря. Главный подозреваемый в осуществлении атак в Дахабе работал там в супермаркете, а склад магазина использовал в качестве укрытия для взрывчатки. "Возобновление террористической активности в Египте -- крайне опасная тенденция как для арабского, так и для всего остального мира. Египет -- самая крупная и, пожалуй, самая важная арабская страна. Именно здесь в свое время зародились первые международные фундаменталистские организации, например 'Братья мусульмане' и 'Джамаа аль-Исламия', -- говорит старший научный сотрудник израильского Института по борьбе с терроризмом в Герцлии Эли Кармон. -- Один из лидеров 'Аль-Каиды' Айман аз-Зауахири в свое время стоял у истоков египетского джихада. Выходцы из Египта до сих пор воюют на стороне экстремистов в Афганистане, Ираке и даже на Северном Кавказе".