Перестать быть мишенью

22 мая 2006, 00:00

Редакционная статья

Если вильнюсское выступление Дика Чейни было крайне непродуктивным с точки зрения фиксации внешнеполитических позиций Америки, то заявление американской ФРС, всего лишь намекнувшей, что США, возможно, будут и дальше поднимать процентную ставку, оказалось более чем эффективным. Падение бирж развивающихся стран продолжается уже более недели -- это самое длительное падение за последний год и, как считает большинство аналитиков, не последнее. В течение лета ожидается еще одна-две ступеньки вниз. Россия, естественно, оказалась среди пострадавших. Случайно ли?

Участники финансовых рынков всегда отрицают возможность сознательной консолидации игры против определенных рынков. Обосновывают они это тем, что на рынке действует слишком много игроков и трудно себе представить структуру, которая способна управлять ими по команде. Но всеобщая консолидация по команде и не нужна. При очевидной для всех разогретости рынков развивающихся стран, при всеобщем недоверии рядовых западных инвесторов к этим странам и при высокой концентрации денежных потоков в крупнейших инвестиционных фондах мира хватит сброса части активов всего одного-двух фондов, чтобы спровоцировать сильную коррекцию.

Впрочем, мы не хотим делать акцент на том, что нынешний обвал может оказаться стратегически мотивированной игрой против России, Китая и, чуть ранее, против арабских стран. Хотя, конечно, у Запада есть причины играть против каждой из них и всех вместе взятых, демонстрируя противникам все еще значительный управляющий ресурс глобальной финансовой системы. Сейчас, кажется, лучше говорить о собственных проблемах -- как перестать быть мишенью?

Записные либералы скажут: укрепляйте демократию. И нет сомнений в том, что политическая узнаваемость, идентичность -- важный фактор, определяющий действия рядового, да и нерядового инвестора. Но мы сделаем другой акцент: укрепляйте капитализм. Если мы, вы, Россия претендуем на сильные позиции в глобальной экономической системе, то она по целому ряду параметров должна быть узнаваема как экономически мощная и экономически демократичная держава.

Среди тысячи крупнейших компаний мира она должна иметь представительство числом как минимум в два-три десятка, а не один "Газпром". Эти компании должны иметь определенно национальный капитал в своей основе, только так можно четко дать понять, в чем наши конкурентные преимущества. Среди этих компаний как минимум треть должны составлять компании новой технологической волны -- в теперешней ситуации это могут быть, например, мощные компании -- разработчики и производители материалов и оборудования для энергосберегающих технологий. Это первый абсолютно необходимый признак.

Второй. Чтобы позволить себе иметь столь быстро растущий биржевой рынок, страна должна иметь гарантированный и растущий рынок сбыта для тысяч своих компаний. Это обеспечивает необходимую дисперсность и устойчивость экономики к изменению внешней конъюнктуры и создает фундамент доверия инвесторов. Такие гарантии может дать только внутренний рынок. Как бы мы ни стремились в ВТО, она таких гарантий не дает.

Третий признак -- сильная финансовая система. То болезненное стремление, которое заставляет наши компании искать признания на внешних биржевых площадках, причем не только частные компании, но и государственные, каждый день указывает инвестору -- вот она, мишень для спекуляций. Нам нечего возразить, когда "они" сливают "наши" активы, потому что на нашей стороне никого нет. Напомним, что в период одного из самых сильных финансовых кризисов в США в начале прошлого века первый враг тамошних и тогдашних олигархов президент Теодор Рузвельт попросил помощь и получил ее от одного из них -- г-на Джона П. Моргана, купившего падающие бумаги и остановившего обвал.

Отсюда четвертый признак. Если мы хотим быть открытыми миру и стабильными одновременно, нам объективно необходима (объективность фиксирует падающий индекс РТС) глубокая политическая и стратегическая связь государства и частного капитала. Причем прежде всего крупного капитала. В формировании стратегии развития страны и обеспечении этой стратегии деньгами, договоренностями и законами и заключается самая большая доля их социальной ответственности.