По факту в ВТО

Александр Ивантер
первый заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
12 июня 2006, 00:00

Альянс Росбанка с влиятельной французской финансовой группой — свидетельство управляемой либерализации российского банковского рынка для иностранцев

Компания «Интеррос» заключила соглашение о продаже 10% акций Росбанка французской банковской группе Societe Generale (SG). Сумма сделки составила 317 млн долларов. Согласно заявлению «Интерроса» в будущем пакет акций Росбанка, находящийся в собственности SG, может быть увеличен до 20%, при этом расчет цены будет производиться на основании такого же коэффициента к капиталу банка. А он составил по итогам сделки 4,5 — очень хороший результат для российского банковского рынка. Для сравнения: акции единственной нашей банковской «голубой фишки», Сбербанка, торгуются сейчас на рынке с премией 3,7 к капиталу.

Главные козыри Росбанка — сильные позиции на розничном рынке. Портфель потребительских кредитов Росбанка составляет порядка 1,9 млрд долларов, рыночная доля — 5%. Больше имеют только «естественный монополист» Сбербанк (17,7 млрд долларов, 43% рынка) и «Русский стандарт» (3,8 млрд долларов, около 10% рынка). После покупки в 2004 году многофилиальной сети банков группы ОВК Росбанк стал обладателем самой мощной среди частных банков региональной сети, которая сейчас явно недозагружена бизнесом. Продукты и организационные технологии SG плюс серьезная инъекция капитала — это как раз то, что нужно Росбанку. Кроме того, с таким респектабельным акционером Росбанк быстро повысит свой рейтинг и улучшит доступ на международный рынок долгового капитала.

Инфраструктура Росбанка зеркально привлекательна для SG. Пока что все ее дочерние финансовые институты в России не имели столь мощного бренда и столь развитой сети продаж. Сделка повысит шансы SG на достойную конкуренцию с другими иностранными группами на российском рынке, прежде всего американской Citigroup, австрийским Raiffeisen и итальянским Unicredit.

На продажу

Среди крупнейших негосударственных финансовых структур Росбанк и Альфа-банк давно считались первыми кандидатами на продажу иностранцам. Слухи об их переговорах, соответственно, с Unicredit и Citi долго кочевали по деловым СМИ. Но до продажи в обоих случаях дело не дошло — не сторговались. После покупки Росбанком группы ОВК «Интеррос» решил попробовать другой вариант интернационализации своего банковского актива, публично заявив о планах вывода Росбанка на IPO уже в 2006 году, вслед или даже до IPO государственного Внешторгбанка. При этом мониторинг потенциальных стратегических инвесторов продолжался. Ведь IPO и прямая продажа не исключают друг друга. Последнее дает опыт и доступ к долгосрочным и, возможно, более дешевым ресурсам. Кроме того, это большой репутационный плюс.

Росбанк был наиболее активным лоббистом либерализации правил банковских IPO, которые по временным и регулятивным издержкам до сих пор серьезно уступают нормам публичных размещений компаний из нефинансового сектора. Когда два месяца назад ЦБ выдвинул ряд инициатив по развитию банковских IPO (банкиры прозвали их «апрельскими тезисами»; подробный анализ см. в № 14 «Эксперта» от 10 апреля с. г.), стало ясно, что на кардинальное ускорение и упрощение вывода банков на биржу рассчитывать не приходится. Похоже, именно тогда были активизированы поиски Росбанком профильного инвестора.

Но рынок относительно смены приоритетов в стратегии банка оставался в неведении. В конце мая ФСФР выдала Росбанку разрешение на размещение около 30% его акций на зарубежных фондовых площадках. Казалось бы, подготовка к IPO вступает в заключительную фазу. Появилась информация о том, что в середине июня стартует роуд-шоу Росбанка. И тут как гром среди ясного неба — заявление о сделке с французами. Теперь проведение IPO Росбанка откладывается на неопределенное время. «В связи с заключением данной сделки ‘Интеррос’ принял решение не проводить в настоящее время IPO Росбанка и его листинг на Лондонской фондовой бирже. В то же время оба партнера рассматривают IPO Росбанка в качестве совместной цели его развития», — говорится в сообщении «Интерроса».

Опрошенные нами банкиры и аналитики не склонны связывать отказ Росбанка от IPO в пользу стратегической продажи с конъюнктурным охлаждением российского фондового рынка. Вряд ли владельцами банка двигало и желание пропустить вперед на биржу таких государственных тяжеловесов, как «Роснефть» и ВТБ, чтобы не портить им и себе рынок. Скорее всего объяснение проще: французы предложили за пакет Росбанка очень хорошую цену, превышающую возможную выручку от биржевого размещения.

Кто больше

Крупнейшей международной сделкой по покупке российского банка стало приобретение Импэксбанка австрийским Raiffeisen International в феврале 2006 года. Сумма сделки составила 550 млн долларов. Внутри России банки продавались еще дороже: ВТБ в прошлом году купил в три приема 76% акций петербургского Промстройбанка в общей сложности за 577 млн долларов.

Однако для качественных оценок важнее не сумма сделки, а отношение цены сделки к стоимости приобретаемой доли акционерного капитала. SG оценила Росбанк в четыре с половиной капитала, а капитализация всего банка исходя из цены сделки составила почти 3,2 млрд долларов. При продаже Импэксбанка группе Raiffeisen премия к капиталу составила только 2,9.

Некоторые аналитики стали апеллировать к биржевой стоимости Росбанка, которая, исходя из текущих котировок его акций на ММВБ, составляет порядка 3,7 млрд долларов, что на 16% выше цены сделки с SG. Однако вряд ли такие сравнения корректны. Дело в том, что доля акций Росбанка, находящихся в свободном обращении, едва превышает 1%, а на столь узком рынке говорить о сколь-нибудь представительных котировках не имеет смысла.

Чем же вызвана столь высокая для российского банковского рынка цена сделки с Росбанком?

Во-первых, все наши респонденты не считают цену февральской сделки с «Импэксом» референтной по отношению к Росбанку, так как и масштаб бизнеса, и доля розничного рынка, и сила бренда, и мощь сети у Росбанка существенно выше.

Во-вторых, цена сделки указывает на долгосрочный характер партнерства SG с Росбанком. «Не исключено, что сделка содержит дополнительные неафишируемые опции, например преимущественное право французов на покупку контрольного пакета Росбанка, — говорит исполнительный директор Центра развития Дмитрий Лепетиков. — Вероятно, SG решила посмотреть на банк изнутри, а потом либо купить контроль, либо в ходе проведения IPO Росбанка с выгодой продать свой начальный пакет». В принципе поэтапная сделка с опционами и повышением стоимости отдельных пакетов не новость для нашего рынка. Именно такую схему реализовал Deutsche Bank при поглощении Объединенной финансовой группы. Кстати, мультипликатор цены акций ОФГ к капиталу на разных этапах колебался тогда от 5 до 10.

Пока только версии

Если выгоды Росбанка от сделки налицо, то мотивы его визави, группы Societe Generale, в этом альянсе не так очевидны. SG еще до сделки с Росбанком имела на российском рынке и собственный дочерний Банк Сосьете Женераль Восток (работает под брендом BSGV), и купленный в конце 2004 года банк «Дельтакредит» — один из лидеров ипотечного кредитования, и дочернюю финансовую компанию «Русфинанс», специализирующуюся на экспресс-кредитах. Зачем SG понадобилось покупать еще и миноритарный пакет Росбанка, также сильного игрока на рынке банковской розницы? Не будут ли разные «дочки» SG конкурировать с Росбанком за клиентов? Как и под какими брендами предполагается интегрировать розничный банковский бизнес группы SG в России?

Исчерпывающих ответов на все эти вопросы нам получить не удалось. Согласно официальной информации пресс-службы штаб-квартиры SG Group в Париже, «дочерние финансовые институты группы в России продолжат развивать свой бизнес независимо друг от друга под собственными брендами в соответствии с их утвержденными бизнес-планами. В настоящее время мы не намерены объединять их работу с бизнесом Росбанка. Тем не менее мы будем стремиться к любой возможной синергии, в частности на базе банка ‘Дельтакредит’, учитывая высокий потенциал российского ипотечного рынка».

Российские банкиры и аналитики обошлись без туманных формулировок. «BSGV имеет всего три офиса и только в Москве, без серьезной региональной сети развивать ипотечное кредитование просто невозможно. Выстраивать ее собственными силами долго и дорого, поэтому сеть дистрибуции Росбанка, к тому же недозагруженная, для продвижения розничных продуктов SG — это идеальный выход», — говорит гендиректор Moody's Interfax Rating Agency Михаил Матовников.

«Полагаю, что остальные российские владения SG в перспективе будут объединены с Росбанком, обеспечив мягкий переход единой структуры под контроль французов», — прогнозирует член правления Международного Московского банка Иван Розинский.

Ведущий эксперт Центра макроэкономического анализа и краткосрочного прогнозирования Олег Солнцев считает, что ключевой целью стратегического партнерства Росбанка с французами является вовсе не розничный бизнес. По его мнению, самый лакомый кусок росбанковского бизнеса — доступ к его корпоративной клиентуре, прежде всего жемчужине «Интерроса», ГМК «Норильский никель», которым SG — крупнейший инвестиционный банк в еврозоне по объему чистой прибыли — может предложить уникальный пакет инвестбанковских услуг. «Что же касается уже набранного SG в России розничного бизнеса, то он в перспективе вполне может быть перепродан другим игрокам по сходной цене — типичная инвестбанковская стратегия», — заключает Солнцев.

Бычий тренд

Перенос IPO Росбанка в связи с неожиданным появлением у него стратегического инвестора вряд ли повлияет на планы других российских кредитных организаций, собирающихся вывести свои акции на биржу. Зампредправления Газпромбанка Александр Соболь заявил агентству Reuter, что Газпромбанк по-прежнему намерен вывести пакет акций на биржу в 2007 году. Старший вице-президент ВТБ Василий Титов также подтвердил, что изменение планов Росбанка не мешает Внешторгбанку вести подготовку к IPO, в рамках которого банк планирует разместить до 25% акций.

Высока вероятность продолжения и прямых продаж крупных российских банков иностранным инвесторам. Наиболее вероятными кандидатами на продажу крупного или контрольного пакета считаются Промсвязьбанк, «Абсолют», Инвестсбербанк и новосибирский Сибакадембанк. Не исключено, что в начале 2007 года будет завершена сделка по приобретению немецким Dresedner Bank 33,3% акций Газпромбанка за 800 млн долларов.

С каждым новым стратегическим приобретением привлекательных для иностранцев банковских активов на российском рынке остается все меньше, соответственно, «предельная полезность» каждой следующей сделки выше, чем предыдущей. Поэтому наблюдаемый в таких сделках повышательный тренд премии к капиталу сохранится.

В подготовке статьи принимал участие Юрий Коротецкий

По состоянию на 1 апреля 2006 года активы Росбанка составляли 208,5 млрд рублей (7-е место в России), собственный капитал — 21,1 млрд рублей (8-е место). 97,3% акций на начало т. г. принадлежало «Интерросу», 1,2% — менеджменту банка.

Филиальная сеть Росбанка — крупнейшая в стране после Сбербанка и банков группы ВТБ. Она включает около 800 пунктов обслуживания, в том числе 76 филиалов, действующих в большинстве регионов РФ. Росбанк обслуживает 2,9 млн физических лиц, 7,6 тыс. корпоративных клиентов и 58 тыс. предприятий малого и среднего бизнеса. Численность персонала — 18,5 тыс. человек.

Группа Societe Generale (SG) входит в 25 крупнейших банковских групп мира, капитализация — 63,3 млрд долларов. Активы на начало года составляли 848,4 млрд евро, капитал — 27,7 млрд евро. Societe Generale обслуживает свыше 19,8 млн частных клиентов по всему миру. Численность персонала — 103 тыс. человек.