Последнее следствие

Влас Рязанов
кандидат географических наук
12 июня 2006, 00:00

Крупнейший независимый производитель аммиака в стране «ТольяттиАзот», похоже, скоро поменяет собственников. В роли новых владельцев мы, скорее всего, увидим либо структуры «Газпрома», либо Виктора Вексельберга

В последние дни мая Генпрокуратура вынесла постановление о привлечении к уголовной ответственности президента «ТольяттиАзота» Владимира Махлая (единственного известного собственника этого предприятия) и управляющего заводом Александра Макарова.

«ТольяттиАзот» — исключительно привлекательный и прибыльный актив. Огромный химкомбинат перерабатывает дешевый природный газ в важнейший химический полупродукт — аммиак, который затем поставляется на экспорт по мировым ценам. При этом «ТольяттиАзот» не входит ни в какие холдинги и контролирует российскую часть единственного в стране аммиакопровода «Тольятти—Одесса», позволяющего с минимальными издержками транспортировать продукцию в экспортный порт.

Еще в 1999 году с помощью УВД Самарской области государство пыталось оспорить приватизацию аммиакопровода. В 2001-м «ТольяттиАзот» обвинили в нарушении антимонопольного законодательства из-за отказа в доступе к контролируемому им аммиакопроводу. Через два года компании были предъявлены претензии экологических служб из-за планов строительства аммиачного терминала в Краснодарском крае. Но по-настоящему жарко вокруг предприятия стало с конца 2005-го. Следственный комитет при МВД обвинил «ТольяттиАзот» в уклонении от уплаты налогов на сумму 10 млн долларов. В октябре 2005 года Махлай и Макаров были обвинены в легализации доходов, добытых преступным путем, затем объявлены в международный розыск.

Руководство «ТольяттиАзота», пользующееся, по слухам, поддержкой у местной власти, начало активно обороняться. В защиту нынешнего менеджмента предприятия выступили губернатор Самарской области Константин Титов, депутат Госдумы Валерий Драганов. Видимо, не без содействия менеджмента «ТольяттиАзота» и его союзников в центре внимания властей и общественности оказалась тема рейдерства, в частности, с критикой рейдеров выступил глава МЭРТ РФ Герман Греф.

Но, скорее всего, «ТольяттиАзоту» эта дружная помощь чиновников не поможет. И причина не только в том, что дело дошло до ордера на арест влиятельного бизнесмена. Показательно, что судебную активность инициировала просьба депутата Госдумы РФ Михаила Бугеры к прокуратуре о проведении проверки деятельности «ТольяттиАзота». Того самого Бугеры, который в 2003 году с помощью аналогичного запроса в отношении НК ЮКОС дал старт самому известному в стране судебному разбирательству.

Кому же может достаться крупнейший отечественный аммиачный комбинат?

Все отраслевые специалисты, с которыми нам удалось поговорить, в качестве основного претендента на «ТольяттиАзот» называют Виктора Вексельберга. Действительно, в прошлом году миноритарный пакет акций завода (около 10%) был приобретен аффилированной с «Реновой» Sinttech Group (правда, в самой «Ренове» свой стратегический интерес к предприятию отрицают и заявляют, что купили акции с целью получения дивидендов). По данным СМИ, глава Sinttech Group, Николай Левицкий, работая в МХК «Еврохим», уже занимался агрессивной скупкой активов.

Вексельберг давно проявляет интерес к химическому бизнесу и говорит о планах развития новых производств, включая выпуск удобрений. Контролируемой им «Ренове» принадлежит «Саянскхимпласт», Sinttech Group владеет миноритарным пакетом акций волгоградского «Химпрома» и контролирует Новочеркасский завод синтетических продуктов. Объединение этих с виду разнородных предприятий с «ТольяттиАзотом» может усилить позиции «Реновы» на рынке метанола (см. график), а также создать основу для вертикально интегрированной структуры на базе оргсинтеза и выпуска карбамидно-формальдегидных смол.

Вторым возможным претендентом на «ТольяттиАзот» считается «Газпром», который уже пытался войти в бизнес по производству азотных предприятий и вел борьбу за возврат контроля над некоторыми предприятиями отрасли. Поскольку «ТольяттиАзот» перерабатывает огромное (около 3,5 млрд кубометров в год) количество природного газа, который получает по низким регулируемым ценам, его включение в империю «Газпрома» вполне соответствует стратегии монополиста по экспансии в смежные сегменты бизнеса с высокой добавленной стоимостью. Кроме того, поглощение «ТольяттиАзота» поможет «Газпрому» укрепить позиции в производстве метанола, где он станет крупнейшим игроком. Мировой рынок этого химсырья динамично развивается, а в будущем метанол и продукты его переработки могут стать еще более востребованными как моторное топливо. К тому же «Газпром» вместе с контролируемым им «Сибуром» потребляет около 40% российского метанола, что сулит дополнительную производственную синергию.

Впрочем, газового монополиста и структуры Вексельберга вряд ли стоит рассматривать как соперников в борьбе за привлекательный актив. Вполне возможно, что, установив контроль над комбинатом, «Ренова» использует его в качестве разменной монеты в своих отношения с «Газпромом», которые пересекаются на многих направлениях. Например, ТНК—BP, совладельцем и «ответственным» за газовое направление которой является г-н Вексельберг, уже давно, но безуспешно пытается договориться с газовым монополистом об экспортных поставках газа с Ковыкты.