Чего мы хотим от отставки генпрокурора

Тема недели
Москва, 12.06.2006
«Эксперт» №22 (516)

Отставка Владимира Устинова прошла на удивление тихо. Число комментариев официальных лиц по этому поводу можно было пересчитать по пальцам. Как-либо объясняющих отставку и ее срочность официальных комментариев не было. И даже менее опасливые аналитики перестали обсуждать событие уже через несколько дней.

Это затишье тревожит. Потому что помимо того, что отправлен в отставку представитель одной из ведущих политических группировок в стране, в отставку также отправлен глава одного из важнейших институтов государства, причем института, который в последние годы решал в нашей стране слишком многое. Именно об этом — о нормальной роли прокуратуры в частности и силовых ведомств вообще — хотелось бы серьезно говорить сегодня.

Естественная роль силовых ведомств — обеспечение безопасности государства и его граждан. Именно за это граждане платят им налоги. Однако очевидно, что безопасность — это столь важный фактор существования государства, что силовые ведомства, как правило, обладают ресурсами, избыточными для относительно мирных времен. А потому всегда испытывают соблазн использовать эти ресурсы для решения не только своих прямых задач. Именно поэтому почти во всех демократических странах существует тайный или явный конфликт между военными-спецслужбами-прокурорами и политиками-чиновниками несиловых ведомств-крупным бизнесом. При этом спокойно и свободно чувствуют себя граждане тех государств, где этот конфликт (в мирное время) разрешается в пользу несиловых группировок. Иначе говоря, где представители силовых ведомств не занимаются политикой и экономикой.

В России это не так. С самого начала перестройки силовые ведомства начали обменивать свои «ресурсы безопасности» на политическую и экономическую власть. До 2003 года они делали это более или менее скрытно и не претендуя на ведущие роли в процессе, а скорее оказывая услуги другим, прежде всего олигархическим, структурам, но после старта «дела ЮКОСа» претензии на непосредственную конвертацию «ресурсов безопасности» в экономическую и политическую власть стали откровенными.

Как ни драматично это звучит, но разрушение дееспособности государства, терроризм на нашей территории и связанные с ним жертвы делали неизбежным рост политической влиятельности силовиков. А стремление к политической власти не могло не быть укреплено владением большими экономическими активами. Грубо говоря, за восстановление государственной безопасности в рыночных условиях надо было платить. Причем не только отдельным представителям власти, но и всем нам. Однако теперь самое время поставить точку.

Представители силовиков, которые наверняка имеют свой взгляд на развитие страны и, следовательно, политический потенциал, имеют возможность, так же, как и все прочие граждане, создать свою партию (или убедить уже имеющуюся партию в верности своей идеологии) и поучаствовать в парламентских выборах. Более того, они даже могут выиграть эти выборы, как и президентские. Это допустимый сценарий.

Однако нельзя допустить другого — чтобы и в следующем изби

У партнеров

    «Эксперт»
    №22 (516) 12 июня 2006
    Отставка генпрокурора
    Содержание:
    За чувство меры

    Майская антикоррупционная активность Генпрокуратуры оказалась чрезмерной, так как превращала прокуратуру в неконтролируемого политического игрока. Новый генпрокурор должен будет вывести обвинителей из политики

    Обзор почты
    Наука и технологии
    Реклама