Мы на мушке

Алексей Хазбиев
заместитель главного редактора журнала «Эксперт»
19 июня 2006, 00:00

Стремление США обеспечить себе абсолютное технологическое превосходство в военной сфере привело к полномасштабной гонке вооружений. В этой ситуации Россия должна не только догнать лидера, но и подготовить адекватный ответ

Военные расходы всех государств планеты в этом году преодолеют рекорд времен холодной войны и достигнут абсолютного исторического максимума — 1,1 трлн долларов. По словам директора Стокгольмского международного института по изучению проблем мира (СИПРИ) Элисон Бейлис, предыдущий пик пришелся на 1987 год — в нынешних ценах это составляло 1,097 трлн долларов. Но если в конце 80-х военные расходы росли примерно на 2,5–3% в год, то сейчас ежегодные темпы роста превышают уже 6%. И это, судя по всему, не предел. По словам председателя правительственной ассоциации электронных и информационных технологий США Джеймса Райтсона, бюджетные ассигнования на военные цели будут увеличиваться как минимум до 2009 года. Это означает только одно — в мире началась новая гонка вооружений. По словам президента России Владимира Путина, «ее маховик стремительно набирает обороты, а сама гонка выходит на новый технологический уровень, угрожая появлением целого арсенала новых видов оружия, в том числе и массового поражения». Что же стало причиной такого развития событий? И как будет выглядеть театр военных действий в XXI веке?

Силы небесные и земные

Непрерывный рост военных расходов в мире наблюдается уже девять лет подряд. За это время лидеры гонки вооружений — США, Китай, Франция, Япония и Великобритания — увеличили военные ассигнования почти в два раза, и сейчас на долю этих стран приходится около двух третей всех мировых расходов на оборону. Впереди всех США. Еще в середине 90-х американский военный бюджет составлял примерно 260 млрд долларов в год, и тогда доля США в общемировых расходах на оборону не достигала и 30%. Но уже к 2006 году военные расходы Штатов перевалили за полтриллиона долларов, а их доля в общемировом военном бюджете вплотную приблизилась к 50%. Во время активной фазы операции в Ираке военные расходы США превышали 1 млрд долларов в день. Но сейчас интенсивные боевые действия уже не ведутся, а военный бюджет продолжает расти. В будущем году он увеличится почти до 600 млрд долларов (с учетом расходов министерства энергетики на разработку нового ядерного оружия). Борьба с терроризмом здесь абсолютно ни при чем. По словам замдиректора Центра анализа стратегий и технологий (АСТ) Константина Макиенко, главная причина роста расходов Пентагона — гегемонистская военная политика Америки. Ради ее воплощения в последние годы стартовало сразу несколько грандиозных оборонных программ, реализация которых должна обеспечить Америке абсолютное технологическое превосходство в военной сфере над любой страной мира или даже группами государств, объединенных в различные альянсы. Самая амбициозная — программа создания глобальной системы противоракетной обороны (ПРО). Изначально на ПРО планировалось до 2035 года потратить около 1,2 трлн долларов. Но недавно планы изменились, и сейчас Пентагон стремится расширить систему ПРО за счет «космического сегмента». Если это произойдет, то общие затраты на весь проект почти наверняка превысят 2 трлн долларов.

Уже этим летом США планируют обнародовать новую космическую доктрину, которая предусматривает вывод в околоземное пространство новых ударных систем вооружений. Речь прежде всего идет о реанимации проекта ASAT, разработанного в 80-е годы в рамках программы по уничтожению спутниковых группировок и ракет потенциального противника, в том числе с помощью лазерного оружия. Начальник космического управления стратегического командования США полковник Энтони Руссо утверждает, что «развертывание в космосе систем вооружений продиктовано необходимостью обеспечить безопасность национальной космической группировки». На самом деле полковник лукавит. Никакого оружия в космосе сейчас нет. Более того, его размещение там запрещено целым рядом конвенций ООН. Это означает, что американским спутникам на орбите, кроме метеоритов и космического мусора, ничто не угрожает. Но чтобы избежать столкновения с космическим мусором, достаточно лишь слегка подкорректировать орбиту спутника с Земли. Тогда зачем же США потребовалось размещать оружие в космосе? Рискнем предположить, что истинная цель Пентагона состоит в стремлении получить возможность уничтожать межконтинентальные баллистические ракеты (МБР) противника на активном участке траектории полета, то есть сразу после старта. Если учесть, что кроме США МБР есть только у России, становится ясно, что в качестве вероятного противника Пентагон рассматривает именно нашу страну. Более того, «новая космическая инициатива» США всего лишь часть плана по нейтрализации ядерных сил России. На днях Пентагон официально подтвердил наличие программы по развертыванию системы противоракетной обороны (ПРО) в Восточной Европе. По словам официального представителя Пентагона Брайана Уитмена, минобороны США намерено разместить третий отряд системы ПРО (первый создается на Аляске, второй — в Калифорнии) в одной из стран Восточной Европы уже к 2011 году. В качестве возможной площадки чаще всего называются Чехия, Польша и Венгрия. По словам Уитмена, на базе в Европе будут установлены в шахтах десять ракет-перехватчиков, а в бюджет агентства по ПРО на 2007-й финансовый год, который начинается 1 октября текущего года, уже включены 119 млн долларов для закупок материалов и оборудования, необходимых для строительства этих шахт. Позиция Белого дома такова: нужно защитить от ракетного нападения не только территорию США, но и американские войска, дислоцированные за рубежом, а также их союзников. Американские военные уверены, что «база ПРО в Восточной Европе сможет отразить ракетный удар со стороны Ближнего Востока» и прежде всего Ирана. На самом деле они либо ошибаются, что маловероятно, либо сознательно распространяют дезинформацию. Самая дальнобойная иранская ракета «Шихаб-3» может поразить цель на расстоянии до 1300 км, то есть максимум, на что она способна, — долететь до европейской части Турции, но уж никак не Восточной Европы или США. А вот достичь территории Израиля она в состоянии. Однако чтобы защитить Израиль от Ирана, ракеты-перехватчики надо в Израиле же и устанавливать. Но вот парадокс: в Израиле возможность размещения американских ракет даже не рассматривается. Таким образом, все заявления Пентагона о том, что «развертывание в Восточной Европе отряда ПРО не направлено против России», звучат как детский лепет. По словам начальника Генштаба России Юрия Балуевского, «сам факт размещения ракет в Европе показывает, что передовой отряд ПРО предназначен для нивелирования стратегического военного потенциала России». И это действительно так. Что бы ни говорили в Пентагоне, в случае войны с нами размещенные в Восточной Европе ракеты прежде всего полетят на перехват наших «Тополей», дислоцированных в западном регионе страны. Но даже если военного конфликта с Россией не будет, база ПРО в Европе превратится в достаточно мощный рычаг давления на нашу страну.

На различные проекты с ПРО Пентагон намерен потратить в этом году более 10 млрд долларов. Впрочем, только на системе ПРО американцы не зацикливаются. Еще одна военная программа, на которую делают ставку США, — создание истребителей пятого поколения и беспилотных разведывательных и ударных летательных аппаратов. Тяжелый истребитель пятого поколения F-22 у США уже есть. А легкий F-35, над созданием которого работает Lockheed Martin, начнет поступать на вооружение американской армии уже в 2008 году. Всего предполагается выпустить около 9 тыс. таких истребителей на общую сумму более 700 млрд долларов, часть из которых получат Великобритания, Норвегия, Новая Зеландия, Австралия, Канада, Нидерланды, Израиль и ряд других стран, участвующих в этом проекте. С помощью F-35 США надеются завоевать господство в воздухе в любых локальных конфликтах. Однако стремительное развитие военных технологий, судя по всему, позволит американцам уже через несколько лет отказаться от активного использования пилотируемых систем: конструкторы сейчас вовсю трудятся на созданием новых ударных беспилотников, которые в перспективе заменят F-35. Платформа для них уже фактически готова. Так, два года назад корпорация Boeing приобрела одного из лидеров в разработке беспилотных самолетов — компанию Frontier Systems, имеющую в своем активе аппарат Х-45 и его модификации (X-43, X-44 и ряд других). Об этом проекте почти ничего не известно, кроме того, что испытания Х-45 прошли успешно — аппарат на гиперзвуковой скорости пролетел почти всю территорию США и удачно приземлился. Учитывая, что в Штатах уже есть обычные ударные беспилотники (они в свое время наносили удары по террористам в Афганистане), а также весь комплекс разведывательных беспилотных аппаратов, способных находиться в воздухе более 30 часов, сделать новый сверхзвуковой ударный беспилотный самолет с большой дальностью полета будет несложно.

Уже этим летом США планируют обнародовать новую космическую доктрину, которая предусматривает вывод в околоземное пространство новых ударных систем вооружений

Следующим этапом развития американских вооружений станет создание межконтинентальных крылатых ракет, способных развивать сверхзвуковую скорость. Пока сверхзвуковые крылатые ракеты есть только у России. Это прежде всего комплексы «Брамос», которые выпускаются на одноименном российско-индийском предприятии. Но эти ракеты предназначены для уничтожения надводных целей, а авиационный вариант «Брамоса» до сих пор не сделан, так как не хватает средств. А вот в США деньги есть, поэтому появление в арсенале Пентагона сверхзвуковых крылатых ракет — вопрос самого ближайшего будущего. На разработку нового ракетного оружия, беспилотников и других перспективных систем вооружений США только в этом году потратят более 70 млрд долларов.

«Американцы как никогда близки к воплощению мечты полководцев всех времен и народов, — говорит Константин Макиенко. — До сих пор все военачальники действовали в так называемом тумане войны, то есть в ситуации перманентной нехватки информации о противнике. Но сейчас этот туман рассеивается, так как американцы знают о противнике практически все: враг наблюдается из космоса, с беспилотников, с обычных истребителей, его действия фиксируются наземными и морскими радиолокационными станциями». Таким образом, в случае возникновения вооруженного конфликта американцам остается только одно — обработать гигантский массив полученной информации и нанести по противнику сокрушительный удар. Причем с появлением новых вооружений США смогут наносить удары по любой точке земного шара прямо со своей территории, даже не выдвигая свои вооруженные силы в район боевых действий. Неужели в Минобороны России этого не понимают? А если понимают, то какой ответ американцам готовит наш ВПК?

Стратегический дисбаланс

На первый взгляд все всё понимают, причем вроде бы даже очень хорошо. Вице-премьер и министр обороны России Сергей Иванов в середине мая на пресс-конференции во Владимире прямо заявил, что «угрозы времен холодной войны -- детский лепет по сравнению с нынешними вызовами». А уже в начале июня военно-промышленная комиссия при правительстве России утвердила новую госпрограмму вооружений на 2007–2015 годы. На ее реализацию из бюджета будет выделено 4,9 трлн рублей. Уже в будущем году расходы на разработку, закупку и модернизацию военной техники составят 303 млрд рублей. Заметим, что в предыдущей программе вооружений, рассчитанной до 2010 года, серийные закупки военной техники не предусматривались вообще. Теперь же, по словам Сергея Иванова, объем ассигнований перераспределится в сторону значительных закупок вооружений и военной техники — на эти цели будет выделяться почти две трети от всех военных расходов. Всего наши вооруженные силы получат около трех тысяч единиц нового вооружения и более пяти тысяч модернизированного. В частности, будет закуплено несколько бригад оперативно-тактических ракетных комплексов «Искандер», а в ВВС и ПВО поступит более тысячи модернизированных истребителей Су-34 и учебно-боевых Як-130. После 2010 года начнутся серийные поставки тяжелых истребителей пятого поколения, над созданием которых сейчас трудится АХК «Сухой», и легких модернизированных истребителей четвертого поколения МиГ-29ОВТ разработки фирмы Микояна. Произойдет пополнение и ВМФ. Северный флот получит пять стратегических подводных лодок с новыми баллистическими ракетами «Булава». А РВСН увеличит свою мощь за счет поставок пятидесяти стратегических ракетных комплексов «Тополь-М».

Тем не менее в новую программу вооружений не попал целый ряд перспективных проектов, на которые делают ставку в США, Израиле и других ведущих военных державах мира. Прежде всего речь идет о беспилотных самолетах. Их разработкой в России в инициативном порядке занимаются корпорация «Иркут» и АХК «Сухой». Впрочем, пока все работы в этой области напоминают детские игры в песочнице. Если США и Израиль уже имеют боевой опыт применения многофункциональных ударных беспилотных систем, то последние разработки нашего ВПК — «Иркут-200», «Иркут-2Ф» и «Иркут-850» — могут использоваться лишь для дистанционного мониторинга местности в радиусе не более 70 км. А к созданию ударных беспилотных самолетов Россия даже не приступала. «Это полная катастрофа, — говорит Константин Макиенко. — Любая уважающая себя военная держава развивает проекты по созданию беспилотников, а наше военное ведомство при создании нового оружия до сих пор опирается на опыт времен холодной войны». Если так будет продолжаться еще пару лет, то мы отстанем в этой области от США и Израиля навсегда. Чтобы этого не произошло, российским оборонным предприятиям необходимо вступить в кооперацию со своими западными партнерами, которые проводят самостоятельную внешнюю и оборонную политику, зачастую отличающуюся от американской. Такой шанс у России уже был. Примерно три года назад французская компания Dassault, объявив о начале реализации общеевропейской программы по созданию ударного беспилотного самолета Neuron, пригласила нашу страну к участию в этом проекте. Президент Франции Жак Ширак и Владимир Путин даже подписали соответствующий протокол о намерениях. Но наши оборонные предприятия вместе с Минобороны к сотрудничеству оказались не готовы. А после того как в проект Neuron в прошлом году вошла Швеция, известная своими тесными контактами в военной области с США, участие в этом проекте для России потеряло всякий смысл. Тем не менее российскому ВПК еще не поздно присоединиться к конкуренту Neuron — проекту Barracuda, который реализует европейский аэрокосмический гигант EADS. Тем более что у России с EADS есть соглашение о стратегическом партнерстве, которое предусматривает в том числе и совместные работы над беспилотными аппаратами. Даже если наше Минобороны не будет закупать беспилотные самолеты, где используются иностранные компоненты, участвовать в кооперации с EADS российскому ВПК все равно стоит. Во-первых, российские компании получат бесценный опыт создания ударных беспилотников, который впоследствии смогут применить при реализации собственных проектов. А во-вторых, произведенные совместно с EADS беспилотники можно будет выгодно продать. По оценкам американской исследовательской компании Teal Group, в ближайшие десять лет на мировом рынке будет продано различных беспилотных летательных аппаратов как минимум на 30 млрд долларов, причем спрос на них существенно опережает предложение.

Не предусмотрена новой программой вооружений и разработка новых тяжелых баллистических ракет на жидком топливе массой более ста тонн, способных нести до десяти ядерных боезарядов. Этот проект активно лоббировали НПО машиностроения и КБ имени Макеева, однако потерпели фиаско. Вместо этого будут изготавливаться лишь легкие ракеты «Тополь-М» и «Булава» с шестью ядерными боеголовками. По словам Сергея Иванова, до 2012 года вопрос о разработке новой тяжелой баллистической ракеты не стоит. Правда, министр пообещал вернуться к этому вопросу после 2009 года, когда будет рассматриваться перспективный план развития ядерных сил на следующие двадцать лет.

Американцы как никогда близки к воплощению мечты полководцев всех времен и народов — избавиться от тумана войны. Уже сейчас они могут знать о противнике практически все

Наконец, новая программа вооружений не дает ответа на вопрос, будут ли реанимированы российская система глобального позиционирования ГЛОНАСС (аналог американской GPS) и cистема выдачи целеуказания атомным подводным лодкам «Легенда». По крайней мере, в открытой части программы вооружений об этом ничего не сказано. Между тем и «Легенда», и ГЛОНАСС фактически прекратили свое существование. В конце апреля сошел с орбиты последний военный спутник-шпион УС-ПУ, обеспечивавший разведданными наши атомные подлодки и выдававший им целеуказания. Новых аппаратов, способных заменить УС-ПУ, у России нет, а производство старых прекращено. С ГЛОНАСС ситуация ненамного лучше: из тридцати спутников, необходимых для нормального функционирования этой системы, на орбите сейчас летает около десятка, но практически все они выработали свой ресурс. При этом большая часть существующей наземной инфраструктуры ГЛОНАСС давно разрушена и восстановлению не подлежит.

Все это означает, что прямые указания президента России при разработке новой госпрограммы вооружений наши чиновники и военные просто проигнорировали. Напомним, в своем послании к Федеральному собранию Владимир Путин прямо заявил, что «важнейшая задача, стоящая перед вооруженными силами, — сохранение баланса в сфере стратегических вооружений». Но о каком балансе может идти речь, когда ключевые элементы системы стратегического сдерживания устарели и не функционируют, а на разработке целого ряда новых систем вооружений стратегического характера по сути поставлен крест. Ведь хорошо известно, что в США на боевом дежурстве стоят более 6 тыс. ядерных боеголовок и еще столько же пылятся на складах, а у нас в арсенале, по разным оценкам, всего 1,2–1,9 тыс. ядерных боеголовок. Что же выходит, если завтра начнется война, мы ее проиграем?

Спокойно спать и спокойно работать

Если война начнется завтра — не проиграем. Сейчас с уверенностью можно сказать, что в ближайшие тридцать лет Россия будет способна не только эффективно сдерживать США, но и при необходимости адекватно отвечать на любую внешнюю угрозу. И все разговоры о том, что после распада СССР Америка осталась единственной сверхдержавой в мире, не более чем миф, активно раздуваемый самими американцами. Даже после нанесения по нашей стране превентивного ядерного удара возмездие все равно неминуемо. Благо наличие у нас полного арсенала ядерных средств пока позволяет сделать это без особого труда. И никакая система ПРО здесь не помеха. По словам директора Московского института теплотехники (разработчик «Тополя-М» и «Булавы») Юрия Соломонова, к 2020 году состав группировки ядерных сил сдерживания будет насчитывать не менее двух тысяч боевых блоков, установленных на ракетах «Тополь-М» и «Булава». Эти ракеты придут на смену стоящим сейчас на боевом дежурстве «Тополям», «Воеводам» и РС-18 («Стилет» по классификации НАТО). Скоростные двигатели твердотопливных «Тополей» обеспечивают им очень быстрый взлет, что исключает их перехват сразу после старта, то есть на самом уязвимом участке полета. А несколько десятков вспомогательных двигателей и уникальная аппаратура системы управления позволяют нашим ракетам активно маневрировать, что делает оставшиеся участки траектории полета непредсказуемыми для противника. Новые ракеты, по образному выражению Юрия Соломонова, гарантированно обеспечивают возможность россиянам спать спокойно до 2040 года. А до того нужно не только активизировать работу над перспективными системами вооружений и военной техники, такими, как беспилотные летательные аппараты и новые спутниковые системы, но и быть готовым к адекватным ответам в случае появления баз ПРО в Восточной Европе и развертывания лазерного оружия в космосе. По словам Константина Макиенко, лучше всего разместить на орбите несколько ядерных боезарядов, которые во время конфликта могут быть подорваны. Это позволит полностью уничтожить всю спутниковую группировку потенциального противника и сведет к минимуму его военный потенциал. Так что расслабляться не стоит.