Отсидеться не получится

19 июня 2006, 00:00

Редакционная статья

«Расходы на вооружение в мире вернулись на уровень холодной войны» — утверждает доклад SIPRI, Стокгольмского международного института по исследованию проблем мира. Эксперты отмечают рост расходов на оборону во всем мире. Тон по-прежнему задают США, чей военный бюджет составляет примерно половину мирового. Однако на рынке появились и новые активисты — страны Ближнего Востока, Китай и Япония. То есть происходит то, что и должно было происходить: новая геополитическая ситуация — разрушение биполярного мира и появление контуров многополярного мира — требует создания нового военного баланса сил. А это немыслимо без значительных расходов на оборону.

Постсоветская пропаганда утверждала, что СССР надорвался в холодной войне и поэтому рухнул. Руководствуясь этим тезисом, мы долгие годы с опаской относились к военным расходам, так как видели в них подрыв хозяйственных основ страны, угрозу материальному благополучию граждан.

Эта логика безупречна, если относиться к экономике как к примитивной системе, для понимания существа которой достаточно простых арифметических операций. Однако экономика устроена не так. Французы, например, давно утратившие амбиции занять лидирующие позиции в плане военной мощи, бьются за военные контракты, а не распродают свои военные корпорации, тратя эти деньги на успокоение мигрантов и студентов.

История человечества — это история войн. А экономическая история убедительно свидетельствует, что гонка вооружений — эффективный рычаг выведения хозяйства из стагнации. Депрессия 30-х длилась до самого начала Второй мировой войны. Стагнация 70-х закончилась, когда Рейган дал старт холодной войне. Механизм такого широкого экономического влияния военных заказов на экономику до конца не понятен (кажется, что военные заказы должны оказывать лишь локальный эффект на хозяйство), но, по-видимому он связан, во-первых, с резким ростом спроса на научно-технические разработки, а во-вторых, с импульсом, который дается практически всему машиностроению. В определенных условиях и то и другое начинает работать на мирную экономику, создавая мощную инновационную и инвестиционную волну во всем хозяйстве. Важно, чтобы оборонная промышленность не была изолирована от хозяйства, как это было в советский период, и была создана система мощных научно-технических корпораций, способных работать и улавливать сигналы и от военного, и от гражданского рынка. Именно в этом главное ноу-хау послевоенной Америки, которая смогла перевести результаты холодной войны в экономическое первенство. Короче говоря: хочешь мира — готовься к войне и повышай свою экономическую эффективность.

Сегодня уже понятно, что помимо военно-космических технологий конъюнктурный профиль грядущей холодной войны будет иметь и ресурсно-энергетический характер. За время, прошедшее с момента окончания Второй мировой войны, мир не успел реализовать альтернативные энергетические технологии, в первую очередь речь идет о термояде и водородной энергетике, но можно вспомнить и о более близкой цели — бридерах (реакторах на быстрых нейтронах). Самые оптимистические прогнозы предсказывают сорокалетний горизонт массовой промышленной реализации этих ноу-хау, при этом проблемы с ископаемыми углеводородами ощущаются уже сегодня и мировую газовую паузу без России не выдержать. Если начнется война за пресную воду, интерес к нам только возрастет.

В технологической гонке нового цикла холодной войны у нас нет никаких шансов остаться в стороне: либо мы отдаем свои ресурсы в управление мировым лидерам, либо сами становимся мировым лидером. Основания для последнего варианта развития событий есть. Отечественные разработки в сфере той же энергетики или водоочистки не просто находятся на мировом уровне, но порой и опережают его (см. статью «Драться будем за воду и энергию», стр. 52). Получить дивиденды от этих разработок пока еще можно с помощью постсоветского технологического бэкграунда. Инерция накопленного нами военно-технологического ресурса настолько велика, что при разумном распоряжении им мы можем не только отлично очищать воду и грамотно сжигать газ и уголь, но и защитить наше право делать это. История НТП учит: чем лучше ты очищаешь воду, тем быстрее у тебя двигаются торпеды.