О чем говорим?

19 июня 2006, 00:00

На прошлой неделе состоялось заседание правительства, на котором рассматривались проблемы развития российского легпрома. Участники рынка, как всегда, ждали от правительства решительных действий, премьер лишь констатировал, что «легпром — это головная боль»

Вместо решения своей судьбы участники рынка услышали из уст премьер-министра РФ Михаила Фрадкова традиционную мантру: «Проблемы здесь тяжелые: крайне низкий уровень производства, практически полная потеря квалифицированных кадров, как нигде, велик объем контрафактной продукции, обострена конкуренция с импортными товарами». И совсем уж виртуозное: «В отрасли, как нигде, обострились диспропорции несовершенства рыночного механизма в нашей стране…»

Нежелание российского кабинета определиться с легпромом становится вопиющим. Да и как тут определиться? Ключевой вопрос, который сегодня нужно решить, состоит в том, чтобы прекратить теневой ввоз продукции легпрома в нашу страну. Все давно прекрасно понимают, что речь идет не о несчастных челноках, которых для прикрытия песочат на все лады. Речь идет о глобальном нелегальном контрабандном канале, контролируемом силовыми ведомствами, который никак не удается перекрыть.

И второй вопрос, на наш взгляд, влияющий на отношение российского правительства к отрасли, — это выбор рыночных игроков, на которых делать ставку. Несмотря на то что Минпромэнерго, выступающее сегодня лоббистом отрасли, подготовило к заседанию достаточно внятный отраслевой доклад, по нашему опыту, в этом ведомстве нет понимания того, кто является локомотивом развития сектора. Достаточно сказать, что многие чиновники в этом ведомстве считают ведущую отечественную швейную компанию «Глория Джинс» китайским производителем. Если бы кто-то из них собрал вместе реальных лидеров отрасли - отечественные компании «Глория Джинс», «Ральф Рингер», «Альянс ‘Русский текстиль’» и другие, - выслушал их пожелания и сумел преобразовать эти пожелания в конструктивный план развития легпрома, премьерская мантра кардинально изменилась бы.