Совсем другая Россия

Олег Кашин
17 июля 2006, 00:00

Накануне саммита G8 та часть российской оппозиции, которая называет себя «несистемной», провела масштабную конференцию «Другая Россия» — смотр сил, который, возможно, станет стартом предвыборной кампании наиболее радикальных оппонентов власти

716-й номер отеля «Ренессанс-Москва» на Олимпийском проспекте. В ночь на 11 июля в этот номер вселились двое координаторов «Молодой гвардии Единой России». Отсюда, с седьмого этажа, молодые люди посредством телефонной связи руководят стоящим у входа в гостиницу пикетом молодых единороссов. На пикетчиках — головные уборы из перьев, наподобие тех, что носили североамериканские индейцы. В руках — пачки портретов наиболее известных делегатов «Другой России» с пририсованными такими же индейскими перьями и подписями вроде «Гарри Каспаров — Шах Мата, шаманчик либеральных племен», «Иван Мельников — один из предводителей краснозадых племен», «Никита Белых — гуру яств и листов курительной травы». Координаторы в 716-м номере вздыхают — слишком поздно узнали, что господа Белых и Мельников на конференцию не приедут. «Еще мы хотели сделать портрет Евгения Петросяна, чтобы было — Каспаров, Касьянов, Рыжков, Петросян. Но не успели», — сетует координатор Андрей, который явно гордится своей фантазией.

Двое пикетчиков верхом на лошадях — правда, немного в стороне от остальных товарищей, ближе милиция их не подпустила — «чтоб не гадили». Смысл этого индейского маскарада сводится к тому, что проамерикански настроенные организаторы «Другой России» (на флажках «Молодой гвардии» написано: «Ро$$ия») хотят превратить страну в резервацию, а граждан — в индейцев. Эту идею растолковывает журналистам специально подготовленный активист в розовой рубашке — остальные пикетчики явно не так хорошо разбираются в тонкостях креатива.

«Индейцы» — не единственные, кто пикетирует «Ренессанс». Оцеплены милицией комиссары движения «Наши» со своим пикетом-фотовыставкой — галереей портретов делегатов (а также Бориса Березовского и Михаила Ходорковского) с цитатами, убедительно (по мнению комиссаров) доказывающими, что делегатам нет никакого дела до собственного народа. Через дорогу от «Наших» — сторонники возглавляемого Гарри Каспаровым Объединенного гражданского фронта с плакатами «Нам нужна Другая Россия!», а чуть дальше, у спорткомплекса «Олимпийский» — Демократический союз Валерии Новодворской с плакатами «Не ходите на совет нечестивых!». «Нечестивые» — это Эдуард Лимонов и Виктор Анпилов, из-за участия которых в «Другой России» г-жа Новодворская со скандалом отказалась прийти на конференцию. Ту же причину своей неявки называли и другие приглашенные — например, лидер СПС Никита Белых и литературовед Мариэтта Чудакова, — но организаторы не сомневаются в искренности только Валерии Новодворской, считая, что остальные скрывают за нежеланием соседствовать с левыми радикалами какие-то другие причины — например, давление властей.

«Давление властей» действительно ощущается: вся площадка позади «Олимпийского» занята автобусами с бойцами ОМОНа, а чтобы пройти от спорткомплекса до гостиницы, нужно несколько раз предъявить милицейским кордонам содержание сумок и карманов.

Нацболы

Со стороны «Другой России» — свои меры безопасности. Кроме специально нанятого охранного предприятия четвертый этаж «Ренессанса», на котором проходит конференция, охраняют национал-большевики Эдуарда Лимонова. Они же дежурят в лобби гостиницы — выслеживают потенциальных провокаторов, причем с гораздо большим рвением, чем могли ожидать организаторы. «Провокатором» лимоновцы посчитали, например, обыкновенную журналистку газеты «Взгляд» — хрупкую девушку четверо нацболов, заломив ей руки, буквально вышвырнули из зала для прессы. Такая же участь ждала журналистку «Ведомостей», которая вступилась за коллегу со словами: «Ее даже в Госдуму ФСО пускает». «В Думе — ”Единая Россия”, а здесь — ”Другая Россия”«, — объяснил девушкам нацбол Павел Жеребин, руководивший экзекуцией. Координатору «Другой России» по связям с прессой Наталье Морарь, десять минут пытавшейся доказать г-ну Жеребину, что он очень неправ, пришлось жаловаться на нацболов вышестоящим организаторам — только после этого журналисток пустили на конференцию. А вечером между руководителем фонда «Открытая Россия» Александром Осовцовым (он руководил организацией форума) и Эдуардом Лимоновым произошел очень жесткий разговор — на следуюший день национал-большевистская охрана была подчеркнуто вежлива. Сказала свое слово и милиция — вечером первого дня четверо нацболов были задержаны на несколько часов по подозрению в участии в массовой драке в начале апреля. Это дало повод делегатам конференции принять специальное обращение к участникам саммита G8 с протестом против «похищения делегатов».

Правда, попытки сорвать конференцию в первый день шли одна за другой практически непрерывно. Вначале несколько активистов «Молодой гвардии» попытались разбросать в фойе четвертого этажа «индейские» листовки. Затем в зал с криком «Слава империи! Смерть ”Другой России”!» ворвался активист Евразийского союза молодежи (ЕСМ). А в перерыве, когда глава компании «МК-аналитика», бывший председатель правительства РФ Михаил Касьянов в гостиничном коридоре общался с журналистами, другой активист ЕСМ ударил экс-премьера кулаком в скулу. Всех нарушителей ловили и били нацболы-охранники, причем «евразийцев» нацболы били с криком «Смотрите, это фашист!», демонстрируя, что фашист в России по-прежнему больше, чем фашист, и традиция именовать своих оппонентов этим словом в нашем политическом пространстве жива.

Довольно скучные выступления докладчиков выглядели не более чем фоном для драк и скандалов. Впрочем, в первый день конференции выступали в основном правозащитники — с безусловно важными, но действительно скучными речами, слушать которые весь день было совершенно невозможно. Впрочем, никто особенно и не слушал.

Иностранцы

Первый день «Другой России» собрал максимальное количество иностранных гостей — наибольшее внимание привлекали заместители госсекретаря США Дэн Фрид и Барри Лоуэнкрон, посол Великобритании в РФ Энтони Брентон, посол США в РФ Уильям Бернс. Участие иностранных чиновников послужило официальной причиной отказа бывшего лидера партии «Родина» Дмитрия Рогозина приехать на конференцию — г-н Рогозин заявил, что считает унизительным, когда иностранцы «учат нас демократии». Лидер Республиканской партии РФ Владимир Рыжков с таким отношением к дипломатам не согласен. «Я тоже часто езжу на какие-то мероприятия, например, в Швецию, — заявил он “Эксперту”. — Никто же не кричит, что я учу шведов демократии».

Так или иначе иностранные гости всячески демонстрировали свое невмешательство — г-н Фрид, несмотря на то что его выступление анонсировалось и в первый, и во второй день, так и не вышел на трибуну, а г-н Брентон в своем выступлении был настолько дипломатичен, что многие даже подумали, что он просто не понял, куда попал. Начав с того что «еще 15 лет назад такая конференция была в России невозможна», г-н Брентон поблагодарил российские власти за то, что они поддерживают гражданское общество. Кстати, именно во время выступления британского посла в зал ворвался «евразиец».

«Россия не апельсин»

«Тупой и еще тупее» — так коммунист Петр Милосердов охарактеризовал действия организаторов конференции и пытающихся сорвать ее представителей провластных организаций. Действительно, стараниями обеих сторон дух дурного балагана весь первый день витал над «Ренессансом». Впрочем, к утру 12 июня о вчерашнем балагане напоминала только фотовыставка «Наших», правда, к ней уже никто не подходил — неинтересно. После обеда к «Ренессансу» подошли, встав рядом с «Нашими», «Местные» (подмосковное движение «политических экологов», придерживающееся примерно тех же взглядов) с театрализованным представлением «Стирка оранжевого белья» и скандированием замысловатого лозунга «Россия — не апельсин, делить ее мы вам не дадим!». Постирали, поскандировали и разошлись. Больше ни пикетов, ни драк, ни скандалов не было.

В зале же с утра выступали уже не правозащитники, а политики. Политиков слушать было интереснее, чем правозащитников.

Тон заседанию задал бывший советник президента РФ Андрей Илларионов — его двадцатиминутный доклад был, по большому счету, пересказом статей, опубликованных г-ном Илларионовым после отставки, — экономист обличал «идеологию “нашизма” или “своизма”«, «корпоративное мышление», «ГЧП-зацию» (от придуманной Илларионовым аббревиатуры «ГЧП» — государственно-частное партнерство, наподобие «Байкалфинансгруп» или «Росукрэнерго»), «табуирование общенациональных тем», «инфантилизацию общественного сознания» и так далее. Стоит отметить, что на слух все это воспринимается совсем не так, как при прочтении, — илларионовская манера говорить делала и без того хлесткие слова почти завораживающими. «IPO “Роснефти” не даст бюджету ни рубля, ни доллара, ни копейки», — говорил г-н Илларионов, безумно напоминая интонацией Сергея Доренко. О сторонниках нынешней власти г-н Илларионов отозвался так: «Обратим внимание: все они очень любят оперировать военной терминологией, любят слово “война”. Им так проще — война позволяет не думать о реальных проблемах». Забавно, но в течение дня слово «война» с трибуны конференции произнесли лидер партии «Наш выбор» Ирина Хакамада («В России идет война — она начинается на уровне товариществ собственников жилья, противостоящих городским властям и застройщикам, потом поднимается выше, выше — до ЮКОСа, до IPO “Роснефти”«), журналистка Евгения Альбац («Власть оказалась в состоянии войны со своим народом, с нами»), глава Института проблем глобализации Михаил Делягин («То, что происходит в стране, — это хуже, чем война») и сам Андрей Илларионов («В России две страны — страна власти и страна общества. Страна власти ведет войну против страны общества»).

Без программы

Ирина Хакамада выступала после Андрея Илларионова. Произнеся традиционные обвинения в адрес нынешних властей, г-жа Хакамада неожиданно похвалила эту же власть, которая, по ее мнению, «на Украине ведет себя абсолютно профессионально, исходя из своих имперских интересов», а «маленький человек при этой власти приладился к ситуации, стал эффективным и конкурентоспособным, он живет и процветает». У оппозиции же, по мнению Ирины Хакамады, два пути — «либо ждать, пока народ перестроится, либо самим брать власть». «Я уверена, — заявила г-жа Хакамада, — что власть очень скоро достанется людям, сидящим в этом зале. Но я не уверена, что у нас не случится такого же провала, как на Украине или в Грузии». Зал почему-то встретил эти слова аплодисментами, а г-жа Хакамада продолжала: «Что мы будем делать, когда возьмем власть? (Аплодисменты.) Где найдем честных гаишников? (Аплодисменты.) Где найдем профессиональную армию? (Аплодисменты) У нас нет четкой программы».

«Тупой и еще тупее», - так коммунист Петр Милосердов охарактеризовал действия организаторов конференции и пытающихся сорвать ее представителей провластных организаций

Слова Ирины Хакамады сильно задели остальных ораторов. Владимир Рыжков, возражая ей, заявил, что у его партии есть «детальная, вплоть до законопроектов, программа политической реформы, четкая экономическая программа». Уточнять, в чем эти программы заключаются, г-н Рыжков не стал, сказав лишь, что «Евгений Ясин может подтвердить, что такая программа существует». Михаил Касьянов, напротив, считает, что все идет нормально и никаких программ пока и не нужно: «Потом мы будем спорить о налогах и пенсиях, о нефти и газе, об электроэнергии. Но сегодня в опасности основы Конституции, поэтому нужно сосредоточиться именно на этом». Последняя мысль явно была более популярна среди делегатов конференции — большинство выступлений сводились к разнообразной критике нынешнего положения дел.

Системная оппозиция

В перерыве после утреннего заседания давал пресс-конференцию Андрей Илларионов. Говорил он много и разное, но удачнее всего г-н Илларионов ответил на вопрос об отношении к отказу СПС и «Яблока» от участия в форуме. «Это совершенно неважно, — заявил экономист. — На конференцию аккредитовались в качестве гостей представители администрации президента РФ. Всегда приятно иметь дело непосредственно с хозяином, а не с теми, кто ему подчиняется».

Кстати, двое сотрудников управления внутренней политики администрации президента действительно аккредитовались на конференцию, однако обнаружить их мне удалось только в сотне метров от «Ренессанса», на противоположной стороне улицы, отделяющей гостиницу от спорткомплекса «Олимпийский». Прибыв к месту проведения конференции, чиновники долго спорили, стоит ли им идти в зал, и в конце концов решили не идти.

Что же касается темы СПС и «Яблока» (а также КПРФ и «Родины», которые также проигнорировали «Другую Россию»), большинство выступавших затронули ее в том же ключе, что и г-н Илларионов. «В газетах пишут, что Кремль расколол оппозицию на системную и несистемную, — сказал Михаил Делягин. — Это не так: Кремль всего лишь отозвал из оппозиции своих тайных и потенциальных агентов». Глава Института национальной стратегии Станислав Белковский высказался совсем жестко: «Благодарю организаторов конференции, но еще больше благодарю Григория Явлинского, Никиту Белых, Геннадия Зюганова и украинско-израильских братков, захвативших партию “Родина” (политолог имел в виду нынешнего лидера ”Родины” Александра Бабакова, владеющего предприятиями на Украине и, по некоторым данным, имеющего гражданство Израиля. — “Эксперт”), — все они показали, что не имеют никакого отношения к оппозиции».

Впрочем, если все названные партии спокойно отнеслись к тому, что на «Другую Россию» в частном порядке прибыло по два-три их функционера (большинство аккредитовалось в качестве журналистов, однако некоторые даже выступали), то отношения между «Другой Россией» и «Родиной» развивались весьма драматично. Михаилу Делягину для участия в конференции пришлось пожертвовать партбилетом, а Сергей Глазьев не приехал на съезд в результате по-настоящему детективной истории.

Послеобеденное заседание конференции началось с незапланированного заявления Гарри Каспарова, который сообщил, что за два часа до своего выступления г-н Глазьев был избит неизвестными по дороге из Климовска в Москву и что у г-на Глазьева сотрясение мозга, поэтому на конференции он не выступит. Ожидавший шефа в гостинице пресс-секретарь г-на Глазьева Сергей Ткачук посадил аккумулятор своего телефона, уклончиво отвечая на звонки журналистов, а потом уехал из гостиницы. Больше новостей о г-не Глазьеве не было. Владимир Рыжков сказал корреспонденту «Эксперта», что г-н Глазьев сам позвонил Гарри Каспарову, сообщив, что у него сотрясение мозга и что он находится в больнице (в какой — не уточнил). Александр Осовцов сказал, что «все версии имеют право на существование» и тут же перечислил эти версии: либо действительно провокация против «Другой России», либо — запущенная г-ном Глазьевым, которого никто не избивал, утка, призванная сохранить лицо и перед организаторами конференции, которым он обещал выступить, и перед Александром Бабаковым, запретившим всем членам своих партии и фракции приходить на конференцию. «Либо это случайное совпадение — мало ли что бывает», — заключил г-н Осовцов.

Минуя 2007-й

По-настоящему программными были выступления Михаила Касьянова и Станислава Белковского. Бывший премьер, начав с дежурного перечисления нынешних бед («власть переходит к репрессиям, федерализм растоптан, все демократические завоевания растоптаны»), заявил: «У нас осталось одно: проверить, как действует право народа на прямое осуществление суверенитета», поясняя: «Власть сама подталкивает народ к революции». «Для смены власти необходимо готовить общероссийский “круглый стол”, способный выработать программу национального согласия», — по замыслу г-на Касьянова, такой «круглый стол» должен заменить полностью, как считает экс-премьер, дискредитировавшую себя нынешнюю выборную систему. Иллюстрируя свою мысль, г-н Касьянов, вызвав оживление в зале, заявил: «Когда в декабре 2003 года девушка бросила в меня яйцо (речь идет об активистке НБП Наталье Черновой, получившей тогда за атаку на главу правительства 15 суток ареста. — “Эксперт”) со словами “Выборы — это фарс!”, она была частично права. Теперь то же самое публично повторяет глава Центризбиркома Александр Вешняков, а по данным социологических опросов, эту мысль поддерживает более половины граждан России». Растроганный этими словами Эдуард Лимонов бросился к г-ну Касьянову с рукопожатием под овацию зала.

Идею игнорирования выборов в Госдуму поддержал и г-н Белковский, который призвал «идти в 2008 год, минуя 2007-й». Речь г-на Белковского, завершавшая конференцию, почти дословно повторяла его статьи последних лет — улыбаясь собственным шуткам, политолог призвал делегатов «Другой России» «молиться за Путина». «Мы молимся за его благополучную старость на Атлантическом берегу Аргентины в окружении потомков лабрадора Кони и пони Вадика, а также уцелевших членов Общественной палаты, ведь если к власти придут не собравшиеся в этом зале, а, например, полковник Квачков, вся нынешняя элита будет уничтожена». Содержательно же речь г-на Белковского сводилась к тому, что «бесплодна ставка оппозиции на крупный бизнес» («Олигархи могут тихо поругивать Путина на своих виллах на Лазурном Берегу, но Путин им нужен, потому что деньги любят тишину, а гражданское общество эту тишину уничтожает»), поэтому опираться нужно на интеллигенцию. Г-н Белковский закончил свою речь лозунгом «Одна Россия, один народ, одна оппозиция, одни оппозиционный кандидат в президенты!», а поскольку его речь была последней, все выглядело так, будто это и есть общий итог «Другой России», которая таким образом трансформировалась в предвыборное собрание сторонников «одного кандидата» — очевидно, Михаила Касьянова. С действительно консолидированным решением все было гораздо сложнее.

Конфликт

В последнем перерыве в фойе перед конференц-залом я подошел к Гарри Каспарову, окруженному четырьмя охранниками (он всегда с ними ходит), чтобы задать ему несколько вопросов. Г-н Каспаров раздраженно бросил: «Подождите!» — и только после этого я заметил, что рядом с лидером «Объединенного гражданского фронта» в кольце его охранников стоит Владимир Рыжков, который возмущенно говорит г-ну Каспарову: «Гарри, так нельзя. Я, как идиот, узнаю от журналистов, что, оказывается, в итоговом документе мы заявим о создании какой-то коалиции. Какая коалиция, Гарри? Мы столько их уже насоздавали, зачем нам еще один “Комитет-2008”? Да и, в конце концов, у меня партия, и я не могу авторитарно от ее имени куда-то вступать». Вместо ответа г-н Каспаров молча развернулся и ушел вместе с охраной в зал.

Эдуард Лимонов, напротив, очень надеется на создание коалиции: «Пусть не сейчас, пусть через десять дней, через месяц, но нужно действовать только вместе». А по мнению Александра Осовцова, «какие-либо политические конструкции эффективны только тогда, когда до них пройден серьезный путь». «В принципе для того, чтобы все проголосовали за какое-нибудь организационное оформление объединения, достаточно было того эмоционального заряда, который был, когда мы узнали о задержании коллег из НБП, — сказал “Эксперту” г-н Осовцов, — но такое объединение было бы нежизнеспособно. Пока же пройденного пути достаточно только для того, чтобы провести эту конференцию».

То есть ни для чего.