Полезное сопротивление

На улице Правды
Москва, 24.07.2006
«Эксперт» №28 (522)

Сорок лет назад мой покойный дедушка служил завхозом при посольстве СССР в одном небольшом европейском королевстве. В числе его подчиненных был дворник Бережной. По тогдашним обычаям в загранкомандировку на низшие технические должности было принято направлять опытных партработников, и, прежде чем стать дворником в королевстве, Бережной был парторгом большого московского завода. Партийная работа пробудила в нем жар к искусствам творческим, высоким и прекрасным. Жар выражался в том, что он не желал мести дорожки, а вместо этого желал петь хором, привлекая к хоровому пению технический и дипломатический персонал совзагранмиссии. Педантического хохла дедушку это страшно бесило, и он ходил к временному поверенному в делах СССР в королевстве указывать на непорядок. Временный поверенный Иван Матвеевич не мог сказать дедушке, что хоровое пение есть задача более важная, чем благообразие посольской территории. С другой стороны, он сильно желал из временного поверенного сделаться чрезвычайным и полномочным и знал, что у дворника, поющего хором, есть влиятельный свойственник в МИДе. Доведение скандала до Смоленской площади никак не могло способствовать обретению желанного ранга, и потому честолюбивый Иван Матвеевич отвечал дедушке голосом, исполненным страдания: «Да ты прижмись, прижмись, Григорий Яковлевич!»

Речи временного поверенного часто приходят на ум, когда слушаешь прагматическую аргументацию насчет того, что России отнюдь не следует проводить самостоятельную внешнеполитическую линию и отстаивать свои национальные интересы. Ведь сегодня все реже встречаются идеалистические доводы в том духе, что вашингтонская администрация (реже Еврокомиссия) есть ум, честь и совесть нашей эпохи, ее веления суть чистейшее благо, и только упорный дурак может им противиться. Ибо за время нашего партнерства накопилась такая критическая масса впечатляющих примеров ума, чести и совести, что при использовании идеалистических аргументов вопрос о том, кто на самом деле упорный дурак, оказывается дискуссионным. Доводы прагматические смотрятся гораздо более убедительно: «Разумеется, насчет чистейшего блага мы, как умные люди, говорить не будем, разумеется, отстаивать национальные интересы — дело хорошее, но надо же и смотреть правде в глаза, а она такова, что при нашей слабости где же отстаивать. Плетью обуха не перешибешь, а потому ты прижмись, прижмись etc.» То есть про сияющий город на холме речи нет, но ведь на одну ладонь положит, другой прихлопнет, одно мокрое место останется — это непреложный факт, из него и надо исходить.

Исторически такая эволюция доводов вполне закономерна. Достаточно вспомнить отношение внешнего мира к СССР, когда имевшие место поначалу неумеренные иллюзии со временем сменились чисто прагматическим better red than dead*. В том, чтобы стать красным, нет ничего особо хорошего, но стать мертвым еще хуже — так что делайте выводы. Они и делались. В западных спорах 70-х гг. о благостности СССР никто и не поминал, а все просоветские доводы сводились к прост

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (522) 24 июля 2006
    Кризис на Ближнем Востоке
    Содержание:
    На обломках мирного процесса

    Более чем десятилетний период попыток разрешить арабо-израильский конфликт путем переговоров завершился вторжением израильской армии в Ливан

    Разное
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Неизвестный русский бизнес
    На улице Правды
    Реклама