Упрощение огня

Наука и технологии
Москва, 24.07.2006
«Эксперт» №28 (522)
Военный институт, гордость советского ВПК, сумел выжить, умерив свои технократические амбиции и переориентировавшись на нужды добывающей промышленности. Теперь институт надеется поработать для настоящей высокотехнологичной экономики

Со знанием истории создания отечественных технологий дела у нас обстоят плохо. Имена Курчатова и Королева — создателей атомного и космического проектов — худо-бедно известны, но ведь для ракет и бомб надо было еще разработать специальные материалы. Среди разработчиков-материаловедов тоже были блестящие организаторы науки и производства. Все они занимались закрытыми темами и остались почти неизвестными широкой публике. Технократ-металлург Александр Завьялов из их числа.

В 1935 году тридцатитрехлетний Завьялов, возглавлявший тогда Центральную заводскую лабораторию Ижорского завода, организовал испытания брони (до 20 мм толщиной) для танков Т-18 и Т-26. Их обстреляли из пушек самого малого артиллерийского калибра, которыми располагала тогда Красная Армия, — 37 мм.

Результаты испытаний повергли в шок ленинградских металлургов — снаряд даже на излете, попадая в клепаную броню башни, раскалывал ее как орех, и если бы внутри башни находился экипаж, все танкисты были бы убиты. Завьялов назвал танки «ходячими гробами», чем вызывал гнев начальства Автобронетанкового управления командования РККА СССР — военные чиновники посчитали, что так назвать танки советского производства может только враг народа. Критику молодого инженера «лучшей бронетанковой техники в мире» не поддержали и на Ижорском заводе, где разрабатывали и изготавливали броню для этих самых танков. Директор завода Александр Белов, принявший сторону военных, присоединился к начавшейся травле Завьялова, которая по логике того времени должна была завершиться полным его устранением от дел и репрессированием.

Бронезаседание у Сталина

Александр Завьялов не был военным. Он был технарем. Но, следя за развитием военного дела в Европе, он понял главное: в предстоящей большой сухопутной войне главенствующая роль будет за бронетехникой — танками и самоходными артиллерийскими установками. А значит, нужна новая концепция развития танковой техники, предполагающая жесткие встречные танковые бои и прорывы мощных противотанковых укрепрайонов. Завьялов решил, что появление специализированной противотанковой артиллерии и нового мощного танкового вооружения — просто дело времени. Против новой артиллерии можно было защититься не столько маневренностью, сколько броневой защитой. Самая очевидная идея — увеличение толщины брони. По пути увеличения толщины брони пошли немцы в 1942–1943 годы в своих «Тиграх» и «Пантерах». Но улучшить броневую защиту можно было и другим, инновационным способом — благодаря новым сплавам и методам создания цельносплавных корпусов танков и самоходок. Талантливые немецкие материаловеды-технологи это понимали, но не успели воплотить свои идеи. Завьялову в условиях сталинской империи внедрить инновацию удалось.

Молодой технологический пассионарий Завьялов по сути выступил против всей концепции военного дела, принятой тогда в генштабе РККА. В среде военных чинов из бронетанковых войск, а соответственно, и среди конструкторов, которые решали спущенные сверху техзадания, преобладала концепция осн

У партнеров

    «Эксперт»
    №28 (522) 24 июля 2006
    Кризис на Ближнем Востоке
    Содержание:
    На обломках мирного процесса

    Более чем десятилетний период попыток разрешить арабо-израильский конфликт путем переговоров завершился вторжением израильской армии в Ливан

    Разное
    Обзор почты
    Русский бизнес
    Неизвестный русский бизнес
    На улице Правды
    Реклама