Человек за глиняным занавесом

Культура
Москва, 14.08.2006
«Эксперт» №29 (523)
Последний театральный фестиваль в Авиньоне продемонстрировал: театральная традиция, как мы ее знали, подходит к концу. Нынешним режиссерам не нужны драматурги, они могут создать спектакль из любого мусора

В нынешнее время каждый город (а в особо продвинутых цивилизованных странах — и каждый рыбацкий поселок) стремится обзавестись каким-либо своим фестивалем. Но даже эта повальная фестивализация не может умалить значение Авиньона — самого главного, самого престижного и самого вожделенного театрального форума Европы. В этом году ему стукнуло шестьдесят. Эволюция Авиньонского фестиваля, конечно же, отражает эволюцию европейского театра. Придуманный Жаном Виларом вскоре после окончания страшной войны, фестиваль сначала был лишь смотром театральных достижений Франции. В то время национальные театральные культуры еще имели жестко очерченные эстетические границы, а театральный художник был связан корнями со своей страной и своим зрителем. Потом корни ослабели. Двадцать лет тому назад Питер Брук грандиозным спектаклем «Махабхарата» фактически поменял лицо Авиньонского фестиваля. Именно после этого ошеломляющего действа знаменитый форум медленно, но верно превратился из смотра достижений французского театра в событие мирового масштаба. Последние годы Авиньон уже не просто фестиваль, но форпост передовой театральной мысли. Если вы хотите увидеть респектабельное театральное искусство, лучше ехать в Эдинбург. Если театр во всем его стилистическом многообразии — в Австрию на Wienner Festwochen. А вот для того, чтобы узнать о новых тенденциях в европейском театре, придется отправиться в Прованс. С недавних пор у главного фестиваля Европы кроме директоров-администраторов появились еще и авторы программы — не чиновники от искусства, но именитые режиссеры. Они меняются каждый год. За Авиньон-2004 отвечал руководитель берлинского «Шаубюне» Томас Остермайер (фестиваль получился с немецким акцентом). За Авиньон-2005 — бельгийский радикал и провокатор Ян Фабр (фестиваль получился скандальным: дело дошло до того, что зрители призвали к ответу министра культуры Франции, возложив на него ответственность за авангардный беспредел, царящий в современном театре). В этом году хедлайнером и хозяином Авиньона стал Жозеф Надж, прославленный француз сербо-венгерского происхождения, не раз бывавший в России и очень ей полюбившийся. Он по мере сил постарался воздержаться от каких бы то ни было уклонов. Программа нынешнего фестиваля оказалась сбалансированной, как пищевой рацион в пионерском лагере. Тут вам и самый известный из живущих ныне режиссеров планеты Питер Брук, и завсегдатай Авиньона маэстро Бартабас, и мастер добротного психологического театра Эрик Лакаскад, предложивший терпеливой авиньонской публике многочасовую версию горьковских «Варваров». О некоторых из этих ньюсмейкеров надо бы сказать отдельно.

Кустурица для бедных

Питер Брук показал в Авиньоне спектакль из жизни африканцев. Создатель известного на весь мир конного театра «Зингаро» Бартабас — из жизни цыган. Кроме приличествующей европейскому фестивалю мультикультурности спектакли эти объединяет одна важная особенность — стремление к предельной простоте. Меланхоличный философ Бартабас, чей «Зингаро» дважды приезжа

У партнеров

    «Эксперт»
    №29 (523) 14 августа 2006
    Ближний Восток
    Содержание:
    Арабы научились воевать

    Израиль ведет войну, плодами которой ему воспользоваться не удастся. Даже относительно успешное завершение операции израильской армии против «Хезболлы» со временем приведет лишь к усилению международного давления на Израиль

    Обзор почты
    На улице Правды
    Реклама