Капиталистический палеолит

Книги
Москва, 21.08.2006
«Эксперт» №30 (524)
Только ответив на вопрос, есть ли будущее у российского сельского хозяйства, можно понять, есть ли будущее у России.

Книга двух ученых-географов Татьяны Нефедовой и Джудит Пэллот «Неизвестное сельское хозяйство» в действительности является книгой о неизвестной России. Начинают авторы с того, что развенчивают миф о нашем отечестве как о стране урбанизированной и индустриальной. Оказывается, в конце 1990-х годов в промышленности было отработано около 600 млн человеко-часов, а в сельском хозяйстве, по экспертным оценкам, — 665 млн.

Официальная статистика дает нам другую, явно заниженную цифру — 245 млн человеко-часов. Государственная статистика не способна дать правдивую картину нашей аграрной действительности по нескольким причинам. Во-первых, сами крестьяне, не доверяя государству, всеми силами удерживают свои хозяйства в тени. Во-вторых, организация службы неадекватна реальным условиям российской аграрной экономики. «Милые женщины в районных управлениях статистики, — пишут авторы о положении на Ставрополье, — жаловались нам, что новые хозяева кошар их полностью игнорируют, а сами они ездить на кошары для учета скота боятся». В-третьих — и это, наверное, самое главное — к сельскому хозяйству многие, в том числе и власть, подходят с надуманными шаблонами, что не позволяет получать полноценную информацию о состоянии отрасли. Потому что нет понимания, где ее, эту информацию, собственно, искать.

Скажем, непредвзятому наблюдателю совершенно очевидно, что исключительно важную роль в обеспечении населения продовольствием играют так называемые личные подсобные хозяйства (ЛПХ). Между тем ученые отмечают, что полноценных наблюдений за ними нет даже на уровне местных администраций. Власть убеждена: приусадебный огородик — это несерьезная экономика. Но если не принимать эту огородную экономику всерьез, доказывают авторы, то можно ничего не понять в экономике страны. И соответственно, действовать без понимания.

Можно, например, рассматривать массовое возвращение крестьянства северных регионов страны к сбору ягод и грибов как возвращение в палеолит с характерным для него собирательством. И вывести собирательство за рамки аграрной политики государства. А можно, наоборот, оценить это как переход к естественной специализации хозяйств на территории, где только советские дотации поддерживали животноводство и растениеводство. И разглядеть, как вокруг собирательства формируется рыночная инфраструктура: в архангельские леса прибывают рефрижераторы с юга России, из Прибалтики, с Украины. И ждут на опушке, пока из лесу выйдет бабушка с лукошком. А потом сделать еще один логический шаг в рассуждениях, определив, что же реально может сделать государство, чтобы встроить собирательство в процесс развития экономики. Скажем, проложить дороги и оказать помощь в поиске инвесторов, которые могут вложить деньги в переработку даров природы.

Углубившись в проблемы ЛПХ, исследователи выходят на огромный пласт проблем современной России — от демографического кризиса до национального вопроса. Рассуждая о них, авторы прочно стоят «на земле». Наверное, поэтому у читателя не возникает чувства безысходно

У партнеров

    «Эксперт»
    №30 (524) 21 августа 2006
    ФАС против строителей
    Содержание:
    Строители попали под надзор

    Федеральные власти обвиняют столичных застройщиков в ценовом сговоре. Возможная цель этой акции — остудить перегретый рынок жилья и тем самым создать условия для продвижения жилищного нацпроекта

    Обзор почты
    Экономика и финансы
    Реклама