Смерть оппозиции

Политика
Москва, 21.08.2006
«Эксперт» №30 (524)
В Душанбе умер Саид Абдулло Нури, один из наиболее весомых таджикских политиков, который мог оказать серьезное влияние на исход намеченных на ноябрь этого года президентских выборов в стране. После его смерти конкурентов у действующего президента Таджикистана Эмомали Рахмонова фактически не осталось

О том, что этот день наступит, соратники, пожалуй, самого колоритного в истории Таджикистана политика знали уже давно: Саид Абдулло Нури болел раком и в последние несколько месяцев отошел от активной политики. Но, несмотря на то что сам Саид Абдулло Нури на предстоящих выборах не мог составить конкуренцию своему давнему оппоненту, нынешнему президенту Таджикистана Эмомали Рахмонову, публичная поддержка им кого-либо из других претендентов на президентский пост могла бы серьезно повлиять на результаты голосования. Однако своей смертью оппозиционер лишь завершил начатую официальным Душанбе накануне выборов «зачистку» политического пространства.

Мирная жизнь притупляет бдительность

Партия исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), которую Саид Абдулло Нури возглавлял в течение тринадцати лет, — единственная исламская политическая сила, официально действующая на территории Центральной Азии. Г-н Нури никогда не скрывал своей основной мечты — сделать из светского Таджикистана исламское государство. Эта мечта как нельзя лучше совпадала с целями исламских фундаменталистов создать в Ферганской долине единый халифат, поэтому многие аналитики называли Нури одним из идеологов исламского сопротивления.

Широкую известность он получил в 1997 году, когда от имени Объединенной таджикской оппозиции (ОТО), воевавшей с Народным фронтом во главе с Эмомали Рахмоновым, подписал в Москве соглашение о мире в Таджикистане. Этот документ положил конец пятилетней гражданской войне в республике. Именно после этого соглашения в состав кабинета министров Таджикистана вошли бывшие полевые командиры и на заседаниях правительства можно было наблюдать красноречивую картину: сторонники таджикского президента предпочитали сидеть отдельно от своих бывших противников, демонстративно не сбривших бороды даже после назначения министрами.

В конце 90-х формулировка «бывший член ОТО» считалась чуть ли не лучшей рекомендацией и многим помогла при решении личных проблем. Крупные города Таджикистана, прежде всего Душанбе, захлестнула волна передела собственности. Бизнес постепенно перешел в руки членов ПИВТ, которые считали себя победителями, а сторонников Рахмонова — проигравшими. Именно эти годы можно считать периодом роста влияния партии и, естественно, ее лидера. Но, увлеченные открывшимися возможностями, лидеры ПИВТ упустили роковой для себя момент, когда популярность партии начала падать.

Развенчание «героев»

Открытую атаку на Партию исламского возрождения официальный Душанбе начал чуть более трех лет назад. Сигналом открыть «огонь по штабам» послужили арест и осуждение Шамсуддина Шамсуддинова, который был заместителем Нури. До этого таджикские власти ограничивались процессами против рядовых боевиков, убивавших мирных жителей. Организаторов преступлений, как правило, даже не упоминали. Эти процессы постепенно меняли сложившееся у многих таджиков представление о членах оппозиции как о «героях».

Шамсуддинов стал первым высокопоставленным представителем оппозиции, против которого было возб

У партнеров

    «Эксперт»
    №30 (524) 21 августа 2006
    ФАС против строителей
    Содержание:
    Строители попали под надзор

    Федеральные власти обвиняют столичных застройщиков в ценовом сговоре. Возможная цель этой акции — остудить перегретый рынок жилья и тем самым создать условия для продвижения жилищного нацпроекта

    Обзор почты
    Экономика и финансы
    Реклама