Дамокловы ножницы межбюджета

Валерий Черницын
28 августа 2006, 00:00

Несмотря на ухудшающиеся налоговые условия для регионов, правительство Республики Коми сумело повысить доходность ее бюджета и научилось жить по средствам

Еще осенью прошлого года в политической жизни Республики Коми сохранялась интрига. У действующего главы региона, избранного на этот пост в декабре 2001 года, истекал срок полномочий, и, несмотря на изменившиеся правила выборов губернаторов, а соответственно, отсутствие необходимости в избирательных кампаниях, в Сыктывкаре происходило нечто вроде соревнования. Речь шла не просто о назначении той или иной персоны, а скорее об одобрении либо неприятии руководством страны курса, взятого республикой с 2002 года.

Смены власти не произошло: на утверждение Государственному Совету Коми президент снова внес кандидатуру Владимира Торлопова. «А был ли мальчик, то есть основания для самой интриги?» — поинтересовался «Эксперт» у главы Республики Коми.

— Насколько мне известно, ни у полномочного представителя президента в Северо-Западном федеральном округе Ильи Клебанова, ни у меня, ни у самого ближнего круга моих сподвижников оснований сомневаться не было. Республика решила многие проблемы, связанные с просчетами в экономической политике предыдущих лет, и стала успешно наращивать темпы развития, одновременно исправляя многолетние упущения социального характера.

Волнения, переживания, конечно же, были, но несколько другого плана: событие это для меня не рядовое, связанное с доверием президента, а это всегда большая ответственность. Ну а внутри республики, естественно, имелись люди, которые были заинтересованы выдавать желаемое за действительное, сохранять интригу как можно дольше и на ней получать собственную экономическую выгоду.

— Очевидно, своеобразной поддержкой вашему стратегическому курсу стал и визит в Сыктывкар Владимира Путина в апреле нынешнего года? Тем более что это был не предвыборный, а первый за всю историю края рабочий визит главы государства?

— Да, это был именно первый рабочий визит. Для меня это показатель того, что мы работаем в правильном направлении, а главное — показатель доверия, которое я должен оправдать. Кроме того, руководство страны и округа видит в регионе достаточно высокий потенциал для экономического развития. Полагаю, что и для проведения всероссийского совещания по такому больному вопросу, как проблемы лесопромышленного комплекса, Сыктывкар был выбран не случайно.

— То есть именно лесную отрасль вы считаете приоритетной для экономики республики, ее своеобразным локомотивом?

— Основные поступления в наш бюджет идут от нефтяников, угольщиков, газовиков и «бумажников». Если говорить о структуре налогов, то основными статьями пополнения бюджета служат налог на доходы физических лиц и налог на прибыль. Поэтому развитие лесной отрасли, которое подразумевает и увеличение работающих в ней людей, сможет оказать существенное влияние на рост именно этих доходов. Те проекты, которые разработаны правительством республики, способны дать мощный толчок развитию не только лесопромышленного комплекса. Ведь в лесных поселках всегда было немало побочных производств, на которых трудилось много людей. Сейчас большинство таких поселков, к сожалению, уже можно назвать «бывшими лесными». Но мы очень рассчитываем, что новые проекты вновь вдохнут в них жизнь.

— Что это за проекты?

— Их много, назову лишь некоторые. Прежде всего это Удорский целлюлозный завод: у нас есть твердая надежда, что ему будет оказана поддержка в правительстве России. Второй проект — строительство Троицко-Печорского целлюлозно-картонного комбината. Он хорошо проработан, обновлен и готов к реализации. Наконец, мы очень рассчитываем, что группа Mondi примет решение в пользу наращивания своих целлюлозных мощностей именно на территории Республики Коми, на базе АО «Монди Бизнес Пейпа Сыктывкарский ЛПК». Движение в этом направлении есть. Конечно, непросто все идет, но работа движется.

Если на территории республики будет реализована хотя бы часть из названных проектов, это даст нам то, о чем я говорил: возрождение и комплексное развитие лесной отрасли Коми, то есть увеличение заготовки древесины с нынешних 6,5 миллиона кубометров до 14–16 миллионов, оживление этих огромных территорий.

— Что еще дал республике визит президента России?

— Любой визит первого лица государства имеет практическое значение. И не только для дня сегодняшнего, но и на перспективу. Могу назвать несколько тем, о которых мы говорили с президентом и по которым приняты важные для Коми решения. Первая: правительству поручено рассмотреть вопрос выделения лимитов природного газа для будущего Сосногорского глиноземного завода — очень важная проблема, которая долгое время не решается (хотя сам проект получил от правительства поддержку).

Вторая: президент поддержал наши планы по реорганизации Интинской угольной компании — единственной в стране, оставшейся пока неприватизированной.

Третья: получена президентская поддержка нашей инициативы преобразовать республиканский финно-угорский культурный центр в федеральный. Недавние визиты в Сыктывкар министра культуры Александра Соколова и руководителя Федерального агентства по культуре Михаила Швыдкого — подтверждение тому, что эта работа началась и завершится в указанные сроки.

— Вы назвали проекты, которые могут оказать серьезное воздействие на лесную отрасль республики. А видите ли вы целесообразность и возможность вообще изменить отраслевую структуру экономики Коми?

— Наш регион — сырьедобывающий, так складывалось десятилетиями. И задача в том, чтобы наряду с увеличением добычи сырья увеличивать и его переработку. Еще одно важнейшее направление — комплексное освоение и максимально глубокая переработка сырья лесозаготовительной отрасли. И здесь есть огромные ресурсы. Убежден, что вокруг формирующегося в Коми горнорудного комплекса сложится большой круг сопутствующих производств, где будут заняты тысячи людей.

Существенное влияние как на развитие традиционных, так и на формирование новых отраслей окажет создание новой железнодорожной магистрали Архангельск—Сыктывкар— Пермь — проект «БелКомУр». Говорят о нем давно, но мало кто кроме нас верит, что он реализуем. Между тем «БелКомУр» позволяет значительно сократить транспортные издержки для многих компаний, работающих на территории не только нашей республики. Могу сообщить, что недавно мы обсудили этот проект с губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым и, утвердившись в его целесообразности, приняли решение о конкретных совместных действиях по его реализации.

Наконец, важно отметить, что после введения глиноземного завода подразумевается строительство алюминиевого.

— Вы с уверенностью говорите об алюминиевом заводе, несмотря на то что «Русал» неоднократно заявлял о намерении строить его в Красноярском крае?

— Никто с повестки дня строительство алюминиевого завода в Республике Коми не снимал. «Русал» как был, так и продолжает быть партнером СУАЛа в «Коми Алюминии». Насколько я знаю, никаких разговоров на предмет выхода «Русала» из этого проекта не было.

— Но можно оставаться в ЗАО «Коми Алюминий» и развивать только его глиноземную часть — как раз для завода в Красноярском крае. Ведь известно, что губернатор этого края пролоббировал на федеральном уровне проект развития Нижнего Приангарья и провел через Инвестфонд план его инфраструктуры.

— Очень рад за коллегу. Но могу еще раз сказать: планы какими были, такими и остались.

— А я уже готов был спросить, не обидно ли вам, что из республики «увели» алюминиевый завод. Выходит, что и оснований для обиды нет. Тем не менее нельзя не признать, что Богучанский алюминиевый завод — только часть довольно масштабного предполагаемого Приангарского кластера.

— Замечательно.

— И он достаточно стройно, логично выглядит и, как показало решение комиссии Инвестфонда, неплохо подготовлен. В основе лежит дешевая электроэнергия Богучанской ГЭС. Я знаю, что некоторые члены вашего правительства переживают из-за этого.

— И правильно, что переживают. Значит, должны сделать все, чтобы наш проект при любых условиях оставался наиболее привлекательным.

 — Вы упомянули план реорганизации «Интаугля». Действительно, эта компания, а равно и сам город, на фоне довольно богатой Воркуты и всего Печорского угольного бассейна выглядят парадоксально депрессивно: все-таки промышленный угледобывающий район...

— Инта, хочу заметить, действительно, неплохо жила в советские времена, в условиях планово-распределительной системы. Дело в том, что угледобывающие предприятия Инты всегда были не слишком рентабельны, а все издержки гасились государством. Но настали новые времена, и «Интауголь» стал брать кредиты, погашать которые оказалось не так просто. Уголь Инты востребован совсем не так, как уголь Воркуты, Кузбасса. Отсюда и все проблемы.

Однако Инта совсем не безнадежна. Сейчас «Интауглю» надо пройти очередную процедуру продажи акций на аукционе. Но, зная ситуацию (в том числе размер долгов, висящих на компании), можно заранее оценить «привлекательность» этого пакета. Поэтому, если торги вновь не состоятся, начнутся другие соответствующие процедуры. Есть расчеты специалистов, из которых видно, что после определенных мероприятий можно будет приступить к реорганизации компании. И именно реорганизация позволит вновь заговорить об интинском угле как о достойном товаре на настоящем рынке. А это значит, что Инта была, есть и останется благополучным городом, хотя, конечно, уже не с такой численностью населения, как сейчас. Впрочем, ее будущее связано в перспективе не только с углем. Там открыты и нефтяные месторождения, на части которых уже начинается реальная работа.

— В прошлом году вы возглавляли рабочую группу Государственного совета по разграничению полномочий между уровнями власти и неоднократно отмечали, что «ножницы» между социальными обязательствами региональных бюджетов и их налоговыми возможностями недопустимо широки. Как обстоят дела сейчас?

— Вот динамика этого процесса. В 2000 году из собранных на территории Коми налогов в Москву уходил 41 процент, в 2002 году — 53,8 процента, в 2005-м — 65,7 процента, по итогам шести месяцев текущего года — 68 процентов. Налоговые платежи в республике только в первом полугодии 2006 года выросли в полтора раза, при этом в федеральный бюджет — в 1,6 раза, в консолидированный бюджет Республики Коми — в 1,3. Не говорю, что это плохо или хорошо. Здесь в большей степени стоит вопрос о самой возможности выполнения обязательств, которые в соответствии с разграничениями полномочий перешли к субъектам.

Вторая проблема — отсутствие стимулов для наращивания собственной налоговой базы, необходимой для развития регионов. До сих пор не видно, чтобы федеральным министерствам, отвечающим за финансово-экономическую политику, было интересно стимулировать регионы к наращиванию собственных доходов. Мы в республике, например, гарантируем своим муниципальным образованиям перевод всех средств, заложенных в республиканский бюджет специально на их поддержку. Причем отмечаем, что деньги поступят даже в том случае, если они сами заработают дополнительно хоть рубль, хоть десять рублей. Да хоть сто тысяч! Ничего подобного со стороны центра в отношении субъектов нет.

Тем не менее мы наращиваем собственные доходы. Если вспомнить 2002 год, то он оказался очень тяжелым для экономики республики — был спад, случившийся не по нашей вине, так как за предыдущие годы накопилось очень много нерешенных проблем. И вот всего один пример: соотношение долговых обязательств республики и ее собственных доходов в тот год составило 110 процентов! Правительство республики вынуждено было ввести режим жесточайшей экономии — и многое из того, что ожидали люди после 2001 года, оказалось невозможно осуществлять: надо было элементарно приводить в порядок финансово-экономическую ситуацию. В результате уже в 2003 году указанная пропорция сократилась до 50 процентов, в 2004 году — до 37, а по итогам первой половины этого года — до 18 процентов! И хотя у нас остается значительно меньше средств, чем даже в прошлом году, за прошедшие четыре года правительство республики смогло увеличить доходы бюджета: если в 2002 году бюджет был 14 миллиардов рублей, то на конец 2006-го прогнозируем 26 миллиардов.

Однако при существующей системе межбюджетного распределения это уже предел. Мы как в той сказке: по углам помели да по сусекам поскребли. Дальнейшие надежды — в основном на те самые инвестиционные проекты, о которых я вам рассказал. Кстати, начиная с 2003 года прирост инвестиций в республике идет высокими темпами. В 2005-м, например, уровень иностранных вложений составил 160 миллионов долларов. Рост по сравнению с 2004-м — в 2,2 раза. А рост всех инвестиций за первые шесть месяцев 2006 года — в 2,3 раза.

— А как вы относитесь к слияниям субъектов федерации? В последнее время речь в этом контексте зашла о ваших соседях — Архангельской области и Ненецком автономном округе, и Республика Коми тоже довольно часто фигурирует в дискуссиях.

— Это далеко не простой и очень деликатный вопрос. Я солидарен с позицией, что все должно делаться вовремя и в «созревшей» ситуации. Это во-первых. Во-вторых, все зависит от людей, которые живут на данной территории. Захотят они объединиться — сами упросят власти и федеральные, и региональные; не захотят — вряд ли кто-то сумеет заставить их это сделать.