Неадекватное спокойствие

4 сентября 2006, 00:00

Пару недель назад американский сенатор от ярых республиканцев публично высказался в том духе, что Америке пора бы откровенно назвать страны, чья политика грозит ей энергетическим дефицитом, и озаботиться тем, чтобы избавиться от таковой зависимости. Сенатор был слишком свиреп, однако он говорил о вещах, принципиально важных для Америки.

Любое обсуждение бюджета — что в Штатах, что в Европе — становится для партий и политиков поводом для выражения своих политических позиций. Своего видения самых насущных проблем страны.

У нас ничего подобного не произошло. Несмотря на активную подготовку партий к выборам в парламент, ни одной из них не захотелось публично высказаться о проблемах нашего бюджета. Президент попросил правительство не путать депутатов, но, судя по всему, они и не собирались путаться. Слишком сложно для парламента.

Между тем проблемы у нашего бюджета есть. Первая — его профицит. Бюджетный профицит России в последние годы бьет рекорд за рекордом. В 2004 году он составил 4,3% ВВП, в 2005-м — уже 7,4% ВВП, в нынешнем — уже почти 9%. Это означает, что порядка 80 млрд долларов в год сознательно изымается государством из хозяйства и складируется в стабилизационном фонде.

Противников такого способа использования «нефтяных» денег в парламенте всегда было предостаточно, но их убедили в том, что иначе — инфляция. И конечно, депутатам недосуг разбираться и тем более брать на себя ответственность по такому сложному профессиональному вопросу.

А могли бы. Помимо прямых расходов на социальные нужды «лишние» деньги могли бы быть использованы для ускорения развития национальной финансовой системы. Эти деньги можно было бы вообще не изымать — снизив налоги, например на нефтепереработку, что позволило бы снизить темпы роста цен на бензин. И так далее и тому подобное. Но некому, некому.

Вторая проблема бюджета — уникальные расходы на село. Мы не поленились и посчитали долю разных статей расходов в бюджете на протяжении последних двенадцати лет. Так вот, доля расходов на село упала примерно с 2 до 0,4%. Более того, абсолютные расходы на село снизились в постоянных ценах в несколько раз! И дело не в нацпроекте в угоду президенту и его потенциальным преемникам. Дело в том, что там бедность, что те, кто решается заниматься сельским хозяйством, находятся в условиях жесточайшего давления со стороны закупщиков, что России нужны и сельское хозяйство, и сельская жизнь по целому ряду идеальных и практических причин. Но даже об этом сладком для политиков поводе боятся говорить ключевые партии.

Расходы на науку в бюджете — 0,9%. Доля падает уже многие годы. Но ведь Академия наук устарела, умерла, скажут нам современные политики. Пусть сначала сама восстановится, заявит о себе. Или пусть нацпроект объявят — тогда и за расходы можно будет высказаться, как и произошло с образованием и здравоохранением. Академия, может, и устарела, но разве не долг политиков создать условия для восстановления отечественной науки?

Расходы на оборону — 15%. В 1994 году был 21%. Теоретические рассуждения о суверенитете пока лучше удаются представителям ведущей партии, нежели практическая забота о нем. Тоже понятно — там же коррупция. Полезешь, неизвестно кому на ногу наступишь.

Доля расходов на регионы опять-таки сокращается. Нет необходимости подкармливать назначаемых губернаторов. Но проблем у регионов от этого меньше не стало. Отдать бы часть неперевариваемых в центре доходов в региональные бюджеты. Ведь сегодня расходы федерации и всех губернских и местных бюджетов практически равновелики, тогда как федеральный бюджет концентрирует две трети доходов. Сделайте и по доходам пропорцию 50 на 50 (именно так обстоит дело в США). Возможно, на местах яснее инвестиционные ориентиры, да и бизнес больше на виду — понятнее, кого привлекать в партнеры. Тоже страшно, да и незачем.

Возможно, и незачем, но именно эта вопиющая несамостоятельность и неквалифицированность парламента позволяет годами ничего не менять в финансовой политике страны.