Глас одинокого Суркова

Политика
Москва, 04.09.2006
«Эксперт» №32 (526)
Новый политический сезон начался со спора о суверенной демократии

В «Российской газете» прошел «круглый стол» на тему «Суверенное государство в условиях глобализации: демократия и национальная идентичность». Мероприятия подобного формата давно и заслуженно пользуются сомнительной репутацией и не обещают ничего, кроме скуки и пустословия. Однако состав участников и развернувшаяся после интервью Дмитрия Медведева «Эксперту» дискуссия о термине «суверенная демократия» на этот раз сулили если не зажигательное зрелище, то весьма любопытную дискуссию.

Формальным поводом для «круглого стола» стало обсуждение положений, изложенных в статье председателя Конституционного суда Валерия Зорькина «Апология Вестфальской системы». Его выступлением и открылось мероприятие. Зорькин ничего экстраординарного не придумал, он (что вполне естественно для юриста и главы Конституционного суда) просто взял и проанализировал идею суверенной демократии с точки зрения Конституции. И получилось у него, что «юридически по нашей Конституции нет ничего, кроме того, что Россия есть демократическое и суверенное государство. Следовательно, с этой точки зрения российская демократия суверенная, а суверенитет — демократический. Иное есть искажение Конституции». Вот так, просто и ясно. Кстати, действительно просто и вполне убедительно.

Слова Зорькина прозвучали как своеобразный ответ другому юристу, Дмитрию Медведеву, который в упомянутом уже интервью «Эксперту» тоже подчеркивал свой юридический взгляд и говорил как раз о том, что «суверенная демократия» — далеко не идеальный термин, а также о странном привкусе, который возникает, когда к слову «демократия» приставляются какие-то определения.

Об этом привкусе, не упоминая, правда, Медведева, с разным успехом говорили многие выступающие на «круглом столе» — в основном представители оппозиционных партий. Основная мысль: добавление к понятию «демократия» определения «суверенная» избыточно («несуверенной демократии не существует» — Сергей Караганов) и создает впечатление, что речь идет о какой-то неполноценной, усеченной демократии. Внятнее и жестче всех оказался коммунист Иван Мельников, заявивший, что особыми российскими стандартами демократии, обозначаемыми термином «суверенная демократия», «прикрываются имеющиеся в современной России авторитарные преобразования».

Сторонники же термина «суверенная демократия» (Глеб Павловский, Виталий Третьяков и представители «Единой России» Вячеслав Володин и Андрей Исаев) упирали в основном на то, что в современном мире демократия стала орудием десуверенизации. Нам навязывают дилемму: либо демократия по западному (в первую очередь американскому) образцу и под западным контролем (включающим в себя вмешательство во внутренние дела), либо авторитаризм. Суверенная демократия есть отказ от этой тупиковой дилеммы, демократический выбор нации, которая хочет сама отстраивать свое государство и отстаивать свои интересы (Павловский представил более сложную конструкцию, заявив, что в России под демократией понимали идеологию «присоединения» к западному миру.)

Впрочем, предста

У партнеров

    «Эксперт»
    №32 (526) 4 сентября 2006
    Бюджет
    Содержание:
    Бюджет без политики

    Заявления о предвыборно-социальной направленности федерального бюджета на 2007 год — сильное преувеличение. В отсутствие самостоятельных партий основным приоритетом всех бюджетов после 2003 года является пополнение стабилизационного фонда

    Обзор почты
    Реклама