Высшая образовательная политика

Марина Галушкина
4 сентября 2006, 00:00

Доступность качественного образования и его ориентация на инновационную экономику и глобальный рынок труда — таковы основные тенденции в мировом образовании

Какие образовательные задачи сегодня решает мировое сообщество? В каком направлении развивается образование? Какой образовательной политики придерживаются разные государства? Чтобы ответить на эти и другие вопросы, мы побеседовали с руководителями образовательных ведомств трех стран — России, США и Индии. Одни и те же вопросы мы задали Маргарет Спеллингс, министру образования США, Андрею Фурсенко, министру образования и науки РФ, и Даггубати Пурандещури, заместителю министра по развитию человеческих ресурсов Индии.

— Какие вызовы современный мир бросает образованию?

Даггубати Пурандещури: Часть населения нашей планеты малообразованна или вообще неграмотна, а современное образование должно быть доступным для всех и охватывать все социальные слои и группы. Например, в Индии, учитывая культурные и исторические особенности страны, необходимо сделать образование более доступным для женщин, представителей национальных меньшинств и детей, особенно девочек. Что касается сценария не национального, а международного образования, то речь в первую очередь идет о взаимном признании квалификаций и научных степеней. Существующее сегодня непризнание национальных дипломов разными странами — очень серьезный вызов для всего мира в условиях глобальной экономики.

Андрей Фурсенко: Уровень подготовки специалистов в мире в целом не соответствует задачам экономического и социального развития. Системы образования в ряде стран, в том числе и в Советском Союзе, были ориентированы на то, чтобы готовить людей, предлагающих новые технические решения. Эта задача актуальна и сегодня, но появилась и параллельная — готовить квалифицированных потребителей. Потребителей не благ, а наработанных технических решений, технологий, подходов, знаний. Люди должны научиться использовать эти наработки в конкретных ситуациях.

Второй вызов — вызов открытости. Если говорить про мировую систему образования, то она недостаточно ориентирована на внешнюю ситуацию: на потребности общества и экономики. В каких-то странах сильнее, в каких-то слабее, но в целом везде национальные системы образования замкнуты на себя, а не на внешние запросы.

Маргарет Спеллингс: Мы живем в мире, который меняется быстрее, чем когда-либо раньше, и для того чтобы соответствовать этому изменяющемуся миру, мы должны адаптироваться к быстрым изменениям и сами расти и двигаться быстрее. Мы должны предоставить студентам серьезную образовательную базу и помочь им развить критическое мышление и умение решать задачи. Это им потребуется, чтобы быть конкурентоспособными в XXI веке.

Несмотря на серьезные экономические, культурные, политические различия стран мира, представления государственных элит об образовании сближаются

— Что является бесспорным преимуществом вашего национального образования и какие проблемы в образовании пока не решены?

Д. П.: Мы гордимся тем, что в Индии достаточно хорошо развиты информационные технологии. Это явное наше достижение. Мы также очень продвинулись в области биотехнологий. И мы очень серьезно относимся к вопросу охвата образовательными услугами всех слоев населения. Согласно конституции нашей страны все граждане имеют равный доступ к образованию, но пока это не стало реальностью. У нас есть определенные схемы и планы по развитию как начального образования, так и образования в высших учебных заведениях. И эту задачу — сделать образование доступным для всех — мы уже начали решать и будем решать в дальнейшем. Это очень серьезный подход, и его я тоже считаю достижением.

А нерешенных проблем две. Во-первых, необходимо добиться международного признания индийских дипломов. Наши дипломы должны быть адаптированы к требованиям других стран и ими признаваться. Точно так же дипломы других государств должны приниматься и признаваться в Индии. Эта проблема никак не может быть решена одной страной, ее должно решать мировое сообщество совместными усилиями.

Во-вторых, необходимо открывать у нас в стране отделения продвинутых и успешных зарубежных университетов. Мы хотим, чтобы наши студенты учились во всемирно известных университетах, но не выезжая в другие страны, а прямо у себя дома, на территории Индии. Мы уже обращались к ряду европейских и американских институтов, например к Гарвардскому университету, с предложением создать в Индии филиалы. Это должны быть серьезные филиалы, со своими студенческими городками, лабораториями и прочим. Пока это не получается, но мы рассчитываем на то, что у нас все-таки будут филиалы университетов мирового класса, и мы работаем над решением этой проблемы.

 pic_text1 Фото — Дмитрий Лыков
Фото — Дмитрий Лыков

А. Ф.:

Я считаю, что русские люди не являются людьми жестких схем и стандартов. Мы склонны к инновационности, мы готовы к новым подходам, мы любим пробовать и творить. Это конкурентное преимущество нации, и образование здесь не исключение. Однажды Михаил Светлов сказал: «Я могу жить без необходимого, но я не могу жить без лишнего». Эти слова отражают и специфику российского образования: в нем всегда было довольно много всего «лишнего». И это сильное преимущество, потому что избыточность обеспечивает образовательное разнообразие, вариативность и возможность маневра.

Что касается основных проблем, то помимо замкнутости системы образования на себя это проблема недофинансирования. Сейчас мы существенно увеличили финансирование, но для того чтобы получить конкурентоспособное образование, мы должны инвестировать гораздо больше. Третья существенная проблема является психологическим следствием серьезного недофинансирования образования в девяностые годы. Сегодня, в период расширения финансирования, у людей появляется ощущение, что им возвращают долги. А когда долги возвращают, нельзя же чего-то требовать взамен. Логика возврата долгов бесперспективна, нам нужно переходить к логике взаимных обязательств. Мы увеличиваем ресурсообеспеченность образования, в свою очередь система образования решает ряд новых задач. Неготовность к логике взаимных обязательств — это и есть третья проблема. А все технологические вопросы вполне решаемы — при решении принципиальных проблем.

М. С.: Наше преимущество — это наша глубокая уверенность в том, что каждый ребенок должен получить свой шанс в плане образования, и наша настойчивость в достижении этого. Речь идет не только о детях, получающих специальное образование. Речь идет обо всех категориях детей: тех, у кого есть какие-то проблемы; тех, кто не говорит по-английски; тех, кто принадлежит к национальным меньшинствам. То есть механизмы доступа к образованию должны быть универсальными и обслуживать всех. В этом наша сила и наше преимущество, но это одновременно и наша большая проблема.

— Какие задачи сейчас стоят перед национальной системой образования?

Д. П.: В Индии есть неблагополучные группы населения, ранее не имевшие доступа к образованию, например это часть женщин, дети из малообеспеченных семей, представители национальных меньшинств. И сейчас мы решаем задачу включения этих групп в образовательные процессы.

Вторая образовательная задача имеет экономическую направленность. Семьдесят процентов населения нашей страны заняты в сельскохозяйственном производстве. И этим семидесяти процентам должны быть предоставлены услуги профессионалов, для того чтобы продукция сельского хозяйства Индии была реализуема на международном рынке. Маркетологи и другие специалисты, имеющие доступ к международным рынкам, должны образовательно-информационно охватить наших фермеров. Кроме того, профессионалы должны рассказать людям, занимающимся сельским хозяйством, о спросе на международных рынках на ту или иную продукцию. Это нужно для того, чтобы фермеры учились ориентироваться в условиях международного рынка, адаптироваться к этим условиям и изменять при необходимости направленность своей сельскохозяйственной деятельности в соответствии с изменениями мировых цен на продукты питания.

А. Ф.:

Главная задача — существенное улучшение качества образования. Речь идет в первую очередь об адекватном ответе на имеющиеся внешние вызовы: запросы общества; потребности экономики; необходимость образовательного сопровождения человека в течение всей его жизни; необходимость научить людей учиться. Для нашей страны вопрос доступности образования сводится к вопросу доступности качественного образования.

Еще одна задача — повышение ответственности регионов за уровень образования. В рамках национальных проектов был сделан упор на федеральную поддержку, и могло создаться впечатление, что федеральный центр опять начинает отвечать за все в образовании. Это не так. Регионы должны быть достаточно самостоятельны и ответственны за развитие территориальных образовательных систем. Для решения этой задачи будут сделаны дополнительные системные шаги.

 pic_text2 Фото — Олег Слепян
Фото — Олег Слепян

М. С.: Перед американским образованием сейчас стоят две задачи. Первая: обеспечить доступность образования высокого качества. Важно, чтобы каждый студент не просто получил определенное, что называется, «нормальное» образование, окончив курсы или учебное заведение, важно, чтобы образование позволяло ему постоянно превосходить эту «норму», все время достигать большего, потому что мир вокруг постоянно развивается и ставит перед нами все новые и новые задачи. Поэтому и качество обучения должно быть выше. Это требование времени можно сформулировать и так: нужно больше студентов, которые опережали бы себя и время.

Один из механизмов решения этой задачи — программа American Competitiveness Initiative («Развитие американской конкурентоспособности»). Это программа федеральной поддержки повышения качества образования в средних школах по математике, естественным наукам, технологиям. В рамках этой программы семьдесят тысяч учителей должны пройти переподготовку, в большинстве это учителя школ, где учатся дети из достаточно бедных семей.

Вторая задача — предоставить образовательные услуги тем, кто не имел ранее возможности получить образование. Это представители национальных меньшинств, например. Пять лет назад мы поставили перед собой цель, чтобы каждый ребенок страны имел достаточный уровень образования, как минимум умел читать и владел математическими навыками. Утвержденная конгрессом в 2002 году программа The No Child Left Behind Act («Ни одного отстающего ребенка») — это самое серьезное преобразование в американской образовательной системе за последние десятилетия. Уже сегодня уровень знаний и навыков по математике и чтению детей афроамериканцев и испаноговорящих американцев таков, какого не было никогда, а окончательно поставленная цель будет достигнута к 2014 году.

— Является ли развитие инновационных технологий стратегической задачей ваших университетов? В каких сферах сегодня сосредоточены инновационные разработки и как в них включены студенты?

Д. П.: Мы много усилий в высшем образовании направляем на развитие компьютерных, биомедицинских и инженерных разработок. И проблемы доступа к ним студентов не существует. Я не могу сказать, что каждый студент включен в работу с инновационными технологиями, но их доля очень велика.

А. Ф.: Национальные приоритеты России на ближайшие десять-пятнадцать лет требуют принципиально новых подходов. Нужны новые решения в сфере реальной экономики: и в области услуг, и в материальном производстве. Это создание новых материалов. Это создание новых технологий в сфере логистики, ведь очевидно, что Россия является уникальной страной с точки зрения возможностей транспортировки грузов через ее территорию. Думаю, что в среднесрочной перспективе мы останемся страной, в которой развивающейся отраслью будет энергетика. Следовательно, надо готовить специалистов для этой отрасли и разрабатывать новые подходы, связанные не только с выработкой энергоресурсов, но и с их использованием, транспортировкой, хранением. Однозначно важны вопросы экологии, и здесь тоже нужны новые подходы и новые специалисты.

Вследствие глобализации образование все более технологизируется, поскольку стандарты и масштабы международного рынка просто не позволяют действовать нетехнологично

Что касается включенности студентов в инновационные разработки, то она есть, но пока в недостаточных масштабах. Здесь принимается ряд мер: во всех проводимых вузовских конкурсах обязательным условием является участие студентов в научных разработках; проводятся научно-технические студенческие конкурсы; работают фонды, предоставляющие молодым людям гранты; в разрабатываемой новой федеральной целевой программе по нанотехнологиям есть специальный раздел о поставке научно-технического оборудования в целый ряд вузов страны, что обеспечит студентам возможность учиться на современном оборудовании.

М. С.: Всем известно, что в Америке частный бизнес и государственный сектор совместно участвуют во внедрении инновационных технологий. Такое партнерство дает хорошие результаты. Собственно, это и привело к прорывным достижениям во многих инженерных направлениях, к развитию компьютерных наук и нанотехнологий, исследованиям генома человека. Партнерские отношения государства и бизнеса в определенной степени явились двигателем экономического развития США. В университетах — и частных, и государственных — как раз и разворачиваются совместно с бизнес-компаниями научные и прикладные исследования. И в этот исследовательский процесс активно включены студенты.

— Какие образовательные задачи помимо подготовки к получению высшего образования решают школы вашей страны?

 pic_text3 Фото — Дмитрий Лыков
Фото — Дмитрий Лыков

Д. П.: Развитые информационные технологии — это один из признаков инновационного общества, и школа — самое подходящее место для их освоения. В рамках программы Operation Blackboard Scheme («Работающие классные комнаты») мы оснастили все сельские начальные школы компьютерами (в Индии большинство школ и школьников — сельские. — «Эксперт»). Индия — многоязычная страна, и мы считаем важным через школы поддерживать языковое разнообразие и стремиться к тому, чтобы дети знали несколько языков. В нашем школьном образовании используется около восьмидесяти языков. Кроме того, есть ряд специальных программ этического, морального, культурного плана.

А. Ф.: Я не считаю, что поступление в вуз — это венец всей жизни школьника. Это одна из возможностей, предоставляемая школой, но не единственная. Школы должны ориентировать своих учеников на гораздо более широкую палитру возможностей. Не менее важна воспитательная задача: воспитание человека членом общества, понимающим общественные законы, проблемы и ограничения; формирование у детей понимания того, что окружающие люди — разные, и готовности принять эти различия как важный и позитивный фактор устойчивого развития общества. Еще одна задача школы — обеспечить здоровье ученика, ведь без здоровья успех в жизни сомнителен. Речь идет о здоровом образе жизни и в школе, и по возможности за ее стенами. Наконец, школа должна научить человека учиться, получать новые знания и умения и быть готовым это делать в течение всей жизни.

М. С.: Школа должна помочь ученикам стать предпринимателями, новаторами и хорошими гражданами в будущем. Для того чтобы продвигать инновации, мы должны обеспечить нашим школьникам не только те навыки, которые необходимы для успешного обучения в университетах, но и навыки, позволяющие им в будущем эффективно работать и вести достойную жизнь.

Куда идет образование

Одна из черт современного образования — глобализованность. Несмотря на экономические, культурные, политические различия стран, представления государственной элиты об образовании становятся все более схожими. Равно как становятся схожими и требования к национальному образованию. Образование не «священная корова», оно должно обслуживать интересы экономики, общества и отдельных людей — такова твердая позиция всех трех собеседников «Эксперта». Столь же единодушно они признают и недостаточно высокое качество обучения и подготовки специалистов.

Другое проявление глобализации — наличие общего рынка, стать серьезными игроками на котором стремится большинство стран. Это стремление сквозило в словах высших чиновников образования: так, все они настойчиво упоминали необходимость введения международных стандартов в образовании.

Беседы с министрами позволяют сделать вывод: развитие мирового образования сегодня определяется двумя основными тенденциями — достижение социальной справедливости и повышение качества. О социальной справедливости чиновники говорят, делая упор на доступность образования. Суть в том, чтобы каждый человек, независимо от его гражданства, места проживания, национальности, принадлежности к определенной социальной страте, финансовых обстоятельств, способностей, здоровья, пола и возраста, имел возможность получить образование. И это справедливо. Сегодня около восьмисот миллионов людей в мире вообще безграмотны и более ста миллионов детей не имеют возможности ходить в школу. К 2015 году планируется обеспечить всем детям возможность учиться в школе.

Пока страны третьего мира с помощью мирового сообщества внедряют обязательное начальное образование, более развитые государства озабочены другой проблемой — они стремятся обеспечить своим гражданам доступ к более качественному образованию. Это вторая мировая тенденция — повышение качества образования. Здесь имеются в виду: ориентация на инновационную экономику, на развитие человека, на запросы международного рынка труда.

Две названные тенденции действительно мировые. Хотя мы поговорили всего с тремя руководителями образования, но, во-первых, за ними стоят совсем не последние страны, а во-вторых, всякое продвинутое в смысле образования государство, что западноевропейское, что восточное, именно такую политику, направленную на качественный скачок в образовании и его доступность, и ведет.

Признанные акценты

В фаворе и в школьном, и в вузовском образовании сейчас научно-техническая предметность: математика, естественные науки, технологические и инженерные дисциплины. Г-жа Спеллингс говорит об этом особенно настойчиво, да и вообще первыми в новейшей истории такой подход стали продвигать американцы. Только на уже упоминавшуюся программу American Competitiveness Initiative, поддерживающую эту предметность в средних школах, выделено 380 млн долларов. Стоимость двух других программ (Academic Competitiveness Grants, National Science and Mathematics Access to Retain Talent Grants), предоставляющих гранты способным молодым людям из неимущих семей как раз на повышение естественнонаучной квалификации, составляет 790 млн долларов на 2006–2007 годы. А через сенат продвигается инициатива повышения зарплаты преподавателям математики и естественных наук, правда, эта инициатива встречает резкое сопротивление учительского профсоюза. Как считают аналитики CNN, основная причина пристального внимания американцев к преподаванию математики и научных дисциплин — ощущение надвигающегося проигрыша в экономической гонке между США, Китаем и Индией. Но, как бы то ни было, сама установка на то, что качественное преподавание этих предметов важно для существования инновационного общества, принята большинством стран.

Столь же общепринятыми в мире являются: установка на обучение взрослых; поддержка многоязычия и межкультурных коммуникаций как условия взаимопонимания; развитие информационно-коммуникационных технологий; создание крупных университетов, где учится по 100–150 тыс. студентов.

«Человекоориентированная» тенденция в образовании диктуется как экономическими соображениями, так и гуманитарными, уравновешивая мощное распространение научно-технического подхода

Что касается способов и инструментов решения поставленных задач, о которых нам рассказали наши высокопоставленные собеседники, то их три вида: общие, совместные и внутренние. К общим, то есть признанным во всем мире, относятся: частно-государственное партнерство; создание сетевых структур, связывающих исследовательские центры, университеты и бизнес-организации; децентрализованное управление образованием с привлечением гражданских институтов; повышение инвестиционной привлекательности образовательных структур, экспорт образования. Для решения совместных задач создаются совместные инструменты, как то: международные системы оценки качества образования; модели сопоставления национальных образовательных систем; методы взаимопризнания профессиональных квалификаций и дипломов. Остаются и внутренние проблемы развития образования, требующие внутренних же способов решения. Так, если Индии нужно преодолеть гендерное неравенство в образовании, то для России актуально заставить заниматься образованием регионы. Если американцам нужно подтянуть среднюю школу, то индийцам важно обеспечить образовательную поддержку фермерам.

Стандартное и уникальное

Может создаться впечатление, что процессы глобализации и технологизации сильно обезличивают образование. Это не совсем так. Стандарты стандартами, но есть еще и специализация: кто-то более силен в подготовке управленцев, а кто-то — медиков. При этом лидеры специализаций, конечно, будут заниматься экспансией национальной образовательной специфики, диктуя всем остальным эталоны профподготовки. С другой стороны, особые характеристики отдельных стран (многочисленность сельского населения, большой миграционный оборот, многоконфессиональность и т. д.) заставляют учитывать эти особенности в учебных программах. И тогда программы становятся уникальными. А может быть напрямую поставлена задача сохранения и развития национальной специфики. Последнее, пожалуй, самое важное, хотя бы потому, что во многом через образование у людей происходит национальная самоидентификация.

То есть для сохранения собственной уникальности образовательная элита должна четко представлять себе, чем сильно национальное образование, и именно это и продвигать на мировой рынок. Плюс развивать внутренние программы как уникальные продукты. Плюс вкладывать деньги в инновации. Плюс четко определить явные или слабоуловимые характеристики образовательных процессов, благодаря которым происходит однозначное узнавание: это японское (русское, немецкое) образование. И сделать эти характеристики устойчивыми.

Кстати, в ответах на вопрос о национальных преимуществах индийский и американский руководители образовательных ведомств назвали преимущества как раз глобального характера (информационные и биотехнологии, доступность образования) в отличие от российского министра, который говорил об исключительно русских чертах (креативность людей, «избыточность» образования, обеспечивающая образовательное разнообразие). Возможно, Америка и Индия в гораздо большей степени, чем Россия, мыслят категориями мирового образования, а значит, начинают отождествлять свое и общее. А возможно, для российского образования гораздо более актуально, чем для американского и индийского, сохранить и развить присущее ему своеобразие.