Сбитый прицел

Экономика и финансы
Москва, 11.09.2006
«Эксперт» №33 (527)
Пора прекратить гордиться высоким кредитным рейтингом страны и срочно повышать эффективность государственных институтов. Именно слабость государства рассматривается иностранными инвесторами в качестве главного препятствия ведения бизнеса с Россией

Международное рейтинговое агентство Standard & Poor's повысило долгосрочный кредитный рейтинг России по обязательствам в иностранной валюте на одну ступеньку — с ВВВ до ВВВ+. Больше всего аналитики агентства впечатлились ростом золотовалютных резервов и профицитом бюджета. «Можно ожидать, что золотовалютные резервы Центрального банка Российской Федерации, включая запасы стабилизационного фонда, к концу 2006 года достигнут 285 млрд долларов (четырехкратное увеличение с 2003 года), покрывая платежи по счету текущих операций почти за девять месяцев и превосходя краткосрочный долг более чем в 4,5 раза, — говорится в сообщении S&P. — В то же время продуманное управление в налогово-бюджетной сфере улучшило показатели бюджета страны: долг расширенного правительства снизится до менее 10% ВВП в следующем году, составив менее одной трети от медианного значения для стран рейтинговой категории ВВВ».

Инерция авторитета

Безусловно, при анализе кредитоспособности страны агентство принимает во внимание не только размер золотовалютных резервов и налоговые поступления в бюджет, но и макроэкономические (структура и рост экономики) и даже некоторые политические факторы, такие как политическая стабильность. Но все они учитываются только для того, чтобы сделать заключение о вероятности выполнения обязательств по договорам займа. Но у нас почему-то укоренилось мнение, что S&P, Moody's и Fitch оценивают нечто большее, чем просто кредитоспособность.

Почему так случилось? Ответ прост: в течение долгого времени Россия боролась за право называться кредитоспособным заемщиком, за выход из категории банкротов. Оценка прогресса в этом направлении — тот самый кредитный рейтинг. Тот факт, что до сих пор именно кредитный рейтинг воспринимается широкими слоями общества как некая интегральная оценка развития страны, тесно связан с другим фактом: до сих пор на вопрос «Чего вы больше всего боитесь?» в социологических опросах люди часто отвечают: «Кризиса», подразумевая именно долговой кризис.

Но ведь на самом деле в рыночной экономике кризисы бывают разные. Есть долговые и валютные кризисы, свойственные слабым экономикам, а есть кризисы перепроизводства, которым подвержены вполне здоровые в целом экономики. Россия еще далеко не самая здоровая экономика, но она уже далеко отошла от края долговой пропасти, и для оценки ее самочувствия, ее состояния более важную роль начинают играть другие рейтинги, тогда как значимость именно кредитных рейтингов снизилась.

В связи с этим весьма показательно, что последнее решение S&P российские финансовые рынки практически «не заметили». Серьезная позитивная корректировка рынка могла быть лишь в одном случае — когда в ответ на повышение рейтинга ожидается выход на рынок новых классов или слоев иностранных инвесторов. Но такие события случаются не часто. Обычно лишь в связи с получением страной суверенного рейтинга так называемого инвестиционного качества. Россия уже давно вышла на рейтинги инвестиционного уровня — первым нам дало инвести

У партнеров

    «Эксперт»
    №33 (527) 11 сентября 2006
    Кондопога
    Содержание:
    Тема: война в городе

    Московские СМИ поспешили увидеть в кондопожских событиях эскалацию праворадикальных настроений русских. Никто не пожелал увидеть настоящую причину городской войны — невероятную по масштабам и последствиям коррупцию

    Обзор почты
    Общество
    Реклама