Расплывчатый образ врага

Тема недели
Москва, 25.09.2006
По-видимому, в Кремле уверены, что обналичивание денег используется для отмывания средств, похищенных из федерального бюджета. В противном случае более активная борьба с обналичкой просто не имеет смысла

Реакция российских властей на убийство Андрея Козлова оказалась не то чтобы предсказуемой, но вполне традиционной: президент потребовал от правоохранительных органов активизировать борьбу с незаконными банковскими операциями. И в первую очередь с обналичиванием денег, поскольку, по общему убеждению (пока, впрочем, не подтвержденному фактами), первый зампред Центробанка был убит как раз за то, что слишком активно отзывал лицензии у банков, специализирующихся на обналичке.

«Использование банковских институтов для криминальных целей, к сожалению, продолжается, и мы с вами являемся свидетелями обналичивания ежемесячно в стране миллиардов рублей, — заявил Владимир Путин. — Мы являемся свидетелями вывода огромных финансовых ресурсов за границу. Средства, которые в огромных количествах обналичиваются каждый день через банковскую систему страны, используются не только на оплату в конвертах услуг работников в определенных сферах. Эти средства используются также на оплату чиновников, предоставляющих услуги представителям бизнеса в обход закона и интересов общества, то есть фактически идут на огромные взятки. Эти средства используются на криминальные цели в широком смысле этого слова».

В соответствии с требованиями главы государства борьба с незаконными банковским операциями будет активизирована по двум направлениям. Первое — ужесточение законодательства. Второе — объединение сил правоохранительных органов и Центробанка путем создания «оперативно функционирующей межведомственной рабочей группы», включающей в себя представителя прокуратуры, налоговой службы, финансовой разведки, ФСБ и МВД России при участии Центрального банка. «Уровень представительства должен быть не ниже заместителя руководителя соответствующего ведомства при координирующей роли Генеральной прокуратуры», — потребовал Владимир Путин. Таким образом, на борьбу с обналичкой мобилизуется вся карательная мощь государства.

Говорим «отмывание», подразумеваем «обналичка»

Чтобы адекватно оценить соразмерность задействованных сил и целей, которые предполагается достичь, необходимо сначала определиться с терминологией. Сегодня термины «обналичка» и «отмывание денег» и чиновниками, и аналитиками, и многими СМИ употребляются как синонимы. Мало того, «обналичивание денег» в публичных выступлениях звучит все реже, а «отмывание» — все чаще.

Между тем между этими понятиями есть принципиальная разница. Заключается она в том, что отмывание денег, в отличие от обналичивания, — это уголовное преступление, предусмотренное действующим российским законодательством. «В соответствии со статьей 174 Уголовного кодекса РФ под отмыванием денежных средств или иного имущества понимается их легализация, то есть совершение финансовых операций и других сделок с денежными средствами или иным имуществом, заведомо приобретенными другими лицами преступным путем, — говорит начальник департамента налогового и финансового права юридической фирмы “Частное право” Елена Наговицына. — Кроме того, помимо собственно Уголовного кодекса Р

Новости партнеров

«Эксперт»
№35 (529) 25 сентября 2006
Борьба с обналичкой
Содержание:
Расплывчатый образ врага

По-видимому, в Кремле уверены, что обналичивание денег используется для отмывания средств, похищенных из федерального бюджета. В противном случае более активная борьба с обналичкой просто не имеет смысла

Наука и технологии
Обзор почты
Наука и технологии
Реклама